Меню

1 кор 14 34 с толкованием свт феофилакта болгарского

Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

Священное Писание Нового Завета

Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский (2-я пол. XI в. – нач. XII в.)

Биография

Общие предварительные сведения

Феофилакт Болгарский почитается Церковью как выдающийся богослов, церковный писатель. Широкому кругу людей он известен как толкователь Священного Писания Нового Завета.

О дне и даже годе рождения Феофилакта Болгарского мы не можем сказать с достоверной определенностью. По разным свидетельствам и оценкам, весьма приблизительным, его дата рождения определяется периодом с 1050 по 1060 год. Родился будущий епископ Феофилакт на острове Эвбея, вероятно, в городе Халкисе. Из дошедших до нас исторических сведений известно, что он имел фамилию Ифест.

По всей видимости он ещё в юности получил хорошее образование. Обучался в Константинополе, величайшем культурном, политическом и образовательном центре страны. Считается, что одним из учителей, сильно повлиявшим на формирование мировоззрения Феофилакта как богослова, был известный мыслитель, Михаил Пселл.

Диаконское служение

По завершении обучения, Феофилакт остался в столице. Здесь его возвели в сан диакона, здесь он служил в храме Святой Софии.

В тот период он носил звание ритора Великой Церкви. Какое-то время служил в школе при Патриаршей кафедре. Одной из его центральных обязанностей было преподавать риторику, толковать тексты Священного Писания, составлять поучения во славу Божию, на благо верующих.

Дарования Феофилакта, преданность идеалам христианской веры, ревность сделали его известным при дворе императора Михаила VII. Сын Михаила VII и Марии Аланской, царевич Константин Дука, потенциально возможный наследник престола, был воспитанником Феофилакта.

Мария Аланская оказывала Феофилакту благочестивое покровительство. По ее просьбам последним было составлено несколько богословских произведений.

Через какое-то время Феофилакт удалился в Охрид. Полагают, что причина переселения могла быть связана с опалой, которой подверглась семья умершего Михаила (наследником престола был объявлен сын императора Алексея Комнина — Иоанн).

Архиерейское служение. Начало пути

Дата возведения Феофилакта на архиепископскую Болгарскую кафедру покрыта забвением. По одним сведениям, это произошло в период 1089 — 1090 годов; по другим, на несколько лет раньше.

Известно, что начало деятельности Феофилакта на новом месте служения сопровождалось многочисленными трудностями. Когда он ещё только въезжал в Охрид, горожане встретили его криками. Однако это не были крики всеобщей народной радости, ликования и дружественного восторга. Напротив, жители города выражали ему недоверие, насмехались и протестовали.

Такой необычный приём был связан не с личными качествами архиерея, а с воспоминанием встречавших о былой независимости и самостоятельности Болгарской Церкви. В новом архиепископе Феофилакте жители видели чужака, назначенца со стороны.

Всё это не могло не отразиться на внутреннем настроении нового архипастыря, не могло не поставить его перед столь же необходимым, сколь и трудным вопросом: как управлять паствой, которая изначально настроена на вражду к своему архиепископу?

Борьба с трудностями. Истинный пастырь Христов

Первое время Феофилакт тосковал по столице, однако при этом хорошо понимал смысл своего епископского призвания и предназначения, и, уповая на Бога, стремился избегать пагубного чувства уныния и отчаяния.

Большую опасность для вверенной ему паствы представляли широко распространённые еретические и раскольнические течения, раздиравшие общность верующих изнутри. Данной напасти он противопоставил молитву и проповедь, организацию приходской жизни.

Блаженный отец старался преодолеть сложившийся кризис. Проявляя ревность, мудрость, терпение, лидерские способности он всё же сумел наладить доверительные отношения с паствой и взять ситуацию под неусыпный пастырский контроль.

Понимая, что стадо Христово нуждается не в пастырях вообще, а в добродетельных и ответственных священнослужителях, большое внимание он уделял выбору кандидатов в священники и епископы.

Однажды местный правитель решился просить его возвести в епископское достоинство одного из своих фаворитов. При этом он обещал отблагодарить блаженного отца. Святитель же ответил, что если бы тот человек был достойным, то не его, Феофилакта, следовало бы благодарить, но он сам, Феофилакт, должен был бы быть благодарным правителю за рекомендацию и совет; но коль скоро того человека не знают как праведника ни в местной Церкви, ни в Константинополе, то как можно возводить его во епископа?

Немало сил отнимала у него и борьба за церковное имущество. Учитывая, отдаленность тамошней Церкви от столицы, местные сборщики податей стремились взять со служителей Церкви гораздо больше, чем того требовало законодательство. В этой связи он получал множество тревожных сигналов от священнослужителей.

Читайте также:  60 цзя цзы толкование счастья и несчастья характера комбинаций

Противодействие Феофилакта желанию обогащения сборщиков за счёт нивы Божьей, воспламенило их гнев против него лично. Движимые жаждой наживы и не только, нечестивцы стали распространять о нём слухи в Константинополе, будто он, в целях собственного обогащения, препятствует политике властей.

В самой Болгарии действующий при их поддержке Лазарь, церковнослужитель, распрострянял о святом ложные слухи, желая настроить против него в первую очередь тех, кого он (Феофилакт) наказал или за ереси, или за неблаговидное поведение, а во вторую — народные массы.

Помощью Божьей блаженный Феофилакт преодолевал все эти трудности, а его доброе делание приносило добрые плоды. В сознании искренне верующих он оставался ответственным и деятельным архипастырем, заботливым отцом.

Много раз он лично ездил в Константинополь, чтобы ходатайствовать о своей пастве. Среди его знакомых были и влиятельные люди, помогавшие Болгарским храмам и обителям.

После того, как покровительствовавшая ему прежде Мария отстранилась от дел и предалась подвижничеству, он продолжал с ней общаться как с другом и как с сестрой во Христе.

Когда именно случилась кончина блаженного Феофилакта, нам неизвестно. Некоторые из его сочинений, дошедших до нашего времени, датируются первой четвертью XII века.

Согласно сведениям, содержащимся в ряде сербских исторических источников, под конец земной жизни он переселился в Солунь, где и встретил свою земную кончину.

Источник

Глава четырнадцатая

Сравнивает языки с пророчеством и показывает, что они не совершенно бесполезны сами по себе; ибо говорят не людям, но Богу, то есть не говорят удобопонятное и ясное для людей, но Духом Святым говорят таинственное. Посему, как говорящие от Духа, они – великое дело, а как неполезные людям, они – ниже пророчества. Ибо оно и от Духа и многополезно; оно назидает нетвердых, увещает и возбуждает нерадивых, утешает малодушных. Итак, Павел везде поставляет высшим то, что полезнее.

Многие, говорящие языками, не могли объяснить того, что сами говорили. Посему они были полезны только сами себе. А пророчествующий полезен для всех слушателей. Посему какое расстояние между пользой одному и пользой Церкви, такое же расстояние между языками и пророчеством.

Пророк, говорит, выше; но выше того, кто только говорит языками, а не умеет объяснить. Если же умеет и объяснить, то он равен пророку. Ибо чрез объяснение того, что говорит языком неясно, он назидает Церковь. Объяснение было также дарованием, и иным из говорящих языками подавалось, а иным не подавалось.

От вещей не необходимых перешел к необходимейшим, упомянул о трубе, и говорит, что и от нее бывают стройные звуки, одни приготовляющие к войне, а другие отвлекающие от войны. Если она будет издавать неясный и неопределенный звук, то воины не будут готовы, и что пользы от неясного звука?

Дабы не сказали: «какое к нам отношение имеет пример свирели и трубы?», говорит: если и вы даром языков не будете произносить слов вразумительных, то есть ясных, то вы говорите напрасно и на ветер, потому что никто не понимает; ибо вся сила в том, чтобы дар был полезен, для чего же он подавался? Ужели для того, чтобы находил пользу один только получивший его? Если же он желал быть полезным и для других, то должен был или молиться Богу и чрез чистую жизнь получить дар истолкования, или обратиться к тому, кто может изъяснять. Павел для того говорит это, чтобы соединить их друг с другом, и чтобы они не считали себя достаточными для самих себя, но принимали к себе тех, которые могут и истолковать: ибо тогда дар будет полезнее.

То есть столько наречий появилось в мире, скифское, индийское, фракийское и иных народов, и все племена говорят что-нибудь; ибо они не без языка.

Если я не буду разуметь значения слов, то говорящий покажется мне чужестранцем, то есть говорящий непонятное; подобным покажусь и я ему, не по худости слов, но по нашему непониманию.

Указывает способ, как дар этот сделать полезным для многих. Говорит: говорящий языками пусть молится, дабы получить и дар истолкования. Значит, они сами виновны в том, что не получают дара истолкования, потому что не просят его у Бога.

Читайте также:  158 ук рф толкование

Дабы не подумали, что решительно унижает дарование языков, говорит: ты с своей стороны хорошо благодаришь, но, так как при этом нет пользы ближнему, благодарение твое бесполезно.

Дабы не подумали, что унижает этот дар потому, что сам не имеет его, говорит: я более всех говорю языками.

Показав, какое место занимает дар языков, употребляет наконец грозную речь и порицает их за то, что они мудрствуют, как дети. Ибо поистине детям свойственно удивляться предметам малым, потому что они могут поражать, каковы и языки, и пренебрегать предметами великими, потому что они не обнаруживают ничего нового, каковы и пророчества. Итак, здесь убеждает не превозноситься, даже просто не знать, что такое злоба, как и дети не знают, а умом быть совершенными, то есть рассуждать, какие дарования выше и полезнее. И иначе: «на злое младенец» тот, кто никому не делает зла, но незлобив, как дитя, а совершен умом тот, кто, не делая никому зла, приносит еще пользу, и не только зла избегает, но и добродетели достигает, и сохраняет сам себя невредимым от вещей временных. Это наставление подобно следующему: «будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» ( Мф.10:16 ).

Опять сравнивает пророчество с языками, и показывает превосходство его, а в чем оно, видно из того, что сказано далее. «Законом» обычно называет весь Ветхий Завет. Посему и теперь о словах, написанных в конце книги Исаии ( Ис.28:11–12 ), говорит, что написаны в законе. Словами «но и тогда не послушают Меня» показывает, что чудо могло изумить их, но если они не убедились, то это их вина. Ибо Бог всегда делает Свое и являет Свой промысл, хотя знает, что люди не покорятся, – дабы они были безответны.

Знамение изумляет, но не научает и не приносит пользы, а часто и вредит, как язык без истолкования, почему далее ( 1Кор.14:23 ) и говорит: «не скажут ли, что вы беснуетесь?» Притом знамения и даны для неверующих, ибо верующие не нуждаются в них, потому что они уже веруют.

В древности и псалмы составляли по дарованию, и на учительство подаваем был дар. Откровением же называет пророчество, давая роду имя вида. Упоминает и о даре языков, дабы не сочли этот дар совершенно презренным и не входящим даже в ряд дарований. Все это, говорит, пусть бывает к назиданию. Ибо отличительное свойство христианина – назидать, приносить пользу. Как же может назидать, приносить пользу тот, кто имеет один только дар языков? Так: если он сойдется с имеющим дар истолкования, и они будут проявлять свои дарования в союзе.

Если не будет иметь истолкователя, пусть не говорит в церкви, дабы не показаться чужестранцем, произносящим непонятное и невразумительное для многих. Если же будет настолько тщеславен, что не захочет молчать, то пусть говорит себе и Богу, то есть без шума и тайно, про себя, так, чтобы слова его были слышны одному только Богу, а не людям. Смотри, как, казалось бы, дозволяет, а между тем запрещает.

Между пророками укрывались и волхвователи. Посему говорит: пусть прочие рассуждают о них, дабы не укрылся в тайне как-нибудь волхвователь. Ибо как выше ( 1Кор.12:10 ) сказано, что был дар и «различения духов» для распознания ложных и истинных пророков. Повелевает пророчествовать «двоим» или «троим», для соблюдения благочиния и для того, чтобы во множестве не укрылись волхвователи.

Здесь научает благочинию и смиренномудрию. Когда, говорит, Дух возбудит другого, ты, первый, молчи. Ибо если бы Духу угодно было, чтобы ты говорил, то «все, один за другим, можете пророчествовать», то есть не печалься, ибо можешь и ты, и другой, и все пророчествовать поодиночке и преемственно. Ибо это дарование не ограничивается одним только, но подается всем, дабы вся Церковь поучалась и получала поощрение к добродетели.

И это в утешение тому, которому повелел молчать. Слова эти имеют такое значение: не возражай, не противься. Ибо Сам Дух, то есть дарование, находящееся в тебе, и действие Духа, находящегося в тебе, повинуется дарованию другого, возбужденного к пророчеству: и если Дух повинуется, то тем более ты сам, получивший Духа, не должен возражать. Некоторые же понимали так: языческие прорицатели, если раз овладел ими бес, хотя бы и хотели, не могли молчать; а наши святые пророки не так, но от их воли зависит молчать или говорить. Это и значат слова: «духи пророческие», то есть дарования, «послушны пророкам» и воле пророков молчать и не молчать. Дабы имеющий это дарование не сказал: «как я, по твоему повелению, могу молчать, когда я говорю по побуждению от Духа?», говорит, что Дух Сей, побуждающий тебя, повинуется тебе, и в твоей уже власти состоит молчать, и потому на Духа не ссылайся напрасно.

Читайте также:  10 слов неологизмов с толкованием

Показывает, что и Богу так угодно, чтобы первый молчал; потому что Бог не есть Бог неустройства и беспорядка (а беспорядок будет, если никто не молчит, а все пророчествуют), но мира. Сей мир соблюдается во всех Церквах у святых, то есть верующих. Ибо есть церкви эллинские и греческие. Постыдитесь и вы вести себя иначе, нежели как ведут себя все церкви.

Указав хороший порядок всему, что касалось дара языков и пророков, именно, чтобы немногие пророчествовали, и оттоле не происходило бы замешательства и неустройства, теперь уничтожает беспорядок, происходивший от жен, и говорит, что они должны молчать в церкви. Потом говорит нечто большее, именно, что им приличнее быть в подчинении. Ибо подчинение означает молчание от страха, как это бывает в рабынях. «Законом» же называет книгу Бытия, в которой написано: «к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» ( Быт.3:16 ). Если же жене определено быть в подчинении у мужа, тем более – у духовных учителей в церкви.

Чтобы не сказал кто-нибудь: если они не будут говорить, то как научатся тому, чего не знают? отвечает, что они дома должны учиться у мужей своих. Это сделает их скромными, а мужей более внимательными, так как они должны будут слышанное ими в церкви точно передать женам по их вопросам. Заметь же, что женам не позволено в церкви говорить даже о предметах необходимых и душеполезных.

Быть может, они красовались духовными беседами в церкви; а он, напротив, говорит, что это для них бесславно и постыдно.

Речь обращена к кому-то, как бы возразившему ему. Что говорит, вы противитесь, и не признаете хорошим, чтобы жены молчали в церквах? Не потому ли, что вы учители, и от вас проповедь перешла к прочим? Ужели вера утвердилась у одних вас, и вы не должны принимать то, что принято другими? Вы – верующие, но не первые, не единственные. Посему и вы должны охотно принимать то, что угодно вселенной.

К концу поставил то, что сильнее всего, именно, что так повелевает чрез меня Бог, и это, несомненно, признает тот, кто у вас почитается пророком или имеющим иное какое-нибудь духовное дарование, например, дар знания.

То есть: я сказал; кто хочет, тот поверит. Такой тон речи показывает человека, не свое желание старающегося исполнить, но имеющего в виду общую пользу. Так обыкновенно поступает Павел тогда, когда не очень нужно противоречить. Ибо какая нужда Павлу противостоять и убеждать, что слова его суть заповеди Божии, когда он говорит своим ученикам, и сказал уже, что кто духовен, тот признает их божественность? Очевидно, что все поспешат назвать их божественными, дабы показаться духовными.

Поговорив о дарованиях, вставил слово о женщинах: теперь опять говорит о дарованиях, и дару пророчества дает первое место, сказав: «ревнуйте», а дару языков – второе. Не сказал: позволяйте, но: «не запрещайте». Так мы обыкновенно говорим о предметах не необходимых, ни позволяя, ни запрещая.

Как бы сразу все исправляет, и то, что касалось говоривших на языках, и то, что касалось жен, говоривших в церкви, и вообще все, что у них происходило не в порядке. Благопристойно же и чинно будет все тогда, когда говорящие на языках будут говорить с истолкованием, а не как беснующиеся, когда пророки будут друг другу уступать, когда жены будут молчать.

Источник

Adblock
detector