Меню

Человек мера всех вещей толкование

«Человек есть мера всех вещей». Вы согласны?

«Человек есть мера всех вещей». Эта фраза многим известна, но ее продолжение, думаю, знакомо далеко не каждому. Еще в V веке до н.э. софист Протагор подарил ее эллинам, Платон увековечил ее в своем произведении «Теэтет», так она дошла и до нас с вами.

Давайте вспомним, как эта фраза звучит полностью, и поразмышляем над ней: «Человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют» (Платон, «Теэтет», 152а).

Да, человек познает мир, измеряя все относительно себя (большое, маленькое, быстрое или медленное), и это естественно — мы все соизмеряем с собой, своим мнением, пониманием.

Пока мы с вами размышляем в категориях ощущений и эмоций — холодно или жарко, интересно или нет, нравится или не нравится — безусловно, мы будем сталкиваться с бесконечным множеством мнений. И, как говорится, сколько людей, столько и мнений. Например, стоит заговорить о погоде или климате, о недавно увиденном фильме или прочитанной книге, о человеке, событии или месте, в котором вы побывали, — и тут мы встречаемся с бесконечным разнообразием всевозможных мнений и «экспертных оценок», как нельзя лучше иллюстрирующих, что сказанное 2500 лет назад не потеряло своей актуальности и в XXI веке. Каждый считает свою точку зрения «истиной в последней инстанции».

Почему же так происходит? У каждого из нас своя шкала измерений (свой Фаренгейт и Цельсий), когда речь идет о понятиях и категориях, которые сложно выразить количественно. Как измерить глубину содержания? Красоту произведения искусства? Как измерить щедрость или великодушие? А справедливость или человечность? Для мира вещей придумали килограммы, литры, футы, мили, штуки. А вот как ввести «абсолютный ноль» для категорий нашего внутреннего мира, для этических понятий? Мы же не говорим: «У меня сегодня доброты на +5, а у моего друга сегодня щедрости на 10 ниже нуля». Это внутреннее «измерение» влечет следующий непростой вопрос: относительно чего меряем? Существуют ли абсолютные категории Справедливости, Красоты, Доброты и так далее?

Здесь начинается самое сложное и самое интересное. Мы с вами входим в пространство философии. Конечно, об этом размышляло не одно поколение философов и оставило своим современникам и потомкам (то есть нам) даже письменные труды! В ответ на слова Протагора Сократ говорит о существовании Истины вне зависимости от человека и его представлений об этом, а Платон представляет учение об Идеях, являющихся причиной всего мира вещей.

Но если допустить существование абсолютных категорий в мире идей и этических понятий, то это будет подобно законам физики. Закон тяготения или закон гравитации существует вне зависимости от того, нравится он нам или нет, знаем мы о нем или нет, существует в нашей голове такое понятие или нет, — мы все испытываем его воздействие. А электричество и магнетизм существовали задолго до их официального открытия в мире науки, не правда ли? В момент открытия закона находится тот, кто формулирует причинно-следственную связь (то есть формулу), как этот закон работает.

По этой аналогии мы можем предположить, что в мире ценностей, этических категорий существуют свои неизменные законы и свои «формулы» причинно-следственных связей. Их-то мы и открываем всю жизнь эмпирическим, опытным путем. От личных опытов и экспериментов мы переходим к поиску ориентиров, поиску созвучных людей, идей, учений, не только размышляя над категориями добра и зла, но и постоянно выбирая. Иногда мы пытаемся перевести эти категории в квадратные метры или рубли, иногда — в килограммы или километры, но жизнь, как правило, дает нам понять, что категории ценностей — из другой «шкалы»… Философия оставляет нам ориентиры и размышления об открытых универсальных законах нашего внутреннего мира. Именно поэтому философия родилась как постоянный поиск Истины, которая всегда будет сокрыта от нас, но именно путь к ней и пробуждает в нас философа, а значит того, кто не считает свое мнение «истиной в последней инстанции».

Читайте также:  Ворожеи не оставляй в живых толкование

Если в нашей жизни появятся достойные ориентиры, то внутри нас начнет вырастать шкала скромности по Сократу, идеализма по Платону, великодушия по Марку Аврелию… Продолжите, и вы увидите, как преобразится ваша «мера всех вещей».

Источник

Человек мера всех вещей толкование

«Человек есть мера всех вещей». Вы согласны?

«Человек есть мера всех вещей». Эта фраза многим известна, но ее продолжение, думаю, знакомо далеко не каждому. Еще в V веке до н.э. софист Протагор подарил ее эллинам, Платон увековечил ее в своем произведении «Теэтет», так она дошла и до нас с вами.

Давайте вспомним, как эта фраза звучит полностью, и поразмышляем над ней: «Человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют» (Платон, «Теэтет», 152а).

Да, человек познает мир, измеряя все относительно себя (большое, маленькое, быстрое или медленное), и это естественно — мы все соизмеряем с собой, своим мнением, пониманием.

Пока мы с вами размышляем в категориях ощущений и эмоций — холодно или жарко, интересно или нет, нравится или не нравится — безусловно, мы будем сталкиваться с бесконечным множеством мнений. И, как говорится, сколько людей, столько и мнений. Например, стоит заговорить о погоде или климате, о недавно увиденном фильме или прочитанной книге, о человеке, событии или месте, в котором вы побывали, — и тут мы встречаемся с бесконечным разнообразием всевозможных мнений и «экспертных оценок», как нельзя лучше иллюстрирующих, что сказанное 2500 лет назад не потеряло своей актуальности и в XXI веке. Каждый считает свою точку зрения «истиной в последней инстанции».

Почему же так происходит? У каждого из нас своя шкала измерений (свой Фаренгейт и Цельсий), когда речь идет о понятиях и категориях, которые сложно выразить количественно. Как измерить глубину содержания? Красоту произведения искусства? Как измерить щедрость или великодушие? А справедливость или человечность? Для мира вещей придумали килограммы, литры, футы, мили, штуки. А вот как ввести «абсолютный ноль» для категорий нашего внутреннего мира, для этических понятий? Мы же не говорим: «У меня сегодня доброты на +5, а у моего друга сегодня щедрости на 10 ниже нуля». Это внутреннее «измерение» влечет следующий непростой вопрос: относительно чего меряем? Существуют ли абсолютные категории Справедливости, Красоты, Доброты и так далее?

Здесь начинается самое сложное и самое интересное. Мы с вами входим в пространство философии. Конечно, об этом размышляло не одно поколение философов и оставило своим современникам и потомкам (то есть нам) даже письменные труды! В ответ на слова Протагора Сократ говорит о существовании Истины вне зависимости от человека и его представлений об этом, а Платон представляет учение об Идеях, являющихся причиной всего мира вещей.

Но если допустить существование абсолютных категорий в мире идей и этических понятий, то это будет подобно законам физики. Закон тяготения или закон гравитации существует вне зависимости от того, нравится он нам или нет, знаем мы о нем или нет, существует в нашей голове такое понятие или нет, — мы все испытываем его воздействие. А электричество и магнетизм существовали задолго до их официального открытия в мире науки, не правда ли? В момент открытия закона находится тот, кто формулирует причинно-следственную связь (то есть формулу), как этот закон работает.

По этой аналогии мы можем предположить, что в мире ценностей, этических категорий существуют свои неизменные законы и свои «формулы» причинно-следственных связей. Их-то мы и открываем всю жизнь эмпирическим, опытным путем. От личных опытов и экспериментов мы переходим к поиску ориентиров, поиску созвучных людей, идей, учений, не только размышляя над категориями добра и зла, но и постоянно выбирая. Иногда мы пытаемся перевести эти категории в квадратные метры или рубли, иногда — в килограммы или километры, но жизнь, как правило, дает нам понять, что категории ценностей — из другой «шкалы»… Философия оставляет нам ориентиры и размышления об открытых универсальных законах нашего внутреннего мира. Именно поэтому философия родилась как постоянный поиск Истины, которая всегда будет сокрыта от нас, но именно путь к ней и пробуждает в нас философа, а значит того, кто не считает свое мнение «истиной в последней инстанции».

Читайте также:  Приходящего ко мне не изгоню вон толкование

Если в нашей жизни появятся достойные ориентиры, то внутри нас начнет вырастать шкала скромности по Сократу, идеализма по Платону, великодушия по Марку Аврелию… Продолжите, и вы увидите, как преобразится ваша «мера всех вещей».

Дополнительно

— Итак, не говорит ли он как-то таким образом, что какою каждая (вещь) кажется мне, такова она есть для меня, и какою тебе, такова она для тебя, ты же и я человек. Разве не бывает иногда, что при дуновении того же самого ветра один из нас зябнет, другой нет? и один слегка, а другой сильно?

— Итак, в этом случае ветер сам по себе назовем ли мы холодным или не холодным, или поверим Протагору, что для зябнувшего он холоден, для не зябнувшего не холоден?

— Следовательно, и является (это) каждому из них таким образом?

— «Является» же (это) значит «ощущается».

— Итак, явление и ощущение тождественно, и в теплом и во всем тому подобном. И в самом деле, каковы ощущения у каждого, таковы для каждого и существующие (вещи).

Рассказывают, что один афинянин пришел к пифии и спросил: «Кто самый мудрый в Афинах?» «Сократ», — ответила пифия.

Афинянин принес эту весть Сократу, и философ очень удивился. Несколько дней Сократ обдумывал ответ пифии и пришел к такому выводу: «Я знаю, что ничего не знаю, но остальные не знают даже этого».

Получив перехваченные письма, адресованные Кассием к заговорщикам, Марк Аврелий, не читая, прикажет их сжечь, чтобы «не узнать имен своих врагов и не возненавидеть их непроизвольно».

Мятеж длился три месяца и шесть дней. Авидий Кассий был убит одним из своих сообщников. Император дал полную амнистию его сторонникам. Многим тогда казалась, что подобная мягкость граничит со слабостью. Но как далеки они были от истины!

Источник

«мера вещей» Протагора как критерий истины Текст научной статьи по специальности « Философия, этика, религиоведение»

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Волкова Надежда Павловна

Protagoras’ Homo mensura as the criterion of truth

Текст научной работы на тему «»мера вещей» Протагора как критерий истины»

«Мера вещей» Протагора

как критерий истины

Н. П. Волкова Институт философии РАН go2nadya@gmail.com

Nadezhda Volkova RAS Institute of Philosophy (Moscow) Protagoras’ HOMO MENSURA as the criterion of truth

Abstract. The article is about an interpretation of the concept of Measure in the famous thesis of Protagoras (TP) «Man is the Measure of all things» as a criterion of knowledge. The main purpose of this work is to show how the concept of «measure» was gradually transformed into the criterion of truth. The answer to this question can be found in the relevant passages of Plato’s «Theaetetus» and Sextus Empiricus’ «Adversus Mathematicos» and «Outlines of Pyrrhonism». In the «Theaetetus» Plato represents «the secret doctrine» of Protagoras. According to Ugo Zilioli this doctrine is a robust version of relativism, encompassing different types of it: Relativism of Truth, Relativism of Being and Relativism of Knowledge. Among the other interpretations of the concept of Measure, Plato proposes the following substitution: «to be a Measure» means «to possess the criterion of knowledge». This replacement allowed Plato to show the internal inconsistency of the TP. In the works of Sextus the concept of Measure in TP is unambiguously interpreted as the criterion of knowledge. For Plato the word criterion is still a philosophical neologism, but in the Hellenistic period it becomes an oft-used philosophical term.

Читайте также:  Ревнуйте о странноприимстве толкование

Keywords: Protagoras, Plato, Sextus Empiricus, criterion of truth, relativism.

* Работа выполнена при поддержке РНФ проект № 19-18-00128 «Античная эпистемология: элеаты, софисты, Платон в новых интерпретациях».

ЕХОЛН Vol. 13. 2 (2019) www.nsu.ru/classics/schole

© Н. П. Волкова, 2019 DOI:10.25205/1995-4328-2019-13-2-695-704

Наибольшую известность в истории философии Протагору принесло высказывание «человек есть мера всех вещей».1 Всего источников, цитирующих тезис Протагора (ТП) немного: Платон, Теэтет (152а 2-8), Кратил (385 e-f), Аристотель, Метафизика (III, 4-6), Секст Эмпирик, Противученых (VII 60), Диоген Лаэртий (IX, 51), Ермий философ (Осмеяние языческих философов, 9). Считается, что Секст Эмпирик сохранил прямую цитату Протагора: «navxtov K^TP0V £0Tiv avQpwnog, twv ^sv ovtwv шд eoriv,twv SS oux ovxwv

1 Из обширного наследия Прогагора сохранилось всего несколько его высказываний, цитируемых разными авторами. Впервые они были собраны Германом Дильсом и помещены во второй том «Die Fragmente der Vorsokratiker». В 2016 году А. Лаксом и Г. Мостом было подготовлено новое издание фрагментов софистов с комментарием и переводом (Lask, Most 2016, 9-114).

2 Секст Эмпирик сообщает другое название этого трактата «Ниспровергающие речи». Не стоит этому удивляться, потому что многие трактаты «досократиков» имели двойные заголовки.

3 В русском издании «Теэтета» в переводе Т. В. Васильевой рубрикация текста сделана А. Ф. Лосевым. В ней основные выдвинутые Теэтетом гипотезы даны в отрицательной формулировке, то есть, знание не есть то-то и то-то.

гол, т^ 8г ^ ovтшv шд оик гог^5). Каковым мне представляется нечто, таково

5 Платон цитирует ТП с заменой оих o’vtwv на ^ o’vtwv. Объяснений этому факту может быть несколько. Замену можно объяснить тем, что выражение оих ovtwv можно понимать как строгое онтологическое разделение вещей на существующие и не существующие, потому что в древнегреческом оих с причастием обозначает факт, а не условие (см. Smyth 1920, 619). Возможно, таким образом Платон хотел

иными качествами в зависимости от того, кто его воспринимает.

6 Пер. Т. В. Васильевой

8 РеуегаЪе^ 1987, 20

12 Платон, Кратил 440 b-c. Пер. Т. В. Васильевой.

14 То есть не просто истечением света из глаза.

Третья группа аргументов направлена против доктрины истины. Платон выявляет скрытое противоречие в ТП: если я судья всем существующим для меня вещам, что они существуют, и несуществующим, что они не существу-

быть никакого критерия различения истины и лжи или бытия и небытия.

Вольф, М. Н. (2017) «Софистический релятивизм: миф или реальность?» ХХОЛН

(Schole) 11, 493-504. Гадамер, Г.-Г. (1991) Актуальность прекрасного. Москва.

Burnyeat, M. (1976) «Protagoras and Self-Refutation in Later Greek Philosophy,» Philosophical Review 85, 44-69. Feyerabend, P. (197) Farewell to Reason. London. Gadamer, H.-G. (1991) Aktualnost’prekrasnogo. Moscow. Kerferd, G.B. (1981) The Sophistic Movement. Cambridge.

Lask, A., Most, G. (2016) Early Greek Philosophy, Volume VIII: Sophists, Part 1. Loeb. Margolis, J. (1991) The Truth about Relativism. Oxford & Cambridge. Smyth, H.W. (1920) A Greek Grammar for Colleges. Cambrige.

Van Berkel, T. (2013) «Made to measure: Protagoras’ metron,» J. M. van Ophuijsen, M. van

Raalte, P. Stork, eds. Protagoras of Abdera: The Man, His Measure. Leiden. Volf, M. N. (2017) «Sofisticheskij relativism: mif ili realnost,» ZXOAH (Schole) 11, 493-504. Zilioli, U. (2007) Protagoras and the challenge of relativism: Plato’s subtlest enemy. Ash-gate. Hampshire.

Источник

Adblock
detector