Меню

Contra proferentem как метод толкования договора

Contra proferentem как метод толкования договора

Принцип толкования договора contra proferentem состоит в том, что неяс- ное договорное условие толкуется против того, кто при заключении до- говора его предложил, и, соответственно, в пользу того, кто его принял. Автор представляет политико-правовые основания для применения этого принципа, конструирует гипотезу и диспозицию правила о его применении.

В главе рассматриваются понятие, сущность и значение гражданско-правового договора, принцип свободы договора, содержание и форма договора, правила о толковании договора и система видов гражданско-правовых договоров.

В данной статье раскрываются пути развития различных элементов принципа свободы договора под влиянием современных информационных технологий, таких как Интернет вещей (Internet of Things), расширенная реальность (augmented reality), большие данные (big data), когнитивные вычисления (cognitive computing) и др. Обосновывается вывод, что воздействие данных технологий на договорное право будет только возрастать по мере их дальнейшего развития и проникновения в различные сферы жизни общества, что повлечет не только существенную трансформацию договорного права в сторону более технократического подхода, но и снижение его роли как регулятора человеческих отношений на фоне возрастания роли программного кода как регулятора отношений между человеком и устройством, а также между самими устройствами. Помимо этого в статье с позиций действующего российского гражданского законодательства анализируются зарождающиеся новые формы оборота информации, и делается вывод о возрастании эмпирической нагрузки на свободу заключения непоименованных договоров в современных российских реалиях.

Настоящая книга посвящена анализу комплекса проблем, возникающих в связи с реализацией принципа свободы договора в частном праве.

В первом томе книги авторы анализируют данную проблематику в рамках широкой исторической, сравнительно-правовой и политико-правовой методологии. Большое внимание уделено истории развития принципа свободы договора в контексте мировой экономической истории и эволюции экономических учений, а также экономическим основаниям принципа договорной свободы и его ограничений в современном праве. Во втором томе книги изучаются наиболее актуальные частные проблемы реализации принципа свободы договора и его ограничения (императивные нормы, смешанные и непоименованные договоры, судебный контроль праведливости договорных условий, договоры присоединения и кабальные сделки и др.). На основе сделанных в первом томе общих теоретических выводов во втором томе анализируются действующее законодательство и судебная практика зарубежных стран и России и обосновываются предложения по дальнейшему совершенствованию отечественного права.

Книга может быть интересна ученым, преподавателям, судьям, адвокатам, студентам юридических вузов и всем юристам, которые интересуются вопросами частного права. Книга (в особенности ее первый том) может быть также полезна юристам и экономистам, изучающим взаимосвязь экономики и права.

В статье рассматривается малоизученное влияние позднесредневековой католической науки ius commune на учение о гражданско-правовом договоре видных сторонников естественного права Нового времени. Акцент сделан на сопоставление терминологии договорного права, трактовки природы договоров, а также принципов обязательности и свободы договоров в главных трактатах правоведов Испании, Нидер- ландов и Германии XVI–XVIII вв.

Сборник статей по проблематике свободы договора

Данная статья посвящена исследованию правовых форм инвестирования в объекты нежилого недвижимого имущества. Так, в ней рассматривается специфика форм инвестирования объекты нежилого недвижимого имущества, рациональность ограничения физических лиц, не обладающих статусом индивидуального предпринимателя, в выборе правовых форм вложения своих денежных средств в объекты нежилого недвижимого имущества. Кроме того, в статье затронуты такие вопросы как содержание принципа свободы договора и его ограничения, понятия «инвестиции» и «инвестиционная деятельность», особенности специфические черты этих явлений, которые позволяют отграничить их от сходных явлений, сформулированы их авторские дефиниции. В статье также приводится анализ некоторых проблем, возникающих в правоприменительной практике в области правовых форм инвестирования в объекты нежилого недвижимого имущества.

Источник

Толкование договоров contra proferentem: опыт применения в российском праве Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Сосипатрова Н.Е., Кабанова А.Ю.

INTERPRETATION OF THE CONTRA PROFERENTEM CONTRACT: EXPERIENCE OF APPLICATION IN THE RUSSIAN LAW

The nature of contra proferentem interpretation is examined. The practice of its application by the courts is analysed. Limits of its application are identified. Correspondence between contra proferentem interpretation with the neighboring interpretation principles is shown.

Текст научной работы на тему «Толкование договоров contra proferentem: опыт применения в российском праве»

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2016, № 2, с. 158-162

Читайте также:  158 ук рф толкование

ТОЛКОВАНИЕ ДОГОВОРОВ CONTRA PROFERENTEM: ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

© 2016 г. Н.Е. Сосипатрова, А.Ю. Кабанова

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Н. Новгород

Поступила в редакцию 20.08.2015

Исследуется сущность толкования contra proferentem. Анализируется практика его применения судами и ограничения в его применении. Рассматривается соотношение толкования contra proferentem со смежными принципами толкования договора.

Ключевые слова: толкование договоров, толкование contra proferentem, неясные условия договора.

Данный принцип, широко известный в настоящее время в зарубежной практике и закрепленный на законодательном уровне в Германии, Франции, Нидерландах, Италии, Англии и других государствах, тем не менее, не нашел своего отражения в действующем российском законодательстве и даже до последнего времени не становился самостоятельным предметом изучения российских цивилистов.

Таким образом, ГК РФ прямо не указывает на наличие какого-либо иного способа толкования условий помимо вышеперечисленных. Однако на практике нередко возникают ситуации, когда даже после применения всех способов, предусмотренных гражданским законодатель-

ством, суды не могут истолковать положения договоров. Подобная ситуация получила в научной литературе наименование «интерпретационный тупик», выход из которого не так давно был предложен одной из высших судебных инстанций.

Пленум Высшего арбитражного суда РФ в п. 11 указанного постановления отметил, что в случае исчерпания средств, предусмотренных ст. 431 ГК РФ, «толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия».

Принцип contra proferentem является настолько специфической юридической конструкцией, что иногда возникает вопрос о самой возможности считать его толкованием.

Исходя из общепринятого в теории права определения, под юридическим толкованием понимается «деятельность по установлению содержания правового акта для его практической реализации» [3, с. 502], при этом данная деятельность традиционно складывается из двух аспектов: уяснения и разъяснения. А объектом толкования могут быть как нормативные акты, так и акты применения права, гражданско-правовые договоры и т.п.

В теории гражданского права понятие толкования договора в целом не отличается от выработанного в общей теории права. Под толкованием договора понимается «двуединый процесс уяснения содержания предписания и его разъяснения» [4, с. 11].

Толкование договоров contra proferentem^mrn применения в российском праве

Таким образом, любой вид толкования, вне зависимости от объекта, на толкование которого он направлен, всегда имеет целью установление истинного содержания конкретных положений.

Не останавливаясь детально на одном из центральных вопросов толкования договоров, а именно на проблеме соотношения воли и волеизъявления, отметим, что целью применения принципа contra proferentem является не нахождение того варианта, который стороны действительно имели в виду при составлении договора и даже не формальное установление буквального значения его текста.

Сама формулировка данного принципа гласит, что толкование спорного условия осуществляется против той стороны, которая это условие предложила. Поэтому для суда фактически становится неважным само содержание спорного условия, для него становится важным лишь то, кто являлся его автором. Но даже несмотря на то что такое толкование не позволяет выявить истинный смысл договорного условия, оно имеет ряд положительных свойств.

Во-первых, следует заметить, что толкование contra proferentem является субсидиарным инструментом, своего рода «спасательным кругом» для судов, так как оно может использоваться только после применения всех перечисленных в ст. 431 ГК РФ способов. Если подобное толкование применяется, то значит, что все предшествующие попытки суда выявить буквальное значение неясного условия и общую волю сторон не принесли ожидаемого результата и единственным выходом является толкование «против предложившего».

По этому поводу в литературе справедливо отмечается, что «правило contra proferentem функционально можно рассматривать как санкцию за неясное формулирование условий договора, которая стимулирует стороны в будущем составлять договора четко и ясно» [5, с. 21].

В-третьих, Президиум ВАС РФ, пересматривая одно из спорных дел в порядке надзора, отметил, что неприменение толкования contra pro-ferentem в рассматриваемой ситуации «не отвечало бы принципам справедливости и соблюдения баланса интересов сторон» [6]. Поэтому подобное толкование неясных условий также

ориентировано на создание для сторон равных возможностей в реализации их интересов.

Гораздо позднее, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.10.2012 г., был сделан подобный вывод и в отношении обязательств, вытекающих из банковской гарантии: «Принимая во внимание, что банк является субъектом, осуществляющим профессиональную деятельность на финансовом рынке, толкование условий банковской гарантии должно осуществляться в пользу бенефициара в целях сохранения обеспечения обязательства» [8].

Читайте также:  4 карты верности толкование

Характерной особенностью судебной практики после принятия указанного постановления Пленума ВАС РФ явилось то, что суды стали гораздо чаще и активнее применять толкование «против предложившего». Кроме этого, если ранее принцип толкования contra proferentem применялся только в договорах, где явно видна слабая сторона (договор страхования, договор банковского кредитования), то теперь он применяется и по отношению к договорам, где ни одну из сторон, исходя из обстоятельств дела, прямо назвать таковой нельзя.

Так, суд, установив, что в договоре поставки условия о неустойке за нарушение сроков оплаты отгруженного товара указаны дважды в разных пунктах договора, причем с различным размером финансовой санкции, счел необходимым применить указанное правило толкования; а так как разработчиком проекта договора являлся поставщик, суд принял во внимание положение договора, содержащее более мягкую санкцию для покупателя [9].

Стабильная судебная практика продолжает формироваться и в отношении договоров, где есть «профессиональная сторона». Особенно обширна судебная практика по толкованию условий договора банковского кредитования. Так, например, Девятый арбитражный апелляцион-

В данном примере отчетливо прослеживается преемственность в судебной практике. Кроме этого, идея о применении данного принципа, зародившаяся в недрах системы арбитражных судов, недавно была воспринята и объединенным Верховным Судом, который подтвердил позицию, выработанную арбитражными судами [11].

Несмотря на то что в настоящее время толкование contra proferentem применяется по отношению к широкому кругу договоров, по нашему мнению, сфера применения данного принципа не должна быть безграничной.

Во-первых, в некоторых странах, например в Германии, считается невозможным применение данного принципа в случае, если спорное условие было предметом индивидуального согласования, то есть если обе стороны имели реальную возможность влиять на содержание договора и реально повлияли на него, например выработав в ходе переговоров новую редакцию положения. Представляется, что есть определенные предпосылки, чтобы и в России заимствовать этот опыт.

Во-вторых, проф. А.Г. Карапетов полагает, что необходимо закрепить в законе или разъяснениях судебной практики положение о том, что «применение этого принципа толкования должно осуществляться судом, если иное не вытекает из природы договора, обстоятельств его заключения или существа неясного условия» [2, с. 27]. При такой формулировке допус-

кается свобода усмотрения судьи, которому предоставляется право не применять толкование «против предложившего», если будет обнаружено, что существуют основания, препятствующие его применению.

Толкование contra proferentem является отнюдь не единственным принципом, который может применяться при толковании неясных условий договора. Иногда возникают ситуации, когда данный принцип неприменим в силу обстоятельств, препятствующих его использованию, либо когда применению могут подлежать сразу два принципа, что создает своеобразную конкуренцию принципов. Поэтому необходимо проанализировать, как соотносятся между собой выработанные преимущественно зарубежной практикой толкование «против предложившего», толкование «против профессионала» и толкование «против сильной стороны», и выяснить, не противоречат ли они друг другу и возможно ли их одновременное применение.

Толкование contra proferentem само по себе означает, что в случае неясности условия оно (данное условие) будет толковаться против той стороны, которая это условие предложила. При этом в упоминавшемся Постановлении Пленума ВАС РФ закрепляется следующего рода презумпция: пока не доказано обратное, такой стороной признается сторона, являющаяся профессионалом в своем деле.

Однако уместно будет предположить, что на практике могут встретиться случаи, когда автор

Толкование договоров contra proferentem.onbm применения в российском праве

спорного условия и профессионал в соответствующей сфере не совпадают. Такое может произойти, когда профессионал принимает спорное условие на основе протокола разногласий непрофессиональной стороны. Данная ситуация, казалось бы, решается также достаточно просто, учитывая то, что презумпция профессионализма автора условия может быть опровергнута. Профессионалу нужно лишь доказать, что неясное условие предложила другая сторона, и тогда оно будет толковаться в пользу профессионала.

В литературе обоснованно ставится вопрос, «а не логичнее ли наказывать не того, кто предложил условие для включения в договор, а того, кто является большим профессионалом и соответственно мог легко выявить неясность предложенного договорного условия и настоять на его переформулировании с учетом своего опыта работы в этой сфере?» [2, с. 22].

Читайте также:  5 заповедь божьего закона толкование

Действительно, с одной стороны, налицо явная небрежность профессиональной стороны, и, обращаясь к исходной цели толкования contra proferentem, можно констатировать, что санкцию нужно применять как раз против профессионала, чтобы стимулировать его в дальнейшем к юридически грамотному составлению текста договора и доскональному изучению договорного текста с тем, чтобы не подрывать стабильность договорной практики.

Но, с другой стороны, более логичным все-таки кажется подход, отраженный в практике ВАС РФ: спорное условие, возникшее в данной ситуации, следует толковать в пользу профессионала и против автора, даже если он не является профессионалом в данной сфере. Иной подход будет противоречить принципу справедливости. Толкование contra proferentem по своей природе направлено на защиту экономически слабой стороны в договоре. Однако в данной ситуации непрофессионала считать таковой нельзя, поскольку он имел реальную возможность повлиять на формулирование условий и реализовал данную возможность. Соответственно, первостепенным, определяющим критерием здесь будет являться критерий авторства, а не критерий профессионализма.

В принципе, такой же подход будет применяться и в том случае, когда стороны договора невозможно разделить на «профессионала» и «непрофессионала». Это возможно в случаях, когда договор заключается между сторонами, если они обе в равной степени профессионально и регулярно занимаются заключением подобных договоров, либо, наоборот, в равной степени ими не занимаются. Такие ситуации еще раз подчеркивают, что сфера действия толкова-

ния «против профессионала» уже, чем сфера действия толкования «против предложившего».

Такой пример подтверждает то, что толкование «против сильной стороны» может применяться не всегда, поскольку не всегда можно установить, кто является более сильной стороной, в то время как у текста договора всегда есть автор. Проблема заключается, главным образом, в том, что не всегда возможно определить, кто именно является автором. Поэтому при рассмотрении соотношения принципа толкования «против сильной стороны» и принципа толкования contra proferentem следует признать действие презумпции, согласно которой, пока не доказано обратное, сильная сторона считается автором спорного условия договора.

Проведенный анализ показал, что толкование contra proferentem, являясь новеллой российского гражданского права, обладает всеми шансами на то, чтобы прочно войти в судебную практику в качестве эффективного инструмента толкования неясных условий договора.

1. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах». URL: http://arbitr.ru/as/pract/post_plenum/106573.html (дата обращения 10.06.2015).

2. Карапетов А.Г. Contra proferentem как метод толкования договора // Вестник ВАС РФ. 2013. № 7. С. 6-35.

3. Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник для вузов. М.: Проспект, 2009.

6. Постановление Президиума ВАС РФ от 10.06.2014 г. № 2504/14 по делу № А40-79875/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.

7. Постановление ФАС Московского округа № КГ-А40/5474-04-П от 02.07.2004 г., 30.06.2004 г. по делу № А40-14645/03-26-108. URL: http://kad.arbitr.ru.

8. Постановление Президиума ВАС РФ от 02.10.2012 г. № 6040/12 по делу N А40-63658/11-25-407. URL: http://kad.arbitr.ru.

9. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2014 г. по делу № А56-76365/2013. URL: http://kad.arbitr.ru.

10. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2014 г. № 09АП-31480/2014 по делу № А40-14923/2014. URL: http://kad.arbitr.ru.

11. Определение Верховного Суда РФ от 20.05.2015 г. № 307-ЭС14-4641 по делу А56-78718/2012. URL: http://www.vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1336680 (дата обращения 17.06.2015).

INTERPRETATION OF THE CONTRA PROFERENTEM CONTRACT: EXPERIENCE OF APPLICATION IN THE RUSSIAN LAW

A.Yu. Kabanova, N.E. Sosipatrova

The nature of contra proferentem interpretation is examined. The practice of its application by the courts is analysed. Limits of its application are identified. Correspondence between contra proferentem interpretation with the neighboring interpretation principles is shown.

Keywords: interpretation of contracts, contra proferentem interpretation, ambiguous contract terms and conditions.

1. Postanovlenie Plenuma VAS RF ot 14.03.2014 g. № 16 «O svobode dogovora i ee predelah». URL: http://arbitr.ru/as/pract/post_plenum/106573.html (data obrashcheniya 10.06.2015).

2. Karapetov A.G. Contra proferentem kak metod tolkovaniya dogovora // Vestnik VAS RF. 2013. № 7. S. 6-35.

3. Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava: Uchebnik dlya vuzov. M.: Prospekt, 2009.

6. Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 10.06.2014 g.

Источник

Adblock
detector