Как на японском будет белый лис

Как будет

Японские иероглифы: «лошадь», «лиса», «слон»

Начинающие заниматься японским языком учат самые простые иероглифы, не обходя стороной и те, что обозначают каких-нибудь животных. Наверняка почти все из вас знают слово «кицунэ» – «лиса», однако умеете ли записывать это слово с помощью иероглифов? В этой статье мы хотим познакомить вас с тремя «кандзи»: «лошадь», «лиса» и «слон». Еще пару подобных знаков, и у вас будет целый зоопарк!

«Лошадь»

Иероглиф «лошадь» состоит из одного элемента – «лошадь», который в то же время является ключом иероглифа – № 187. По этому ключу знак можно найти в словаре. Обратите внимание на порядок черт при написании «кандзи»:

Иероглиф имеет следующие чтения:
Оны:

Куны:
うま、ま – лошадь, конь

Если включить воображение, то в этом иероглифе нетрудно узнать силуэт лошади. Древнее написание знака – это пиктограмма, изображающая коня с повернутой назад головой и развевающейся гривой. Сейчас в иероглифе можно с ходу найти разве что четыре ноги – черты внизу. А вот черта посередине, идущая слева направо и загибающаяся под прямым углом вниз – это туловище и хвост древней лошади.

Иероглиф встречается в следующих словах:

Слово Чтение Перевод
馬車 ばしゃ повозка, экипаж
乗馬 じょうば верховая езда; верховая лошадь
縞馬 しまうま зебра
絵馬 えま жертвенная дощечка в синтоистских святилищах

Этот знак состоит из двух элементов. Слева – «собака» в усеченном виде, ключ № 94. Справа – «дыня», фонетик, определяющий верхнее чтение иероглифа.

Оны:

Куны:
きつね – лисица, лиса

Почему лиса – это «дынная собака», никто не знает. Хотя, скорее всего, левая часть обозначает «животное» вообще, а правая, как мы уже выяснили выше, отвечает за чтение. Но «дынную собаку» не забывайте – поможет вам выучить это знак.

Слово Чтение Перевод
狐狸 こり лисы и барсуки; хитрец, лжец
狐疑 こぎ сомнения, колебания, нерешительность
白狐 びゃっこ/しろぎつね седая (поседевшая) лисица; песец
狐付き きつねつき околдованный лисой, одержимый

В основе этого иероглифа лежит ключ № 152 – «свинья», остальные черты добавочные. Интересно то, что у этого знака два значения: помимо «слона» он еще имеет смысл «явление».

Оны:
ショウ – явление
ゾウ – слон

Куны:
かたどる – уподоблять(ся), подражать

В этом иероглифе до сих пор нетрудно угадать силуэт слона. Приглядитесь: наверху хобот и голова с большими ушами, под ней – туловище с ножками. Главное – не путайте этот иероглиф с иероглифом 像, он обозначает «изображение».

Вот еще три иероглифа в вашу копилочку. А как вы их учите? Делаете карточки? Прописываете и произносите чтения? Повторяете несколько раз? Если да, то вы большой молодец. Ну а если вы что-то из этого упускаете, то постарайтесь включить эти действия в свою иероглифическую рутину. Иероглифы будут запоминаться лучше, и вы со временем втянетесь в процесс. Успехов в изучении языка!

Японские иероглифы: «лошадь», «лиса», «слон» – разбираем в нашей статье. Учить японские иероглифы очень просто!

Источник

Лиса в японской мифологии.

Лиса, встречается в мифах Японии, Китая, Кореи, это духи, но они не наделены злыми или добрыми чертами характера. В мифологии этих стран лисы разные, у них есть и сходство и различия. Их предназначение смотреть за равновесием добра и зла. Лиса в Японской мифологии называется Кицунэ.

Виды лисиц в мифологии

В японской мифологии есть два вида лисиц,рыжая Кицунэ и лисица Хоккайдо. Они обе наделены знаниями, жизнь у них долгая, они обладают магическими способностями. Лисы, по данным мифов, способны быстро перемещаться, они имеют очень хорошее зрение и нюх, читают тайные мысли людей. Считается, что жизнь лисы мало чем отличается от жизни людей, они ходят на двух ногах,

Японская мифология и фольклор о лисах:

Кицунэ – в переводе с японского языка, лисий дух. Если обратить внимание на фольклор в Японии, то кицуне является разновидностью демона, хотя это вернее сказать озорник, а не демон.

Сакральное значение лисы

Любая часть тела лисы снабжена волшебством, ударив хвостом, она может вызвать пожар. Она может менять свой внешний вид, превращаясь то в прекрасную девушку, то в старика, но делать это возможно, когда лиса достигнет 100 летнего возраста, до этого она не может этого сделать. Но это не основное её умение, она может переселиться в человека, обладает магическими знаниями, может путешествовать во снах людей, и как огнедышащий дракон выдыхает огонь.

Кроме того зачастую им приписывают такие невероятные возможности, как превращаться в растения необычной высоты и формы или создание второго небесного светила. Это всё показывает, насколько они могущественны. Некоторые мифы описывают, как кицуне сторожат некие объекты, форма их напоминает шар или грушу. Есть предположение, что кто станет хозяином этого предмета, сможет подчинить себе куцине.

Так как в этом шаре находится часть их волшебства, они вынуждены будут подчиняться, иначе их ждёт понижение в их уровне, и потеря части силы.

В мифологии два вида Кицуне:

•Мёбу – божественная лисица, её часто ассоциируют с Инари, а она богиня риса, вот почему её считают посланницей бога.

•Ногицуне – дикая лисица, она часто по мифам бывает злой, намерения у неё недобрые.

Особое значение лисы в мифологии Японии вполне понятно, лиса посланник бога Инари, которая нередко делает добрые дела для людей. В некоторых случаях лисицам приписывают необычные умения, они могут создавать иллюзии, когда человек может потерять реальность.

Изменение значения лисы в мифологии

Достигнув возраста 1000 лет, лиса в японской мифологии, становится более сильной, у неё вырастает от 1 до 9 хвостов, цвет меха тоже меняется, он может быть белым или серебристым или даже золотыми. Вообще лисы по мифам живут очень долго, до 8000 лет.

Девятихвостый лис в японской мифологии — это существо наделённое большими способностями. Согласно мифу, бог Инари, приблизил к себе серебристых лисиц, они стали служить ему, поклявшись, эту клятву они должны соблюдать всегда.

Инари в некоторых легендах представляют тоже лисой, но на самом деле, это божество, рядом с его святынями всегда находятся фигурки лис, а раньше возле храмов Инари всегда держали живых лис.

Самым известным, почитаемым является дух —хранитель Кьюби, это тоже лисица, они считаются самыми умными и хитрыми созданиями. Они выбирают себе заблудшую душу, и оберегают её в течение 2 дней, но для некоторых есть исключение и Кьюби находится с этой душой гораздо дольше. Роль такой лисицы защита заблудшей души, она их сопровождает до инкарнации. Эти лисы могут иметь даже несколько душ, которым они помогают.

Часто злые куцине показывают обманщиками, но для своих шалостей они выбирают людей с недостатками гордых, злых, жадных.

Лиса – хранитель семьи

Вера в то, что лисы, могут стать хранителями семьи в Японии сохранилась, но хозяином лисы не может быть простой человек, это доступно только определённым группам, которые относятся к одному сообществу. Вступить в него возможно лишь породнившись с ними, или купив у них дом, землю. Обычно с такими людьми стараются сократить общение потому, что соседи боятся того, как на них может отреагировать их защитник.

Некоторые сказания повествуют об историях, когда лисицы превращались в красивых женщин, хитрые ловкие лисицы были искусными соблазнительницами. Они умело этим пользовались, соблазняли мужчин и нередко становились их жёнами. В таких браках рождались дети, которые обладали особенными качествами.

Преданность жён лисиц отмечается в легендах, они могли жить достаточно долго, скрывая своё обличие, но в случае выявление настоящей сущности, то лиса должна покинуть мужа. Но есть и исключения по одной из легенд, жена, испугавшись собак, превратилась в лису, но муж, очень её любил, не мог с ней расстаться, тем более у них были дети. Лиса не смогла покинуть семью и каждую ночь возвращалась.

Но эта история исключение, во всех остальных лисы уходили. Следует заметить дети, рождённые от жён лисиц, имели особенные возможности, которые недоступны человеку, но они не могли превращаться в лисиц. Часть повествует о неудачных историях обольщения лисицами мужчин, когда по неопытности она плохо маскировала свой хвост.

Но нужно отметить, что перечисленные виды лисиц далеко не все, их гораздо больше.

Например, белая лиса Бьякко, хороший знак, она настоящий посланец богов.Чёрную лису тоже не стоит опасаться, она ассоциируется с добром. А вот лиса Куко это злобное существо, которое нужно опасаться, но нужно отметить то, что японца своих лис любят, относятся к ним с почтением, считается, что души умерших людей переселяются в лису, эти они объясняют то, что часто возле мест захоронения людей можно встретить лисьи норы.

Источник

Bestiary.us

Быстрый переход

Кицунэ

Г.Л.Олди «Мессия очищает диск» (53)

Вступление

Для западной культуры оборотень практически всегда был человеком, который мог превращаться в другое животное. Поэтому даже поверхностное знакомство с дальневосточной может удивить. В Китае, Японии и Корее этот принцип знаком, но в целом подход к оборотничеству иной. Оборотнем можно назвать, скорее, животное, которое может превращаться в человека. Среди животных, обладающих такими способностями, лиса на Дальнем Востоке — одно из самых главных, если не главное вообще. С лисой связано огромное количество историй в Китае и Японии. Корейского фольклорного материала западноевропейских языках доступно немного, но и там, без всякого сомнения, лисы играют очень большую роль в народных поверьях. Даже простое перечисление этих историй заняло бы продолжительное время. Лисы оставили следы своих лап буквально везде: в исторических хрониках, энциклопедия, трактатах, художественных произведениях. В Китае истории про волшебных лисиц встречаются уже в период династии Хан (202 год до н.э. — 221 год н.э.) (866: p.1), в Японии косвенные свидетельства о том, что с лисами уже связывают целый комплекс поверий — примерно в VIII веке н.э.

Говоря «лиса», а не «кицунэ» в предисловии, мы пока откладываем проблему имён и разновидностей волшебных лис в Японии и Китае. О ней лучше говорить, когда читателю будет понятен хотя бы контур образа лисы в дальневосточном фольклоре.

Проблема происхождения

Как и почти всегда при изучении народных поверий, мы застаём отношение к лисе как к непростому и обладающими сверхъестественными свойствами животному, не в начале их сложения. Мы лишь регистрируем факт того, что в период династии Хан (202 год до н.э. — 221 год н.э.) в Китае с лисами уже связано множество представлений. Разыскания в области их географического источника привели лишь к тому, что более характерны они для северо-восточной части Китая и Маньчжурии (863: p.138). По мере продвижения на юг количество фиксируемых историй про волшебных лис существенно уменьшается и, в конце концов, становится вовсе незначительным (887: p.40).

Высказывалось предположение, что и в Китай истории про лис-оборотней, по крайней мере некоторые из них, тоже были занесены. Их родиной могла быть Индия, где встречаются подобные китайским истории, но герои в них не лисы, а наги (863: p.142). Прежде всего, это тип истории про жену-оборотня. Змея или лиса, превратившись в женщину, становится женой мужчине с условием того, что он не будет нарушать определённый запрет. Через некоторый период счастливой жизни с ней, мужчина нарушает этот запрет и его жена, превратившись обратно в свою животную ипостась, покидает его навсегда. Такой тип историй был хорошо известен даже в Европе, можно вспомнить хотя знаменитую легенду о Мелюзине. Индийские поверья легко и обильно попадали в Китай, когда туда начал проникать буддизм. С каноническими книгами этой религии в Поднебесную хлынул и поток самых разнообразных индийских поверий. Но если даже и предположить, что источник некоторых историй про лис в Китае — это Индия, то врядли стоит говорить о перенесении самих поверий про лис. Максимум — про обогащение сюжетами.

Японские представления о лисах обычно считаются экспортированными из Китая. Этого мнения придерживалось большинство учёных, которые изучали этот вопрос. Китайские представления о лисах и многочисленные истории связанные с ними попали в Японию с литературой. Даже не стоит говорить какое огромное влияние оказала китайская литература на японскую и насколько долго китайский язык продержался в Японии в качестве языка науки и культуры.

Единственное, что считалось оригинальным дополнением японской культуры к образу лисы — это поклонение ей в качестве посланника богини Инари и та роль лисы, которую она стала играть в культе плодородия, связанными с Инари (864: p.118-119). Но проблема ещё и в том, что не у всех японских историй про кицунэ есть свой китайский аналог и помимо тех, в которых лиса является связанной с этим божеством синтоистского пантенона. Уже обращалось внимание на то, что помимо китайского влияния, несомненно огромного, японские поверья о лисах сложились не без помощи ещё одного источника. Известно, что у айнов лиса играла довольно существенную роль в поверьях и могла повлиять на японские представления о лисах за время многовековой ассимиляции этих народов (881: p.40, 61).

Лисы-соблазнители и жёны

Тип историй, когда лиса, превращается в человека (обычно в женщину) и ищет связи с человеком, считается основным в Китае (887: p.40). Это может быть упоминавшийся тип истории про женитьбу на девушке, которая через несколько лет счастливой супружеской жизни покидает мужа, так как он нарушил табу (например, он не должен присутствовать при её родах). В Японии этот тип историй тоже хорошо известен. Даже больше, легенда этого типа — самая древняя сохранившаяся в Японии и дошла до нас в памятниках, самый ранний из которых датирован VIII веком. Эта же легенда поясняет и происхождение слова кицунэ.

In the Emperor Kimmei’s reign (540-571) a man from Ono district, Mino province, went out to look for a good wife. After a long time he met in the field a beautiful woman, of whom he asked : » Will you become my wife? » She consented; whereupon he took her with him to his house and married her. After a while she became pregnant and gave birth to a son. At that time there was a puppy in the house, which always barked at its mistress. She beseeched her husband to kill the beast, because she was very much afraid of it, but he did not do so, although he loved her greatly. Once on a certain day the dog made as if it would bite her, but withdrew barking. Suddenly the frightened woman changed into a fox (yakan), which climbed upon the fence and sat there, while the husband, looking at the transformed wife, said : » Between you and me a child has been born, therefore I cannot forget you. Come always and sleep with me.» She acted in accordance with her husband’s words and came to sleep with him. For this reason she was called Ki-tsune. She wore at that time a scarlet-painted dress. Her child was called Ki-tsu-ne. He grew to be a very strong man and could run as fastly as a bird can fly.

Marinus Willem de Visser «The Fox and Badger in Japanese Folklore» (864: p.20-21)

Маринус Виллем де Виссер «Лис и барсук в японском фольклоре» (864: p.20-21)

Похожие истории были распространены в Японии и не всегда заканчивались так хорошо. В самой первой истории про кицунэ даже раскрытие истинной натуры своей жены не помешало паре наслаждаться семейным счастьем. В других историях после раскрытия своей лисьей сущности жена-кицунэ вынуждена бежать, как в сравнительно недавно записанной истории XIX века, в которой жена-кицунэ убегает из дому после того как её ребёнок замечает, что в отблесках огня у мамы лицо как у лисы, а вскоре возле лисьей норы неподалёку находят детскую игрушку (864: p.87). Считалось, что дети от таких браков вырастали рослыми, сильными и необыкновенно быстрыми. Некоторые японские источники XI века рассказывают о человеке которого звали Лис из Мино (Mino no kitsune), которого считали потомком того самого первого брака человека и кицунэ (864: p.22).

По его словам, письма, которые он писал, были на самом деле ответами. Он первый стал получать любовные письма от прекрасной женщины. Наконец, та пригласила его к себе. За Ёсифудзи прибыла прекрасно украшенная повозка, которая отвезла его в чудесный дворец, где его встретила та самая вожделенная красавица. Еда и питьё были изысканы, приём — сердечный, если не сказать больше. Так наш герой и остался со своей возлюбленной и жил с ней неразделимо «как две ветви на одном дереве». У них родился прекрасный ребёнок, которого Ёсифудзи собирался сделать своим наследником, несмотря на то, что у него уже был сын от первой жены. Идиллия прекратилась внезапно. В один день, через три года счастливой жизни в одной из комнат дворца перед Ёсифудзи появился буддийский монах с посохом в руке. Эффект его появления был потрясающим: его жена и все придворные дамы бросились врассыпную, как будто старались убежать и спрятаться от монаха. Монах же ткнул посохом Ёсифудзи и заставил его выйти из дворца через необычайно узкий проход. Выйдя, мужчина обнаружил, что грязный и в оборванной одежде, он выполз из-под собственного дома пред очами ошеломлённых родичей. После рассказанной им истории, под домом Ёсифудзи обнаружили целое логово лис (в истории их называют рейко), которые, потревоженные, разбежались в разные стороны (864: p.21-23).

Несомненно, что эта история — разновидность истории про жену-кицунэ, с которой жизнь мила, пока в неё не вмешиваются какие-то экстраординарные события. Но тут кицунэ — явный обманщик, и чтобы победить её чары вмешивается боддхисатва, который, конечно, и был тем самым монахом в видении Ёсифудзи. Если бы не его вмешательство, история для героя закончилась бы скоро и летально для него самого.

Истории, где лисы-кицунэ соблазняют женщин тоже присутствуют, но носят другой характер. Если мужчин кицунэ соблазняют, то женщин агрессивно домогаются и даже берут силой. Вообще, считается, что в китайских историях лисы всегда враждебны к женщинам (887: p.40). В Японии историй про кицунэ, который преследовал девушку, требуя от неё любви во всех её проявлениях, тоже хватает. В одной из них кицунэ, влюбившись в служанку важного господина, принимает облик последнего, чтобы удовлетворить свою похоть (887: p.44). В другой легенде один японский аристократ c острова Сикоку, прийдя домой обнаруживает, что его ждут две женщины, которые выглядят точь-в-точь как его жена и буквально дерутся за право называться его супругой (864: p.68). О легенде ещё будет повод рассказать в дальнейшем, когда речь зайдёт о рангах кицунэ. Существует любопытная легенда о лисе, влюбившейся в девушку, и у айнов. В ней лиса преследует возлюбленную довольно оригинальным способом. Вселившись в её влагалище, лиса отпугивает каждого потенциального жениха, предупреждая того отступить от девушки. Естественно, услышав грозный голос у неё между но,г все женихи не осмеливаются ухаживать за ней, что приводит бедную девушку и всю её семью в отчаяние. Но однажды во сне девушке явилась милостивая богиня и рассказала как изгнать лису. Проснувшись, та рассказала о методе отцу. И тогда отец девушки изготовил из дерева точную копию своей дочери и предложил как жертву лисе. Та удовлетворилась и оставила девушку в покое. Впоследствии девушка вышла замуж, нарожала детей и жила счастливо (897: p.47-48).

Проделки кицунэ

He saw a black column of ashes and steam rise to the height of twenty thousand feet and spread out at its summit in the shape of an umbrella, blotting out the sun. Then he felt a strange rain pouring upon him, hotter than the water of a bath. Then all became black; and he felt the mountain beneath him shaking to its roots, and heard a crash of thunders that seemed like the sound of the breaking of a world. But he remained quite still until everything was over. He had made up his mind not to be afraid, — deeming that all he saw and heard was delusion wrought by the witchcraft of a fox.

Lefcadio Hearn «Glimpses of Unfamilliar Japan» (886: p.324)

Он увидел столб чёрного дыма и пепла, возвышающийся на высоту двадцати тысяч футов и оседающий в форме зонтика, закрывая солнце. Затем он почувствовал как на него льётся странный дождь, — горячее, чем вода в ванной. Затем всё почернело, и гора под ним затряслась от самого своего основания. Он услышал грохот грома, как будто мир раскалывался на кусочки. Но он оставался неподвижен пока всё не закончилось. Он решил не бояться, убедив себя в том, что всё увиденное и услышанное им — не что иное как иллюзия, порождённая колдовством лисицы.

Лафкадио Хирн «Взгляд на незнакомую Японию» (886: p.324)

Это не цитата из исторического сочинения или художественной литературы. Это реакция обычного японского крестьянина на извержение вулкана Бандаи 15 июля 1888 года — самого страшного в новейшей истории Японии, уничтожившего несколько деревень и полностью изменившего ландшафт на территории сотен квадратных километров. Наш крестьянин в этот день находился на вершине другой горы и смотрел на это ужасное великолепие как на театральное представление, сохраняя рассудок и спокойствие духа и убедив себя в том, что это всего лишь колдовские чары кицунэ. В дальнейшем, он, пожалуй, переменил своё мнение, но этот случай характеризует, наверное, главную черту характера кицунэ. Кицунэ — оборотень, а значит, не то, чем кажется.

Элемент обмана есть практически во всех историях про кицунэ. Не зря в Японии существует поговорка «показать свой хвост», то есть показать свой истинный характер (866: p.8). Практически все уже упоминаемые истории и те, о которых будет идти речь в дальнейшем, — это истории обмана. Практически каждое японское сочинение, которое в подробностях касалось лис, одной из главной их характеристик выбирает то, что они оборачиваются в мужчин или женщин и обманывают людей. Следующую историю можно назвать одной из классических. В ней кицунэ успешно обманывает буддийского священника, но в какой-то момент что человеку удаётся прервать чары кицунэ, при этом хорошенько перепугавшись. История дошла до нас сразу в нескольких источниках и была очень популярна в Киото в начале XII века. Её герой — реальный исторический персонаж. Звали его Зодзин (1036-1109). Рассказ цитируется по маленькому сочинению «Сообщения о лисах-призраках» учёного и поэта Оэ но Масафусы (1041-1111), который собрал все слухи и случаи, касающиеся кицунэ в Киото только за 1109 год. Хотя оно совсем небольшое, но сам факт, что за только год Масафуса насобирал столько оставляет только сожалеть о том какое огромное количество историй кицунэ до нас не дошло.

The bishop Zochin was famous for his teachings of the Buddha’s Law. Once an old woman came to see him and said: ‘I would like to have a mass said. Do come and visit me.’ The bishop promised to come. Towards the evening, the old woman came again, and the bishop complied with her wish. They arrived at a hall in a private house on the corner of the Sixth Avenue and Suzaku Avenue. The hall was as majestically adorned as it ought to be; but even though they had arranged for a ceremony of offerings for the priest, there was no one to wait on him. Behind a screen someone clapped his hands, and suddenly a cup of wine was brought in. The bishop thought it strange, and did not dare touch any of the food before he sat down to chant sutras. At the first tone of his prayer bell the lamp light suddenly turned green, and the food offerings turned out to be dung and filth and such like. Everything was an offence against the regulations. He was quite upset, and half-dead of fright he fled. The next day he tried to find the house, but it had disappeared without a trace.

Oe No Masafusa «A Record of Fox-Spirits» (889: p.88)

Учитель Зодзин прославился своим учением закона Будды. Однажды к нему пришла старая женщина и говорит: «Я бы хотела эту службу. Приходи ко мне с визитом». Учитель обещал прийти. Ближе к вечеру она пришла снова и учитель подчинился её желанию. Они прибыли в зал в частном доме на углу Шестой улицы и улицы Судзаку. Зал был прекрасно украшен, как это и должно было быть. Хотя для священника была организована церемония подношений, к нему никто так и не пришёл прислуживать. За перегородкой кто-то хлопал в ладоши и внезапно появлялась чаша вина. Учителю показалось это странным и он не осмелился прикоснуться к еде перед тем, как сел читать сутры. При первом звуке его молитвенного колокола свет ламп неожиданно стал зелёным, а вся еда превратилась в навоз, грязь и тому подобное. Всё выглядело нарушением предписаний для служб. Он пришёл в большое смятение и, полумёртвый от страха, спасся бегством. На следующий день он пытался найти этот дом, но тот бесследно исчез.

Оэ Но Масафуса «Сообщение о лисах-призраках» (889: p.88)

Эта история даже несколько шаблонна, настолько в ней много часто повторяемых в историях деталей. Приглашение человека в дом, которого потом найти нельзя. Хотя в данном случае Зодзину повезло, так как жертва розыгрыша может обнаружить себя и в разрытой могиле на кладбище. Угощения, которыми потчуют гостя, потом оказываются на поверку навозом и грязью, а если его приглашают по делу и платят деньги, то наутро оказывается что те стали старыми листьями, камешками, костями и тому подобным. Всё перечисленные действия и последствия стали настолько общими, что, став жертвой розыгрыша кицунэ, люди безоговорочно верили, что всё перечисленное им досталось. Но и тут люди иногда обманывались. На этот раз уже из-за своих ожиданий. В эпоху Ан-эи (1772-1781) одного актёра пригласили читать дзёрури * в богатый дом. Там собралась целая толпа, которая апплродировала его выступлению и всячески выражала ему своё восхищение. И вот наконец после долгого отрывка он внезапно понял, что в комнате настала полная тишина. Он обратил внимание, что он находится вовсе не в комнате, а на кладбище. Поняв, что пал жертвой розыграша кицунэ он поспешил домой и слёг больным, будучи полностью уверенным в том, что угощения и напитки, которыми его потчевали, были фекалиями и мочой — от одной мысли о том, что он ел в тот вечер ему становилось плохо. Так он пролежал несколько дней, пока внезапно не выяснилось, что в тот же день, когда он демонстрировал своё искусство кицунэ, кто-то похитил всю еду и напитки со свадьбы в соседней деревне (864: p.87-88). Кицунэ действительно разыграли его, но навредить ему они не хотели. Видимо, действительно восхищались его талантами.

Ещё один очень типичный розыгрыш кицунэ — прикинуться странствующим монахом или паломником и попроситься на ночлег в дом. Кто же не приютит святого человека. Наутро крестьянин не обнаружит и следа гостя, как не обнаружит и своих волос, и его гладко выбритая голова некоторое время будет объектом шуток всего села (866: p.10).

Обычно розыгрыши кицунэ направлены на людей, к которым у них нет прямого дела. Вероятно, именно поэтому такие истории редко заканчиваются плохо для пострадавшего. Когда кицунэ мстит человеку по какой-то причине, то всё гораздо серьёзнее. Но месть тоже соответствует «провинности». Одна из историй про бритьё головы — тоже своеобразная месть, но всего лишь за то, что человек имел наглость не верить в силу и способности кицунэ (887: p.48).

Ещё одна история рассказывает про кицунэ, которая любила появляться на дороге в Киото в облике грязной девушки, просившей попадавшихся ей путником верхом подвезти её. Проехав с ними какое-то время, она резко спрыгивала с лошади и в облике лисы убегала, крича как лиса. Один молодой человек решил покончить с этими выходками. Выехав из Киото, он поехал по той дороге, где, как говорили, она появлялась. Так и не встретив её по пути из Киото, он поехал назад и тут она ему попалась, по обычной своей привычке прося подвезти. Юноша согласился, подсадил девушку на лошадь, а затем привязал к седлу. Доехав до Киото, он успешно сдал её дворцовой страже, но только он сделал это, она превратилась в лису и убежала. Внезапно и дворцы и город куда-то исчезли и молодой человек обаружил себя в чистом поле, а его коня нигде не было видно (864: p.31).

Очень любят кицунэ и такую шутку. Они выбирают человека и специально обращаются перед ним в его знакомого, так, чтобы тот заметил. Уверенный в том, что его пытается надуть кицунэ в обличье знакомого, человек, естественно, во всеоружии и готов вспомнить все способы как победить кицунэ. В конце концов, поколотить его тоже можно. Убедившись, что человек уже ждёт следующего появления этого самого знакомого, кицунэ не делает больше ничего. Прячется в сторонке и наблюдает за весельем. Когда этот самый знакомый попадётся тому человеку, его ждёт незавидная участь. Ведь его считают кицунэ (866: p.11-12). И, вообще, хорошо, если он останется жив. Некоторые средства против кицунэ человек выдержать может, но недолго.

Конечно, не все розыграши кицунэ так уж безобидны. Последний способ обмана, когда кицунэ сначала превращается в человека, а потом предоставляет тому, чьё обличье они принимали, отдуваться перед людьми, уверенными, что он лис, приводит в историях и к смертям, как в одной китайской истории, где сын убивает отца, будучи уверен, что убивает лисицу (887: p.46).

Но в целом, розыгрыш кицунэ в чистом виде редко наносит большой вред. Человек может перепугаться, отведать на ужин чего-нибудь дурнопахнущего и проснуться в малоприятном месте. Но угрозы жизни них нет.

Если бы всё ограничивалось подобными проделками, врядли бы средний японец так бы боялся этих лис. Конечно, иногда они бывают злобными.

Но в японской и китайской культурах есть ещё две области, в которых облик лисы-оборотня страшен, а истории как на подбор могут претендовать на сюжеты фильмов ужасов. Первая область — это одержимость кицунэ, когда лис вселяется в человека. О ней будет говориться особо. Вторая область: нарушение запретов и табу человеком или причинение непосредственного вреда самому лису. Тогда он отомстит.

Мстящий кицунэ

В Китае, где традиционно образ лисы более отрицательный, чем в Японии, истории про лис, которые мстят за обиды, несовершение жертвоприношений или просто в силу самой злобности характера, очень распространены и уступают только историям про соблазнение (887: p.41). В Японии даже в подобных историях кицунэ редко являет собой чистое зло. Их агрессивные действия по отношению к людям вызваны нечаянной или специальной агрессией по отношению к ним, причём те случаи, когда месть осуществляет не сама лиса, а дух убитой лисы за своё убийство попадаются в изобилии.

Лисы, пытающиеся отомстить человеку за убийство их собрата, — уже драматизированный тип истории, который подразумевает героев. Хотя о таких случаях писали даже японские газеты в XX веке (866: p.26), всё-таки в повседневной ситуации люди как-то досадившие лисе, врядли ожидали сверхъестественных гостей уже на следующий вечер, зато очень широко считалось, что убийство лисы влекло за собой несчастья, который свалятся в будущем на голову тому, кто это сделал. Ранним утром в субботу 24 декабря 1931 года на ипподроме в городке Сонода на беговых дорожках была убита лиса. За субботу и воскресенье на ипподроме во время счкачек случилось 12 несчастных случаев, причём 9 из них в течении одной гонки. В вторник газета в ближайшем крупном городе Кобе выходит с заголовком: «Девятеро пострадало в одной гонке. Двенадцать жокеев падают в Соноде за два дня по причине смерти лисицы!» (866: p.27)

Иногда агрессивные действия кицунэ носят характер наказания за святотатство или восстановление справедливости, что будет затронуто в разделе про лис-посланников божества Инари в японских представлениях. Да и к соглашению с ними, если им причинили вред, прийти можно и даже получить вознаграждение.

Средства против кицунэ

Способы противостояния лисам на Дальнем Востоке, как можно было догадаться, тоже многочисленны. Здесь пойдёт речь о способах выявления лис-оборотней. Кроме них существуют другие способы, но относятся они к тем случаям, когда лиса вселяется в человека и направлены на то, чтобы изгнать лису. Частично они накладываются друг на друга и в обоих разделах могут быть небольшие повторения.

Но самые частые способы направлены на то, чтобы не попасться на уловки кицунэ и распознать его или даже заставить принять животную форму. Упоминание о том, что если кицунэ в обличье человека вдохнёт дым, то превратится обратно в лису, встречается уже в XIV столетии (864: p.50). Этот метод явно заимствован из практики охоты на лис, когда лису выкуривают из норы, разводя перед ней костёр из листьев, хвои или чего-то, что даёт много дыма.

Считается, что в отражении воды всегда видно истинное лисье лицо кицунэ, а не наваждение (866: p.8). Причём даже если лис невидимый, то его отражение всё равно видно в воде. Не является ли ваш собеседник кицунэ также легко проверить, незаметно ущипнув его. Если он оскорблённо ойкнет, то всё хорошо — перед вами человек. Но если никак не среагирует, то перед с ним определённо что-то не то (866: p.8). Одна из главных слабостей кицунэ — жареные крысы. Кицунэ не может устоять увидев этот, по её мнению, деликатес, и жадно накинется на угощение. Японские источники издавна советуют положить на дороге перед тем, кого вы подозреваете в том, что он кицунэ, это, с позволения сказать, блюдо, и ждать. Кицунэ не сможет пройти мимо. Из-за это слабости кицунэ часто выявляют и убивают (864: p.100). Среди других способов выявить кицунэ и заставить принять его свой оригинальный вид некоторые источники отмечают также победу над ними в учёной дискуссии, кормление отравленной едой и отрезание хвоста (864: p.7). Последний способ годится, разумеется, только в тех случаях, когда кицунэ не сможет обернуться в человека полностью.

Один из способов проверить не с кицунэ ли сейчас общается человек знакомый каждому, кто хоть раз слышал, как японец говорит по телефону. Их «моши-моши» в начале беседы выполняет роль «алло» и значит «говорю-говорю». Слово принято повторять именно два раза. Чтобы собеседник знал, что разговаривает с человеком. Считается, что кицунэ обучаются человеческой речи примерно в течение года, но даже опытный кицунэ всё равно будет иметь неустранимые проблемы с выговариванием некоторых слов и буквосочетаний. «Моши-моши» он не может выговорить как бы не старался (866: p.7). Сверхъестественным существам довольно часто недоступны какие-то простейшие для людей действия. Можно вспомнить святочных греческих демонов калликанцаров, которые умеют считать только до двух.

Ещё один общераспространённый способ в Японии выяснить не с наваждением ли они имеют дело — отвернуться от подозреваемого, наклониться и посмотреть на него у себя между ног. Если человек увидит лису, то имеет дело с кицунэ (896: p.46-47)

Одно из самых широкораспространённых мнений относительно кицунэ заключается в том, что собаки видят истинную натуру кицунэ и немедленно нападают на него. Множество раз в историях именно собаки спасают человека, напав на кицунэ и вынудив того сбежать до того, как ему удастся набедокурить. Именно по этой причине на лбах новорожденных в Японии раньше рисовали иероглиф «собака» (887: p.37).

Характеристики и способности кицунэ

Кицунэ — это обычная лиса. Имя kitsune является самым распространённым для обозначения лисы в противоположность многочисленным другим, относящимся к особым случаям. Это показывает, что в Японии не разделяли «обычную» и «сверхъестественную» лису. Это подтверждают и некоторые источники, в которых самые обычные, действительные черты лис соседствуют с волшебными по нашим понятиям (890: p.42).

Самое главное умение лисы по дальневосточным представляниям — это умение превращаться в нечто другое. Лиса — не единственное животное, которому оно доступно. В разных областях подобные представления бытуют о волках и о барсуках (енотовидных собаках), то есть тануки по-японски, лягушках, змеях. К слову, образы тануки и кицунэ были настолько близки по своему поведению и свойствам в Японии, что с XIII века появляется термин «кори», который обозначает «или кицунэ или тануки», когда точно нельзя понять из этих животных в изменённом облике столкнулся человек (864: p.41).

Вера в то, что, прожив определённый срок, лиса может превратиться в человека — очень древняя. Она встречается в китайских источниках, как минимум, в IV столетии нашей эры (887: p.42). Идея достижения определённого возраста, приносящего качественные изменения была широко воспринята в Японии. Похожие представления существуют не только относительно живых существ, которые получают возможность превращаться в нечто другое, но и касательно неодушевлённых предметов, которые могут стать одушевлёнными по просшествии времени. Их называют цукумогами.

В китайских и японских источниках нет полного согласия насчёт того, сколько нужно прожить лисе, чтобы научиться менять свой внешний вид. В одном китайском сочинении, предположительно V века н.э., сказано, что что по достижению 50 лет лиса может превращаться в женщину, по достижении 100 лет — в прекрасную девушку или мужчину. Когда ей исполняется 100 лет, она знает, что происходит на расстоянии тысячу ли, может вселяться в людей (при этом люди теряют свой разум и память) и убивать их колдовством. Когда лисе исполняется тысяча, она входит на небо и становится небесной лисой (864: p.5).

Только последний срок, тысяча лет, после которого лиса становится небесной и уходит в другие сферы, прекращая досаждать людям — кажется, единственный, в котором все источники достигли практически полного согласия. Срок для лисы, чтобы научиться превращаться в человека, в японских источниках чаще всего составляет 50 или сто лет. В китайских этот срок увеличивается иногда до 500(887: p.42).

Сам процесс превращения может быть очень разным. Наиболее древний связывает, как почти все ранние упоминания лис в китайских и японских источниках, лис с кладбищами и захоронениями. Китайский источник VIII века так описывает этот процесс:

It is an old saying that the wild fox bears the name of Tsze, Red. At night he strikes fire out of his tail. When he desires to appear as a spook, he puts
a human skull on his head and salutes the Great Bear constellation, and the transformation is then effected as soon as the skull ceases to fall.

Marinus Willem de Visser «The Fox and Badger in Japanese Folklore» (864: p.5)

Есть древнее выражение, что имя дикой лисы — Цзе, то есть Рыжая. Когда она желает явиться призраком, то ставит себе на голову человеческий череп и приветствует созвездие Большой Медведицы, и превращение завершает до того, как череп упадёт с головы.

Маринус Виллем де Виссер «Лис и барсук в японском фольклоре» (864: p.5)

По японским представлениям тот небесный объект, которому поклоняется лиса в процессе превращения, часто не созвездие Большой Медведицы, а Полярная звезда (887: p.43). Метод с черепом — самый распространённый, но далеко не единственный. Другие методы превращения предполагают проглатывание листков с написанными на них заклинаниями или произнесение заклинаний (864: p.7). Один из способов передаёт Уильям Гриффис в 1874 году. Он приводится без указания источников и напоминает европеизированный вариант обращения, но приведём и его. Когда лиса желает превратиться в мужчину или женщину, она собирает в кучу листья, которые полностью покрывают его тело. Затем собирает из них косу или узел на макушке. Когда это сделано, она делает три двойных сальто, не касаясь земли, и когда приземляется, то трансофрмация оказывается уже завершённой (899: p.58).

Все описанные методы лис использует для плохих целей, и это «плохая» и бесчестная трансформация. Япония не знает других способов, а вот в Китае был известен и «хороший», то есть достойный способ. Он только иногда упоминается японскими авторами (888: p.192), но не вошёл в представления о кицунэ. Он заключается в штудировании и изучении китайской классической литературы:

A gentleman came upon a group of young foxes in a circle about an old gray fox. He threw a stone and hit the gray fox on the head. The next day the family tutor had his head bandaged and admitted that he was a fox who with his young disciples was acquiring virtue the legitimate way by the study of the classics. He said the illegitimate way, the theft of human essence was much quicker but both wicked and dangerous (1937)

Jameson R.D. «The Chinese Art of Shifting Shape» (900: p.278)

Один раз человек встретил группу молодых лис, который расположились кругом вокруг старой, седой лисы. Он бросил в неё камень и попал ей в голову. На следующий день его семейный учитель пришёл с перевязанной головой и признал, что это он был той лисой, и со своими учениками овладевал добродетелями достойным путём, изучая классиков. Он сказал, что незаконный способ воровать человеческую сущность был гораздо быстрее, но порочен и опасен одновременно.

Р.Д.Джеймисон «Китайское исскуство оборотничества» (900: p.278)

Способ только сперва выглядит странным. Получение личного могущества и приобретение добродетелей через литературу в конечном счёте восходит к довольно древним представлениям о священности и магической силе иероглифов (900: p.275).

In 1889, a tale was widely circulated and believed of a fox having taken the shape of a railway train on the Tokyo- Yokohama line. The phantom train seemed to be coming towards a real train which happened to be running in the opposite direction, but yet never got any nearer to it. The engine-driver of the real train, seeing all his signals to be useless, put on a tremendous speed. The result was that the phantom was at last caught up, when, lo and behold! nothing but a crushed fox was found beneath the engine-wheels.

B.H.Chamberlain «Things Japanese. » (892: p.115)

В 1889 году ходили слухи о том, что лиса приняла облик поезда на линии Йокогама-Токио. Этот поезд-призрак будто бы ехал навстречу настоящему поезду, но при этом не приближался к нему. Машинист настоящего поезда, увидев, что все сигналы, которые он отчаянно подавал, бесполезны,развил максимальную скорость, на которую был способен локомотив. В конце концов, когда машинист догнал поезд, не раздалось ничего, кроме лёгкого, глухого стука, и, о чудо, на рельсах был найден лис, попавший под колёса.

Бэйсил Холл Чемберлен «Дела японские. » (892: p.115)

Линия сообщения Токио-Йокогама, о которой идёт речь в заметке, — это первая железнодорожная линия в Японии. Она была введена в эксплуатацию в 1872 году и за 17 лет японцы не перестали смотреть на это чудо западной техники с чувством лёгкого страха.
Это не единственный поезд-кицунэ в Японии. В середине 50-х годов на юге острова Кюсю бытовали поверья, что по ночам по железнодорожному полотну проносится поезд-кицунэ, который выглядит со стороны как цепь огней. Местные утверждали,что при возведении железнодорожных линий было разрушено множество лисьих нор, и вот теперь их призраки, объединившись в один большой призрачный поезд, не дают о себе забыть (866: p.12).

Существуют истории про автомобиль-кицунэ, даже про чайник (887: p.40)! При всём многообразии живых существ или предметов, в которые может превращаться кицунэ, не все они удачны. Так, кицунэ может превратиться в человека не полностью, оставив волочиться за собой пышный лисий хвост (864: p.74). Кицунэ может перепутать лево и право, как в одной истории, записанной в XVIII веке про мужчину, который вышел из дома по делам, но очень скоро вернулся и под предлогом усталости отправился спать. Его тёща заметила, что он слеп на левый глаз, в то время как муж её дочери был слеп на правый. Чтобы удостовериться в этом, обе женщины, мать и дочь, подняли мужчину под фальшивым предлогом и действительно — он был слеп не на тот глаз. Подождав, когда он опять отправится спать, они закололи его и, говорят, что под ударами ножей он кричал так же, как кричат лисы (864: p.64).

Лисы-кицунэ издают в историях два типа звуков. Один звучит как «кон-кон», а второй как «кай-кай». Часто между ними нет разницы, но иногда всё же считается, что по даже по звуку можно понять какая лиса перед тобой — хорошая или плохая. Звук издаваемый плохой лисом — это «кай-кай», а божественная лиса и посланник Инари — «кон-кон» (866: p.2-3). Но это не правило. Во многих историях этот принцип нарушается. Разница в звуках кицунэ объясняется и по-другому, его состоянием:

When a kitsune is suffering, its call is very much like the crying of an infant; when it is happy, it sounds like [somebody] beating on a hollow container.

Foster M.D. «Pandemonium and Parade Japanese Monsters and the Culture of Yokai» (890: p.41)

Когда кицунэ страдает, его крик очень похож на плач младенца; когда он доволен, то производит звук похожий на удары по пустому сосуду.

Foster M.D. «Pandemonium and Parade Japanese Monsters and the Culture of Yokai» (890: p.41)

Интерес представляет вопрос о хвосте или хвостах кицунэ. А если быть точным, то о девяти хвостах кицунэ. Ещё в древнекитайском «Каталоге гор и морей» нет недостатка в девятихвостых животных, некоторые из которых сравниваются с лисой. Так, в области горы Зелёный холм, вполне мифической горы, на которой, по китайским представлениям, жили боги и духи, водятся подобные животные:

«Каталог гор и морей», I. 3а-4 (81: с.29)

Есть предположение, что то, что превратилось в девять хвостов кицунэ изначально было или позвонками или, скорее, разветвлениями хвоста, а не, собственно, хвостами, растущими пучком из одного места. По китайским представлениям ействительно считалось, например, что у лисиц девять позвонков или сочленений в хвосте (887: p.37).

По китайским преставлениями девятихвостая лиса могла считаться добрым предзнаменованием. Одна легенда рассказывает про то, как Юй Великий, один из мифических императоров Китая, один раз встретил белую лису с девятью хвостами, находясь в области Ту Сян. Император был не женат и не имел потомков, хотя правил уже 13 лет, и этот факт сильно беспокоил его подданных. Однако увидев лису, исператор сказал: «Белый — это мой цвет, а девять хвостов — знак многих потомков», и решил взять себе жену в этой области (864: p.8) Появление лисы с девятью хвостами считалось добрым признаком порядка и законности в ближайшие годы (864: p.9).

В Японии, читаем, что по достижению восьмиста или тысячи лет, кицунэ становится «небесной» лисой и её мех приобретает золотистый окрас (866: p.8). Обычно такая лиса, как считается, уже вмешивается в человеческие дела. Но при этом выражение «лиса с девятью хвостами» (kyubi-no kitsune) обозначет льстеца и обманщика.

Огонь кицунэ

Обычно блуждающие огоньки кицунэ-би видят зимой. Иногда в тех местах, где их видели, затем находили конские кости. Отсюда происходит довольно распространённое поверье, что кицунэ держат в пасти зажжённые конские кости, который и есть этот лисий огонь. В некоторых регионах считают, что огонь кицунэ производят при помощи не костей, а копыт (864: p.104-105), но довольно сложно представить себе лису с конским копытом в пасти. Впрочем, они и не такое могут.

Кицунэ как божественный посланник Инари

Развитие представлений о лисах как о посланниках синтоистского божества Инари общепризнанно считается оригинальным японским дополнением к дальневосточному образу лисы. Это мнение поддерживалось всеми исследователями, интересовавшимися вопросом.

Почитание Инари засвидетельствовано уже в VIII веке. Хотя в синтоистском пантеоне ей * отведено довольно скромное место, в действительности культ Инари настолько всеобщ, что его называют отдельной религией внутри синтоизма (896: p.50). Объяснить этот факт несложно. Инари — божество еды, плодородия и достатка. Именно от благосклонности Инари зависит благосостояние отдельного человека. Неудивительно, что буквальное каждое японское село, вплоть до самых незначительных, имеет своё святилище, посвящённое Инари.

Имя Инари связано с рисом («ине»), и самый типичный миф про Инари касается того, как во время великого голода в незапамятные времена в Японии богиня спустилась с небес на белой лисе, сжимая в руках сноп колосьев «ине», злака, который рос в болотах и не был рисом, но после этого слово «ине» стало обозначать именно рис (896: p.44).

Белая лиса, на которой восседала верхом Инари, — это бьякко, та ипостась лисы, которая всегда связана с Инари и без исключений считается лисой благожелательной, а встреча к ней — к добру (866: p.3). Увидеть белую лису считалось к добру и в Китае (864: p.13), а в древней Японии императорам не раз дарили белых лис (864: p.16).

В народных представлениях, впрочем, каждая лиса связана с Инари. Обычно считается, что все лисицы — посланники Инари, однако действительность несколько сложнее. Неоднократно подчёркивалось, что лиса в какой-то мере вытеснила саму Инари и сама стала объектом поклонения. Маринус де Виссер в статье 1908 года считал, что поклонение лисе вместо Инари — это рудиментарный пережиток того, что первоначальное поклонение было именно лисе и произошло от культа лисы на горе Инари (864: p.143-144). Лиса как посланник Инари появляется в японской литературе только в XVII столетии, но и сейчас существует значительная неопределённость чему же, собственно, поклоняются: лиса, с одной стороны, и есть Инари, а с другой — посланник Инари.

Лиса, таким образом, — персонаж одновременно зловредный и почитаемый. От него можно ждать как милостей, так и подлостей. Попыток примирить это пртиворечие существовало множество — как в письменных источниках, так и в народных представлениях, зафиксированных в XX веке. По сути, тут можно увидеть некоторое китайское влияие. Лиса в Китае — существо гораздо более зловредное. Если в Китае и зафикировано поклонение лисам, то оно не ставит себе целью получение от неё благ, а только ублажение её приношениями, чтобы обеспечить её невмешательство в жизнь людей (863: p.134). Лиса, согласно наиболее распространённому мнению, принимает образ девушки и соблазняет мужчин для того, чтобы воровать у него человеческую сущность, некую эссенцию, жизненную силу (900). Это бесчестный, хотя и быстрый способ для лисы обретения личного могущества.

В кулинарной энциклопедии Honchō shokkan 1697 года Хитоми Хицудая, кстати, первом японском источнике, где лисицы прямо называются посланниками Инари, сказано, что все лисы Японии совершают паломничества в храм Инари в Киото. В соответствии с их умением вселяться в людей, они получают от Инари различные звания (864: p.99-100). Тут недвусмысленно говорится, что божество явно не против того, чтобы кицунэ вселялись в людей. Сами же люди на подобные действия лисиц смотрели неодобрительно. Действия всех кицунэ можно объяснить, таким образом, как поступательное движение к могуществу и более значимому рангу от Инари, чтобы в конце концов, после достижения тысячи лет, уйти на небо. Народу, разумеется, было сложно принять мысль о том, что благожелательное божество покровительствует вредоносным существам. Для типичных народных представлений характерно мнение, что вредоносные лисы, особенно те, которые вселяются в людей, — это изменники, изгнанные из сообщества лис, лисы-одиночки (896: p.48).

Последний, оправдательный взгляд был нехарактерен для Японии. Демоническая лиса и божественная — по сути, одно и тоже. До нас сохранилось во всех отношениях замечательное письмо. Оно написано от лица одного из самых могущественных военачальников и узурпаторов власти в японской истории Тоётоми Хидеёси (1536 или 1537 — 1598) и адресовано Инари. Сейчас это письмо хранится буддийском храме Тодаи-Дзи в городе Нара:

To Inaei Daimyojin :

— My Lord — I have the honor to inform you that one of the foxes under your jurisdiction has bewitched one of my servants, causing her and others a great deal of trouble. I have to request that you will make minute inquiries into the matter, and endeavor to find out the reason of your subject misbehaving in this way, and let me know the result. If it turns out that the fox has no adequate reason to give for his behavior, you are to arrest and punish him at once. If you hesitate to take action in this matter, I shall issue orders for the destruction of every fox in the land.

Any other particulars that you may wish to be informed of in reference to what has occurred, you can learn from the high-priest Yoshida. Apologizing for the imperfections of this letter, I have the honor to be Your obedient servant, Hideyoshi Taiko

Lefcadio Hearn «Glimpses of Unfamilliar Japan» (886: Vol.1, p.319-320)

Мой господин. Имею честь сообщить, что одна из лис под твоей властью околдовала одну из моих служанок, принеся ей большие неудобства. Оставляю эту просьбу с тем, чтобы ты тщательно расмотрел это дело и приложил все усилия, чтобы выяснить причины по которым твой подчинёный так дурно себя вёл, и сообщил мне о результате. Если окажется, что у лисы не было достаточно веской причины для такого поведения, задержи и накажи его немедленно. Если ты проявишь нерешительность в этом деле, я прикажу уничтожить всех лис на этой земле.

Все подробности, которые ты пожелаешь узнать о том, что случилось, ты можешь узнать от верховного священнослужителя Ёсиды. Приношу свои извинения за несовершенство письма, и имею честь оставаться твоим покорным слугой. Хидеёси Таико.

Лафкадио Хирн «Взгляд на незнакомую Японию» (886: p.319-320)

Практика прямого обращения к божествам и сверхъестественным существам нельзя сказать, что обычна для японских правителей, но этим случаем не исчерпывается. Касательно кицунэ письмо интересно тем, что письмо ясно различает два мотива поведения у лисы, которая оккупировала одну из служанок императоского дворца. Лиса могла иметь причину. Например, служанка могла специально или по незнанию оскорбить или нанести вред Инари или лисице. А могла и не иметь такой причины. Во втором случае грозный правитель прямо угрожает божеству. В этой истории карательных мер не потребовалось — служанка выздоровела, по преданию, в тот же день (864: p.71)

Часть историй про мстящую кицунэ или когда та вселяется в человека, недвусмысленно свидетельствуют о том, что перед этим человек обидел или оскорбил Инари. В истории, записанной уже в XX веке, девушка спиливает ветку во дворе святилища Инари у себя в деревне и немедленно становится одержимой. После её выздоровления и изгнания духа священниом Инари (каннуси), та действительно вспоминает, что срезала ветку, причём с совершенно невинной и даже благой целью. Ветка дерева, находящегося рядом со святилищем, торчала так, что за неё могли зацепиться и пораниться люди. И девушка срезала её, чтобы избежать этого. Каннуси, покидая девушку, говорит, что ей требовалось посоветоваться с ним или другим священником перед любым действием в святилище, которое не регулируется нормами, даже таким, на первый взгляд, безобидным (896: p.51).

Ранги кицунэ

Прежде чем заводить наконец-то разговор о разновидностях кицунэ в японском фольклоре, стоит сказать несколько слов об их рангах. О рангах или званиях кицунэ речь уже заходила. В том самом сообщении 1697 года, в котором кицунэ впервые была прямо названны послланниками Инари, говорится, что соответствии с их умением вселяться в людей, кицунэ получают от богини различные звания (864: p.99-100).

Один из наиболее ярких доступных текстов на эту тему относится к 1805 году. В этом году буддийским монахом, поэтом и автором многих сочинений, был написан сборник разнородных историй «Канден коитцу». В нём автор рассказывает про лису, которая жила в одном буддийском храме в провинции Оми * ещё с давних времён, охраняя его от пожаров и прочих неприятностей. Её никто никогда не видел, но иногда она разговаривала с главным священником храма и однажды пожаловалась, что на неё попали грязью, когда она сидела на сандалиях священника в то время, когда тот проводил религиозный обряд. На это священник ответил, что ей не стоит обижаться, так как её никто не видел, а значит запачкал её не специально. Другой раз лисица рассказала, что в целом лисицы делятся на три категории: «Сюрьо» или «начальники», «ёриката», то есть помощники, и «яко», то есть «полевые лисы». Сюрьо командуют другими лисицами, но только теми, которые у них под начальством — другим они приказывать не могут. Далее следует такой текст:

Once the fox asked for assistance because he had, as he said, not money enough to secure a higher rank. The priest assented but thought it strange, and asked the fox how he had got any money at all. The answer was : ‘ I have always picked up and kept the money which fell beside the offering box’. The fox is said to live always above the ceiling of the main hall. As to the use of money for getting a higher position, this is not confined to this particular fox, for I have heard the same said about other foxes. Therefore I asked the priests of Inari where these animals paid the money, but none of of them knew anything about it. The deeds of foxes are secret»

Kandenro Kokei «Kanden Kohitsu» (864: p.82-83)

Однажды лиса попросила помощи, так как, по её словам, у неё не хваталос денег, чтобы приобрести себе более высокое звание. Священник удивился и спросил откуда у лисы вобще взялись деньги. Ответ был таков: «Я всегда подбираю и сохраняю те деньги, которые упали за коробку с приношениями». Лиса сказала, что живёт над потолком основного зала. А что касается употребления денег для приобретения более высокого звания, то я слышал подобное и про других лис. Тогда я спросил других священников Инари куда эти животные относили деньги, но никто из них ничего не знал об этом. Дела лис — тайна.

«Канден Коитцу» цит. по (864: p.82-83)

Разновидности кицунэ

Бьякко (byakko, 百狐) — это «белая лиса». С самых древних времён считалось, что увидеть белую лису к удаче. Бьякко всегда выступает доброжелательным в историях (866: p.3). В центральном храме Инари в Киото находится святилище Бьякко связь которого с плодородием наиболее очевидна, так как это любимое место поклонения у бесплодных женщин, проституток, просящих побольше любовников, крестьян, просящих хороший урожай (903: p.21).

Генко (Genko, 黒狐) — «чёрная лиса». Встречается гораздо реже, но, как и белая, издавна считалась добрым предзнаменованием.

Корио (Koryo) — вселяющаяся в людей лиса (866: p.1). Очевидно, так называют кицунэ в тех случаях, когда она вселяется в человека.

Яко (Yako, 野狐) — «полевая лиса», одно из общих названий, с которым не связано какое-то ощущение особенной святости или зловредности.

Тенко (Tenko, 天狐) — божественная лиса. Возможно, каким-то образом может быть сопоставлена с воздушными демонами тэнгу, но для японской мифологии тоже не играет особой роли.

Шакко (Shakko, 赤狐) — «рыжая лиса». Встречается в ранних японских источниках и считается хорошим предзнаменованием. В более поздних, по-видимому, это название не сыграло особенной роли.

Томэ (Tome) — «старая женщина». Это имя для лисы известно только при центральном храме Инари в Киото.

Миобу (Myobu) — «придворная дама». Японское энциклопедическое сочинение «Айносё» объясняет имя «миобу» как китайское слово, которым обозначали придворных дам и, так как в храмах, где поклонялись лисицам присутствовали женщины-прорицательницы, то, возможно, от имени придворных дам оно перешло на прорицательниц и, соответственно, на самих божественных лисиц. Слово тоже, как и Томэ, связано с культом Инари (864: p.55).

Одержимость кицунэ

Поверье в то, что кицунэ может вселяться в человека — очень древнее. Но сперва предоставим слово Эрвину Бальцу, персональному врачу императорской семьи и одному из первых, кто познакомил преподавал японцам западную медицину. Его резюме относительно «кицунэ-цуки», буквально «быть одержимым лисой» было составлено в 1876 году и ниже цитируется его начало (полностью оно довольно большое):

Possession by foxes (Kitsune-tsuki) is a form of nervous disorder or delusion, not uncommonly observed in Japan. Having entered a human being, sometimes through the breast, more often through the space between the finger-nails and the flesh, the fox lives a life of his own, apart from the proper self of the person who is harbouring him. There thus results a sort of double entity or double consciousness. The person possessed hears and understands everything that the fox inside says or thinks ; and the two often engage in a loud and violent dispute, the fox speaking in a voice altogether different from that which is natural to the individual. The only difference between the cases of possession mentioned in the Bible and those observed in Japan is that here it is almost exclusively women that are attacked mostly women of the lower classes. Among the predisposing conditions may be mentioned a weak intellect, a superstitious turn of mind, and such debilitating diseases as, for instance, typhoid fever. Possession never occurs except in such subjects as have heard of it already, and believe in the reality of its existence.

Chamberlain B.H «Things Japanese» (892: p.115-116)

Чемберлен, Бэйсил Холл «Дела японские. » (892: p.115-116)

Сегодня «кицунэ-цуки» считается так называемым «культурно обусловленным» или «культуроспецифичным» нервным расстройством, то есть тем расстройствам психики, на которые влияет специфическая культурная среда. К одному из разновидностей подобных расстройств принадлежит и «психоз виндиго». Но психоз виндиго не может случиться, например, у японца, как кицунэ-цуки не может быть у индейца Канады. Как правильно отмечает Бальц в заметке, одержимость не может случиться у человека, который ничего не знает об одержимости кицунэ или в него не верит. Сказанное правдиво для всех подобных расстройств.

Особенность таких расстройств, и кицунэ-цуки в том числе, что традиционные методы его лечения действуют ничуть не хуже, чем современная психиатрия. Другой европеец в Японии, сталкивавшийся с этим расстройством, писал: «Тонизаторы, общая гигиена и разумное сотрудничество пациента обычно приводит к излечению. Впрочем, священники примерно так же успешно действуют в таких случаях, как и я.» (866: p.31).

Способность вселяться в людей у лис фиксируется ещё в Китае, хотя только в Японии сюжет про одержимость стал самостоятельным и значимым. Как уже было отмечено, жертвами одержимости кицунэ действительно становятся практически преимущественно женщины. В исторических источниках мы не застаём подтверждения того, что к одержимости больше склонны женщины низших классов общества, но это легко объяснимо — они слишком редко появляются на их страницах, посвящённых преимущественно жизни нобилитета.

The principal priest (jinjo) knelt to the south of the room with his assistant beside him. His assistant was the one who moved around, who led the girl around and took care of everything. The girl knelt at the west while the family and friends were at the north. This all happened in the daytime.

First the kannushi did the usual things they do at a ceremony of almost any kind. They waved the gohei to drive away evil and chanted a long prayer or norito. Then the head kannushi began to meditate. He sat there for a long time. He began to go into a trance (gyo). The people recognized this because he sat motionless, with not a muscle moving. He grew pale. When he spoke it was not in his natural voice. His lips scarcely moved when he talked and his eyes were closed.

He asked the girl questions, but it was the fox in her that answered. He asked‘the fox if it had taken possession of her and why. The fox replied through the girl but everyone knew it was not the girl speaking. The voice was much higher pitched and stronger than hers. Fox said that she had possessed the girl because she had broken off a branch of a tree at the Inari shrine and had thrown it away. Fox said that if it had been a little child who had done this she would not have punished the person in this way, but that a grown girl should have known better.

The kannushi tried to persuade the fox to leave the girl, but the fox refused. Every once in a while the girl would try to go out of the room. The fox was making her do this. The assistant would keep her there. Finally the assistant kannushi took a small piece of rice paper, crumpled it up, and put it right on the surface of the mat in the center of the room. He then lit a piece of rope made of twisted white rice paper (koyori) from a candle and ignited the rice paper with this.

Now something wonderful happened. A great fire that filled the center of the room blazed up from that little piece of paper. It reached to the ceiling and came within a foot or so of the people along the side of the room. But nothing was burned.

Opler M.E., Hashima R.S. «The Rice Goddess and the Fox in Japanese Religion and Folk Practice» (896: p.50-51)

Главный священник (дзинзё) и его помощник позади него преклонили колени к югу комнаты. Это его помощник ходил, когда было нужно, по комнате, он же водил девушку и заботился обо всём. Девушка стала на колени к западу, а её семья и друзья — к северу. Всё это происходило днём.

Он задавал девушке вопросы, но на них отвечала не она, а лиса. Её голос был гораздо более тонким и громким, чем голос девушки. Лиса сказала, что она вселилась в девушку потому, что она сломала ветку в святилище Инари и затем её выбросила. Лиса сказала, что если бы это сделал ребёнок, она не наказала бы его так, но взрослой девушке лучше знать что можно делать, а что нет.

Каннуси пытался убедить лису покинуть девушку, но та отказывалась. Иногда девушка пыталась выйти из комнаты. Это лиса заставляла её делать это. Но помощник не давал ей уйти. Наконец, помощник каннуси взял небольшой листок рисовой бумаги, смял его, и положил ровно в центре татами в середине комнаты. Затем он поджёг фитиль из перекрученнной рисовой бумаги (коёри) со свечи и зажёг при помощи него бумагу.

И тут случилось нечто удивительное. От этого маленького кусочка бумаги вспыхнул большой огонь, озаривший всю комнату. Он достиг потолка и подобрался примерно на фут до людей, которые сидели у края комнаты. Но ничего другого не горело.

Затем помощник отвёл девушку в юго-западный угол и попытался провести по диагонали комнаты через огонь. Лиса, которая была в ней, не хотела делать этого и повторяла: «Нет, не надо! Не делайте этого!». Девушка сопротивлялась и поэтому помощнику понадобилось долгое время, чтобы заставить её пройти через пламя. Он боролся с ней и наконец-то втолкнул её в огонь. И когда оа вошла в огонь и дошла до центра комнаты, она выкрикнула «квей» и упала без чувств. Как только она потеряла сознание, огонь немедленно затух и в центре комнаты не осталось ничего кроме небольшого количества пепла. Дух лисы вышел изх своего собственного тела и вошёл в тело девушки. Одновременно с этим криком дух лисы был изгнан из тела девушки. Может, он вернулся в своё прежнее тело, но, скорее всего, лиса умерла после этого. Весь процесс занял около двух часов.

Opler M.E., Hashima R.S. «The Rice Goddess and the Fox in Japanese Religion and Folk Practice» (896: p.50-51)

Лисы в услужении

Кицунэ-цуки — это когда лиса завладевает человеком и управляет им. В Японии существует до некоторой степени противоположное явление, называемое кицунэ-моти (kitsune-mochi), что значит «владение лисами». Оно зафиксировано сравнительно на небольшой территории острова Хонсю, — провинциях Изумо и Ивами префектуры Симане, особенно в западных частях этих территорий. Это явление касается не отдельных людей, а семей, и «владение лисами» передаётся по наследству. Оно играет огромную роль, когда речь заходит о свадьбе или передаче земли из рук в руки.

To explain this term, we may say that fox-owning families are believed to have living with them a tribe of small, weazle-like foxes to the number of seventy-five, called human foxes, by whom they are escorted and protected wherever they go, and who watch over their fields and prevent outsiders from doing them any damage. Should, however, any damage be done either through malice or ignorance, the offender is at once possessed by the fox, who makes him blurt out his crime and sometimes even procures his death. So great is the popular fear of the fox-owners that any one marrying into a fox-owning family, or buying land from them, or failing to repay money borrowed from them, is considered to be a fox-owner too. The fox-owners are avoided as if they were snakes or lizards. Nevertheless, no one ever asks another point blank whether or not his family be a fox-owning family ; for to do so might offend him, and the result to the enquirer might be a visitation in the form of possession by a fox. The subject is therefore never alluded to in the presence of a suspected party. All that is done is politely to avoid him.

Это объясняет почему люди избегают и боятся вредить любым образом кицунэ-моти, но не объясняют полное нежелание породниться. Ведь в вышеприведенном тексте перечисленны достоинства тех, кто имеет лис: те зашищают своих владельцев. А процент браков между держателями лис и недержателями действительно очень мал. В исследовании, проведённом в 1962 году для всей Японии и касающегося владельцев не только лис, но и других духов-животных (змеи, волки, обезьяны), средний составил 4,5%, при этом процент семей-владельцев духов может достигать более, чем 50 в некоторых поселениях(887: p.60). Страх стать обладателем кицунэ объясняется несколькими причинами.

Now every fox is supposed to have a family of seventy-five, — neither more nor less than seventy-five, — and all these must be fed. So that although such foxes, like ghosts, eat very little individually, it is expensive to have foxes. The fox-possessors (Kitsune-mochi) must feed their foxes at regular hours; and the foxes always eat first — all the seventy-five. As soon as the family rice is cooked in the kama (a great iron cooking-pot), the kitsune-mochi taps loudly on the side of the vessel, and uncovers it. Then the foxes rise up through the floor. And although their eating is soundless to human ear and invisible to human eye, the rice slowly diminishes. Wherefore it is fearful for a poor man to have foxes.

Lefcadio Hearn «Glimpses of Unfamilliar Japan» (886: p.326)

У каждой лисицы семья в которой семьдесят пять членов, ни больше, ни меньше, — и всех надо кормить. И хотя каждый из таких лис, будучи духом, ест очень мало, это дорого держать лис. кицунэ-моти обязаны кормить своих лис в определённое время. Лисы должны есть первыми, все семьдесят пять. Как только в каме (большой железный котёл) сварился рис, кицунэ-моти громко стучит по боку котла и снимает с него крышку. Лисы поднимаются через пол. И хотя процесс принятия ими пищи беззвучен для человеческого уха и невидим человеческому глазу, количество риса медленно уменьшается. Поэтому бедняк страшится владеть лисами

Лафкадио Хирн «Взгляд на незнакомую Японию» (886: p.326)

В случае брака между владельцами и не владельцами кицунэ лисы заводятся и у другой семьи, а девушка или юноша кицунэ-моти изгоняются из дома и не могут больше появляться там (892: p.119). В случае же покупки земли, принадлежавшей кицунэ-моти, человек рискует стать временным владельцем кицунэ (892: p.119). Кицунэ-моти боятся, и они могут этим пользоваться, иногда занимая достаточно высокое положение в обществе, особенно, если богаты (886: p.329).

По сути, здесь кицунэ выполняют роль духов-обогатителей, которые, в отличие от домовых духов, часто приносят богатство нечестным путём и «пользование» ими может иметь недобрые последствия для владельца. Как видно, эти лисы являются меньше обычных размером и немного похожи на кванко, одной из специфических разновидностей кицунэ, которую могут использовать колдуны-ямабуси для своих нужд. Иногда этих домашних лис называют ещё нинко (Ninko) (886: p.318).

Разумеется, всем перечисленным не исчерпываются представления о кицунэ в Японии и лисе в Китае. Они развивались не одно тысячелетие и продолжают оказывать самое непосредственно влияние на японскую культуру, в том числе и массовую, появляясь в мангах, анимэ, играх и фильмах. В западной культуре этот образ сравнитльно мало ещё знаком, но, например, в сериалах, где присутствуют сверхъестественные существа, уже начинает занимать довольно прочные позиции, за последние годы появившись сразу в двух: сериале «Сверхъестественное» и «Волчонок»..

Основные разновидности кицунэ

в мире «Ведьмака» Анджея Сапковского, древняя лиса-оборотень, способная принимать человеческий облик и насылать иллюзии

по японскому фольклору разновидность кицунэ, волшебные или демонические лисы

по японскому фольклору разновидность кицунэ, «белая лиса», посланница богов

в японском фольклоре разновидность кицунэ, «черная лиса»

разновидность кицунэ мужского пола, считающаяся или превратившейся в мужчину лисицей или мужчиной, превратившимся в лиса

в японском и китайском фольклорах демоническая лисица-оборотень

по японскому фольклору разновидность кицунэ и рейко, «преследующая лиса»

в японском и китайском фольклоре разновидность кицунэ, «воздушная лиса»

лисы-оборотни, присутствующие под различными названиями в ряде культур — от Ирландии до Японии

по японскому фольклору разновидность кицунэ, «дикая лиса», шутник и трикстер

по японскому фольклору разновидность кицунэ, «призрачная лиса»

лиса-оборотень, персонаж одной из самых древних сохранившихся историй про кицунэ в японской мифологии

по японскому фольклору разновидность кицунэ, «божественная лиса»

общее название перевертышей мира Тьмы (игра «Werewolf: the Apocalypse»)

общее название японских животных-оборотней

в японском фольклоре разновидность кицунэ, «красная лиса»

в фольклоре Валахии (исторической области на юге Румынии) лиса-оборотень, выполняющая, кроме того, функции духа-хранителя леса

в китайском фольклоре демоны и призраки, которыми обычно становятся животные, вернувшиеся для мщения за жестокое с ним обращение при жизни

Источник

Оцените статью