Как на японском будет щенок

Как будет
Содержание
  1. Японские иероглифы: «кот», «кошка», «собака», «тигр», «волк»
  2. «Кот, кошка»
  3. «Собака»
  4. Японские клички для собак
  5. Клички для щенков девочек
  6. Клички для щенков мальчиков
  7. Топ 35 японских кличек
  8. Топ 10 популярных кличек в Японии
  9. Географические клички
  10. Гастрономические клички
  11. Имена знаменитых японцев
  12. Вам может понравиться
  13. Клички для басенджи
  14. Японские клички для кошек
  15. 300+ красивых кличек для той терьеров
  16. Как на японском будет щенок
  17. Как на японском будет щенок
  18. Породы коренных японских собак
  19. Найдены дубликаты
  20. Хиросима сейчас | Часть 1. От руин до процветающего мегаполиса Японии
  21. — Вы кто такие?
  22. Японские школьницы в бешенстве. Дело дошло до суда
  23. ТОП-6 фактов о собаках
  24. Почему собаки такие дружелюбные?
  25. Япония, 1870-е гг
  26. «Безопасность», говорили они.
  27. Полное видео про звук масла
  28. Что за порода?
  29. Японская трубка кисэру: история и особенности
  30. О героических японских собаках
  31. О породах собак №136. Шведский вальхунд; Ланкаширский хилер
  32. Печеньки
  33. Якудза: век политики
  34. Якудза: рождение

Японские иероглифы: «кот», «кошка», «собака», «тигр», «волк»

Общение с братьями нашими меньшими наполняет человеческую жизнь радостью. Если у вас есть кошка или собака, вспомните, как они приходили к вам и ложились в ноги в трудную минуту, чтобы успокоить. Животные чувствуют наши эмоции и за хорошее отношение отплачивают преданностью, поэтому и стали верными спутниками людей. Хищные животные, наоборот, пугают человека, но вместе с тем являются олицетворением необузданной природы. Дикая красота завораживает людей не меньше, чем готовность следовать за хозяином куда угодно. Эта статья по иероглифике посвящена, как вы могли уже догадаться, животным. Мы рассмотрим «кандзи» со значениями «кот, кошка», «собака», «тигр» и «волк».

«Кот, кошка»

Иероглиф 猫 означает как «кота», так и «кошку» – в японском языке нет категории рода. Нам же легче! Это «кандзи» состоит из двух элементов: «собака» 犭 в усеченном виде слева и «потомок» 苗 справа, который раскладывается на «траву» 艹 сверху и «поле» 田 снизу. Ключом, по которому иероглиф можно найти в словаре, является компонент «собака» – ключ № 94.

Обратите внимание на порядок черт при написании иероглифа:

Знак читается следующим образом:

Он:
ビョウ

Кун:
ねこ – кошка; кот

В китайском языке, откуда иероглифы пришли в японский, правая часть знака 猫 была фонетиком, отвечавшим за произношение всего иероглифа. Левая часть определяла смысл, только загадка кроется в том, что сейчас мы видим знак в упрощенном написании. Раньше справа был компонент «леопард, пантера» 豸. Уже ближе к кошкам, верно? К слову, эти домашние животные в Древнем Китае использовались для защиты полей от грызунов. Возможно, этот факт поможет вам лучше запомнить этот иероглиф.

Слова, в которых употребляется иероглиф:

Слово Чтение Перевод
愛猫 あいびょう любимая кошка
招き猫 まねきねこ «манящая кошка» (украшение витрины)
猫背 ねこぜ сутулость
仔猫 こねこ котенок

«Собака»

Иероглиф 犬 целиком представляет собой один элемент, как можно догадаться, «собака». Он же является ключом № 94, который мы знаем по предыдущему знаку.

Он:
ケン

Кун:
いぬ – собака

Этот иероглиф – пиктографический. Его древняя форма изображает собаку, стоящую на задних лапах. Конечно, сейчас этот силуэт читается с трудом из-за того, что начертание иероглифа трансформировалось со временем.

Слово Чтение Перевод
犬歯 けんし клык
愛犬 あいけん любимая собака
野犬 やけん бродячая собака
小犬 こいぬ щенок

Иероглиф 虎 раскладывается на два компонента: «тигр» 虍, который является ключом № 141, и «ножки» 儿.

Он:

Кун:
とら – тигр

Этот знак тоже представляет собой пиктограмму. Давным-давно в нем угадывалась фигура тигра, стоящего на задних лапах (вот они наши «ножки»!), однако теперь увидеть его поможет только воображение.

Слово Чтение Перевод
虎穴 こけつ логово тигра
猛虎 もうこ разъяренный тигр
虎口 ここう пасть тигра; перен. верная смерть
虎斑 とらふ/とらぶち тигриные полосы

В иероглифе 狼 можно выделить два компонента: слева «собака» 犭, которую мы уж знаем, а справа 良 «хороший». Как вы могли уже догадаться, «собака» – это ключ этого знака под номером 94.

Он:
ロウ

Кун:
おおかみ – волк

Происхождение этого иероглифа простое: левый элемент «собака» отвечает в нем за смысл, символизируя родственное собакам животное, а правый элемент – фонетик. Если смотреть на значение отдельных компонентов, то получается абсурдное, но забавное мнемоническое правило: «волк» 狼 – это «хорошая» 良 «собака» 犭.

Слово Чтение Перевод
虎狼 ころう тигр и волк; хищные звери; обр. жестокий человек
天狼星 てんろうせい Сириус (звезда в созвездии Большого Пса)
狼狽 ろうばい замешательство, растерянность; смятение, паника
狼藉 ろうぜき беспорядок, неразбериха; буйство, бесчинство, дебош

Вот наша статья и подошла к концу. Надеемся, она была вам полезной. Для тех, кто пропустил предыдущий материал по иероглифике, оставляем на него ссылки:

Успехов в изучении японского языка!

Японские иероглифы: «кот», «кошка», «собака», «тигр», «волк» – разбираем чтения, написание и значения в этой статье. Учим японские кандзи вместе на нашем сайте!

Источник

Японские клички для собак

Японский язык звучит для европейского уха необычно: напевные слова с преобладанием гласных звуков притягивают внимание и вызывают удивление среди окружающих людей. Короткое сочетание звуков может обозначать все что угодно, например, имя персонажа аниме или человеческое качество, приятное для людей. А также название представителя флоры и фауны.

Фумико играет с мячиком

Клички для животных, заимствованные из японского языка, легко запомнить, как человеку, так и маленькому щенку, для которого подбирается имя.

Девочка по кличке Ай учится позировать

Клички для щенков девочек

Имя японского происхождения для щенка девочки легко подобрать пользуясь приведенным ниже списком:

Клички для щенков мальчиков

Для щенков-мальчиков в японском языке богатый выбор благозвучных и необычных кличек:

Топ 35 японских кличек

Клички японского происхождения для щенков, пользующиеся высокой популярностью во всем мире:

Топ 10 популярных кличек в Японии

Жители Японских островов придумали множество кличек для своих питомцев, вот самые популярные среди них, по мнению исследователей страховой компании Аникому:

Географические клички

Клички, связанные с географическими названиями, всегда можно найти на карте. Благозвучие и необычность японского языка дают широкий простор фантазии при выборе имени для щенка, например:

Гастрономические клички

Японская кухня известна всем гурманам мира и поэтому часто щенкам дают клички, связанные с популярными гастрономическими изделиями или продуктами:

Имена знаменитых японцев

Многих представителей собачьего племени владельцы называют именами великих представителей японской нации. На собачьей площадке можно встретить императора Катоку и адмирала Ямамото, певицу Аюми и художника Натори, бизнесменов Хонду и Ямаки.

Вам может понравиться

Клички для басенджи

Содержание1 Популярные и красивые клички2 Африканские клички3 Английские имена4 Клички со значением Кличка собаки обычно подбирается исходя из легкости для произношения и понимания. Кроме того, владельцы учитывают характер, (Читать далее… )

Японские клички для кошек

Содержание1 Традиционные японские имена2 Клички, связанные с едой3 Клички, которые символизируют цветы4 Клички, которые пришли из мифов5 Популярные клички из аниме В Стране восходящего солнца очень сильно любят (Читать далее… )

300+ красивых кличек для той терьеров

Содержание1 Лучшие клички для той-терьеров2 Красивые клички3 Клички со значениями4 Клички для русского тоя Той-терьер — малютка, которая обязательно вас удивит. Это не только ласковый, добрый, дружелюбный и (Читать далее… )

Источник

Как на японском будет щенок

Традиционно щенков Акита и Шиба стараются называть японскими именами. Конечно, этот словарь далеко не полный, но мы будем его дополнять.

Акио – яркий мальчик

Айкидо – путь духовной гармонии

Абунай – опасный, осторожно

Ай – романтическая любовь

Акаруи – яркий, веселый

Акума –демон, дьявол

Айки Джинджа- храм, построенный О-сенсеем в Ивама в честь божества Айкидо

Аваюки- легкий снежок

Бисэнто – японское название китайской алебарды

Боси – лезвие клинка

Буси – воин, самурай

Бусидо – кодекс чести воина

Битэки – чувство прекрасного

Вакай – молодой, юный

Васэй – изготовленный в Японии

Вадза – работа, дело, искусство

Ваки – мир, согласие

Ваки тару – мирный, дружный

Вакин – золотая рыбка

Вакэнай – легкий, простой

Вангэцу – серп луны

Гайка – победная песнь, триумф

Гайкосэн – солнечный свет

Гаммо – желание, мечта

Гайкай – открытое море

Ганто – вершина скалы

Гари – личная выгода

Гати – вкус, изящество

Геко – счастливый случай

Гекуто – яшмовый заяц (поэтически, о луне)

Гекен – меч императора

Гесэй – утренняя звезда

Гики – рыцарский дух

Дан – уровень черного пояса

Дадзе – дайдзин – великий министр

Дайган – заветное желание

Дайдзи – большое дело, великая вещь

Дайдзин – министр, богач

Дайка – цена, дорогой, «ваша светлость»

Дайкай – открытое море, океан

Дайкити – большая удача, большое счастье

Дайко – я (гордо о себе)

Даймон – главные ворота (на территории храма)

Дайо – великий король

Дайон – большое благодеяние

Дайрики- мусо но – непобедимый

Дайси – великий учитель

Дайсидзен – великая природа

Дайсото – глава государства

Дайтан – смелый, отважный

Дайтан-футэки но – неустрашимый

Дайто – длинный меч

Дайтэнсай – великий гений

Дайфуку – огромное богатство

Данкин – закадычный друг

Данко тару – решительный, твердый

Дансэй – упругость, гибкость

Данто – кн. Мягкая зима

Дзай – деньги, богатство

Дзайхо – сокровища, богатство

Дзандзэн тару – примечательный, выдающийся

Дзанко – вечерняя заря

Дзансин – новый, оригинальный

Дзеай – любовь, привязанность

Дзегэн – лунный серп, молодой месяц

Дзедай – древность, древние времена, хранитель замка

Дзедзен – высшая доброта

Дзедэки – прекрасная работа, удача

Дзека – пламя любви

Дзекай – горний мир, рай

Дзекигэн – прекрасное настроение

Дзенэцу – жар сердца, пылкость чувств

Дзетэнки – прекрасная погода

Дзикэй – любящий старший брат, чувство собственного достоинства

Дэнки тэки – легендарный

Дэн – легенда, сказание

Дэйкин – золотой песок

Дори – правота, правильность

daigo Дайго (Buddh) лучшие вещи в этом мире

daika Дайка Ваша честь / его честь

Daiki Дайки Daiki — Великое дерево

daikon Дайкон японский белый редис

daisagi Дайсаги большая (белая) цапля

Daichi Дайти Daichi — Великий первый сын

dakini Дакини (Buddh) Дакини (фея)

jouai Дзёай любовь, привязанность

jougi Дзёги дружеские чувства / дружба

joudama Дзёдама изящные драгоценности / хорошенькая женщина

jiai Дзиай привязанность / доброта / любовь

jikei Дзикэй милосердие и любовь

jin’ai Дзин-Ай доброжелательность / благотворительность / любовь

jinji Дзиндзи добросердечный / доброжелательный

jinkyou Дзинкё рыцарский дух

jineko Дзинэко Jineko

jisanai Дзисанай быть готовы сделать / быть готовым

jisei Дзисэй домашнее, сделано в домашних условиях

jujutsu Дзюдзюцу магия / колдовство / заклинание

junbi Дзюмби изысканные / по-настоящему красивые

junshu Дзюнсю чистокровный / породистый

jutsu Дзюцу искусство / средства

Еагари – конец ночи, рассвет

Еакэгарасу – утренний ворон (признак рассвета)

Еараси – ночной шторм

Ева – полночь
Еватари – жизнь

Едзакура – цветущие вишни ночью

Едзюцу – магия, колдовство

Еидзуки – луна вечером

Еко – солнечный свет (образ: судьба улыбнулась)

Екорэмбо – запретная любовь

Еку – но ару – крылатый

Екудо – плодородная земля

Екунэн – желание, страсть

Емэй – известность, слава

Енонака – мир, свет, жизнь

Еридокоро-но ару – основательный

Еридори (Еритори) – выбор

Ерики – помощь, поддержка

Ерубэ – друг, близкий

Есоро – морск., так держать

Игэн – достоинство, честь

Идзуми – источник, ключ

Икари – гнев, ярость

Ики – очарование, свежесть

Ики-того – взаимная симпатия

Икэби – огонь под пеплом

Икэдзуми – тлеющие угли

Икэн – власть, влияние

Ирэй – власть, исключение
Ибара – роза

Имидзики – замечательный, прекрасный

Имэй – славное имя, добрая слава

Ингин – вежливый, учтивый

Иноти-но ару – живой

isamitatsu Исамитацу поднять настроение / поощрять / быть в хорошем настроении

isamu Исаму быть в приподнятом настроении / оживленным

isshugin Иссюгин серебряная монета в эпоху Эдо

isei Исэй к западу от / на запад

ichiban Итибан (1) лучший / первый / номер один / (2) игра / раунд

ichizuni Итидзуни искренне

itooshii Итоси дорогой / милый

itoshii Итосии дорогой / любимый

itoshigo Итосиго любимое дитя

ittoushou Иттосё первое место, приз / голубая розетка

ifuu Ифу величие / достоинство

iihito Иихито добродушный человек

ihoku Ихоку к северу от / и на север

itsu Ицу быть потерянным / скрываться / ошибаться / красивый / в свою очередь

Источник: Большой японско-русский словарь

Источник

Как на японском будет щенок

Традиционно щенков Акита и Шиба стараются называть японскими именами. Конечно, этот словарь далеко не полный, но мы будем его дополнять.

Акио – яркий мальчик

Айкидо – путь духовной гармонии

Абунай – опасный, осторожно

Ай – романтическая любовь

Акаруи – яркий, веселый

Акума –демон, дьявол

Айки Джинджа- храм, построенный О-сенсеем в Ивама в честь божества Айкидо

Аваюки- легкий снежок

Бисэнто – японское название китайской алебарды

Боси – лезвие клинка

Буси – воин, самурай

Бусидо – кодекс чести воина

Битэки – чувство прекрасного

Вакай – молодой, юный

Васэй – изготовленный в Японии

Вадза – работа, дело, искусство

Ваки – мир, согласие

Ваки тару – мирный, дружный

Вакин – золотая рыбка

Вакэнай – легкий, простой

Вангэцу – серп луны

Гайка – победная песнь, триумф

Гайкосэн – солнечный свет

Гаммо – желание, мечта

Гайкай – открытое море

Ганто – вершина скалы

Гари – личная выгода

Гати – вкус, изящество

Геко – счастливый случай

Гекуто – яшмовый заяц (поэтически, о луне)

Гекен – меч императора

Гесэй – утренняя звезда

Гики – рыцарский дух

Дан – уровень черного пояса

Дадзе – дайдзин – великий министр

Дайган – заветное желание

Дайдзи – большое дело, великая вещь

Дайдзин – министр, богач

Дайка – цена, дорогой, «ваша светлость»

Дайкай – открытое море, океан

Дайкити – большая удача, большое счастье

Дайко – я (гордо о себе)

Даймон – главные ворота (на территории храма)

Дайо – великий король

Дайон – большое благодеяние

Дайрики- мусо но – непобедимый

Дайси – великий учитель

Дайсидзен – великая природа

Дайсото – глава государства

Дайтан – смелый, отважный

Дайтан-футэки но – неустрашимый

Дайто – длинный меч

Дайтэнсай – великий гений

Дайфуку – огромное богатство

Данкин – закадычный друг

Данко тару – решительный, твердый

Дансэй – упругость, гибкость

Данто – кн. Мягкая зима

Дзай – деньги, богатство

Дзайхо – сокровища, богатство

Дзандзэн тару – примечательный, выдающийся

Дзанко – вечерняя заря

Дзансин – новый, оригинальный

Дзеай – любовь, привязанность

Дзегэн – лунный серп, молодой месяц

Дзедай – древность, древние времена, хранитель замка

Дзедзен – высшая доброта

Дзедэки – прекрасная работа, удача

Дзека – пламя любви

Дзекай – горний мир, рай

Дзекигэн – прекрасное настроение

Дзенэцу – жар сердца, пылкость чувств

Дзетэнки – прекрасная погода

Дзикэй – любящий старший брат, чувство собственного достоинства

Дэнки тэки – легендарный

Дэн – легенда, сказание

Дэйкин – золотой песок

Дори – правота, правильность

daigo Дайго (Buddh) лучшие вещи в этом мире

daika Дайка Ваша честь / его честь

Daiki Дайки Daiki — Великое дерево

daikon Дайкон японский белый редис

daisagi Дайсаги большая (белая) цапля

Daichi Дайти Daichi — Великий первый сын

dakini Дакини (Buddh) Дакини (фея)

jouai Дзёай любовь, привязанность

jougi Дзёги дружеские чувства / дружба

joudama Дзёдама изящные драгоценности / хорошенькая женщина

jiai Дзиай привязанность / доброта / любовь

jikei Дзикэй милосердие и любовь

jin’ai Дзин-Ай доброжелательность / благотворительность / любовь

jinji Дзиндзи добросердечный / доброжелательный

jinkyou Дзинкё рыцарский дух

jineko Дзинэко Jineko

jisanai Дзисанай быть готовы сделать / быть готовым

jisei Дзисэй домашнее, сделано в домашних условиях

jujutsu Дзюдзюцу магия / колдовство / заклинание

junbi Дзюмби изысканные / по-настоящему красивые

junshu Дзюнсю чистокровный / породистый

jutsu Дзюцу искусство / средства

Еагари – конец ночи, рассвет

Еакэгарасу – утренний ворон (признак рассвета)

Еараси – ночной шторм

Ева – полночь
Еватари – жизнь

Едзакура – цветущие вишни ночью

Едзюцу – магия, колдовство

Еидзуки – луна вечером

Еко – солнечный свет (образ: судьба улыбнулась)

Екорэмбо – запретная любовь

Еку – но ару – крылатый

Екудо – плодородная земля

Екунэн – желание, страсть

Емэй – известность, слава

Енонака – мир, свет, жизнь

Еридокоро-но ару – основательный

Еридори (Еритори) – выбор

Ерики – помощь, поддержка

Ерубэ – друг, близкий

Есоро – морск., так держать

Игэн – достоинство, честь

Идзуми – источник, ключ

Икари – гнев, ярость

Ики – очарование, свежесть

Ики-того – взаимная симпатия

Икэби – огонь под пеплом

Икэдзуми – тлеющие угли

Икэн – власть, влияние

Ирэй – власть, исключение
Ибара – роза

Имидзики – замечательный, прекрасный

Имэй – славное имя, добрая слава

Ингин – вежливый, учтивый

Иноти-но ару – живой

isamitatsu Исамитацу поднять настроение / поощрять / быть в хорошем настроении

isamu Исаму быть в приподнятом настроении / оживленным

isshugin Иссюгин серебряная монета в эпоху Эдо

isei Исэй к западу от / на запад

ichiban Итибан (1) лучший / первый / номер один / (2) игра / раунд

ichizuni Итидзуни искренне

itooshii Итоси дорогой / милый

itoshii Итосии дорогой / любимый

itoshigo Итосиго любимое дитя

ittoushou Иттосё первое место, приз / голубая розетка

ifuu Ифу величие / достоинство

iihito Иихито добродушный человек

ihoku Ихоку к северу от / и на север

itsu Ицу быть потерянным / скрываться / ошибаться / красивый / в свою очередь

Источник: Большой японско-русский словарь

Источник

Породы коренных японских собак

В 1928 году кинологом Хироё Саито была основана первая японская кинологическая организация, целью которой было сохранение коренных японских пород собак. В 1937 году организация получила признание японского правительства и свое официальное название «Нихон Кен Хозонкаи» ( 日本犬保存会) и стала общеяпонской.

Так вот, согласно «Ниппо» существуют 6 (шесть) коренных японских пород собак:

Все японские собаки относятся к типу «азиатский шпиц»: квадратного формата, узкоглазые, с острыми стоячими ушами и острой же мордой, плотным коротким мехом и хвостом-бубликом. Всем коренным японским породам собак приписывается интеллигентность, верность хозяевам, бесстрашие и отсутствие пустобрешества. Как говорится, японская собака может сказать «гав!» (точнее, «ван-ван!») только когда для этого есть очень серьезная причина. Настоящие японские самураи.

Теперь пройдемся коротко по всем этим шести породам коренных японо-собак.

Иначе называется Шиба-кен. Самая мелкая из коренных японских собак.

Происхождение названия до конца неизвестно. Само слово «шиба» значит «кустарник, валежник». Возможно, собаку назвали так потому, что порода выводилась прежде всего для охоты в низких и густых кустарниках. Или же чисто по ассоциации с небольшим ростом собаки и ее наиболее распространенным рыжим окрасом, напоминающим те самые кусты осенью. В общем, обычно те, кому непременно хочется перевести название породы, называют шиба-ину «малой кустарниковой собакой».

Черная «правильная» шиба-ину и «неправильная» кремовая

Порода выводилась для охоты на мелких лесных животных типа зайцев. Если верить анализам ДНК, одна из древнейших пород в мире.

Высота в холке 35-43 см для кобелей и 33-41 см для сук.

Вес около 10 кг для кобелей и около 8 кг для сук.

Основные окрасы рыжий разных оттенков и черный с подпалинами. Редко встречающийся светло-кремовый окрас считается по стандартам «Ниппо» крупным дефектом и из заводского размножения исключается.

Шерсть короткая с густым подшерстком.

Характер упорный и независимый. Нуждается в правильном воспитании и «крепкой руке». Хорошо воспитанная шиба-ину преданна хозяевам до самопожертвования. Фирменным знаком хороших шиба-ину считается почти кошачья чистоплотность: они никогда не лезут в грязь без острой необходимости и умываются после еды, облизывая лапы и нос.

Другой характерной особенностью породы считается «шиба-плач». Обычно молчаливая собака может издавать очень громкий и режущий уши вопль в минуты острого эмоционального всплеска, как от боли (если считает, что с ней обходятся несправедливо), так и от радости (любимый хозяин пришел). Рекомендуется держать на поводке во время прогулок по неогороженным пространствам: собака имеет тягу к побегам (независимая, ага). Игрива и добродушна.

Одна из самых популярных местных пород. Маленькая и похожа на плюшевую игрушку.

Другие названия: Каи, Каи-ину, Каи-тора. Средних размеров.

Название происходит от провинции Каи (нонешняя префектура Яманаши), где породу и вывели. Считается древнейшей и самой чистой японской породой. Название «тора» (тигр) обычно относят к окрасу породы, а иногда и к бесстрашному, гордому и независимому характеру. Выводилась для охоты на оленей и кабанов.

По стандарту «Ниппо» размеры собаки:

Высота в холке 49-55 см для кобелей и 46-52 см для сук.

Окрасы рыжий, черный и рыже-черный с характерными «тигровыми» полосками. Шерсть короткая с плотным подшерстком.

Такие вот тигры. Стандартом породы допускается хвост, незакрученный в кольцо. Морда более узкая и скуластая, чем у других японских пород.

Порода редкая даже в Японии в первую очередь из-за своего характера. Считается, что каи-кен плохо дрессируются и слишком независимы для домашнего любимца. Однако, знатоки утверждают, что если воспитывать каи с младенчества как друга, они становятся преданными одному человеку и готовы защищать своего хозяина и его семью от любых посягательств. Отличаются интеллектом и бесстрашием. Но не рекомендуется содержать в тесных городских квартирах: собака нуждается в физической активности и просторе.

Другие названия: Кишю, Кишю-кен. Считается собакой средних размеров.

Название происходит от провинции Кишю (теперешняя префектура Вакаяма). Полагают, что порода была выведена несколько тысяч лет назад для охоты на оленей и кабанов.

Высота в холке 49-55 см для кобелей и 46-52 см для сук.

Вес 17-23 кг (кобели) и 15-18 кг (суки).

Собака молчалива и подает голос только в исключительных ситуациях. Говорят, что эта порода последние годы завоевывает популярность в японских семьях.

Другие названия: Шикоку, Шикоку-ину, Кочи-кен, Микава-ину. Средних размеров.

Как несложно догадаться, название происходит от японского острова Шикоку, где собака и была выведена для охоты на кабанов и оленей в горах префектуры Кочи (отсюда и другое название породы). Считается нативной примитивной японской собакой. Некоторые мировые кинологические ассоциации не признают Шикоку-ину как отдельную породу (двор-терьер по-японски, короче). Внешне Шикоку-ину очень похожи на аляскинских хаски, но меньше размером.

Высота в холке 45-53 см и вес около 20 кг.

Любые сочетания черного, белого и рыжего любых оттенков. Шерсть плотная, короткая, с хорошо развитым подшерстком. Вариабельность окраса объясняют тем, что собака была крайне популярна на Шикоку и в каждой деревне есть своя разновидность этой породы.

Как и все японские породы, Шикоку-ину независима и умна. Эта порода также отличается выносливостью и силой. При правильном воспитании предана хозяину и его семье. Опять-таки молчалива.

Кроме того, самые крупные экземпляры шикоку-ину содержались самураями провинции Кочи для собачьих боев, чрезвычайно популярных в этих местах.

Другие названия: Хоккайдо-ину, Айну-кен, Айну-ину, До-кен. Средних размеров собака.

С названием понятно, да? Порода выведена на Хоккайдо от завезенных в 12м веке собак и довольно долгое время сохранялась айнами в изоляции от других японских пород, благо ситуация это позволяла. Соответсвенно, условия жизни на этом самом холодном из японских островов диктовали и направление селекции.

Около 50 см высота в холке и порядка 20 кг веса.

Хороший охотник. Айну-кен помимо всего прочего обладает кошачьей способностью помнить направление, а потому может вернуться домой самостоятельно как бы далеко ее ни занесло. Нуждается в постоянной физической активности. Не рекомендуется для содержания в квартирах.

Другие названия: Акита, Японский Акита. Относится к крупным породам.

Одна из древнейших японских пород, выведенная на севере главного острова Хоншю в префектуре Акита. Описания собаки такого типа встречаются еще в древнейших японских хрониках Коджики и Нихон Шоки (т.е. примерно 7-8й века). Акита-ину разводились как охотничьи собаки на любую крупную дичь в местных лесах, включая медведей. К нордическому стойкому характеру в результате направленной селекции прилагается немногословность: атакует беззвучно и смертоносно.

Независимая и умная собака.

По стандартам «Ниппо»

Высота в холке 60-66 см (кобели) и 58-65 (суки).

Вес 35-54 кг (кобели) и 34-50 кг (суки).

Акиты отличаются редкой интеллигентностью и потому нуждаются в постоянном внимании. Если Аките скучно, он может планомерно уничтожать все, что подвернется под лапу. Не терпит насилия и если попытаться принуждать к выполнению команды силой, результат получите прямо противоположный. Но при дружелюбном общении способен работать на любую задачу. Никогда не реагирует на команды немедленно: сначала оценит обстановку, а потом поступит в соответствии со своим пониманием задачи. Акиты часто используются в полиции, как охранники, как собаки-повыдыри для слабо-видящих и слабослышащих. Выращенные с детства в дружеской обстановке (но при твердом воспитании!) становятся прекрасными компаньонами. Лояльны и терпеливы к маленьким детям, но оставлять один на один не рекомендуется: крупная собака во время игры может просто уронить ребенка.

Сильно развитый защитно-охранный инстинкт. На территории, которую считает своей, не терпит присутствия посторонних, включая животных любого размера и людей. Защищает «свою стаю» до полного самопожертвования. Очень чистоплотна. Можно содержать и в городских квартирах при условии достаточного выгула и наличия развлечений.

Американцы крупнее и массивнее японцев.

Высота в холке 66-71 см (кобели) и 61-66 см (суки).

Вес 45-59 кг (кобели) и 32-45 (суки).

Американские Акиты имеют более мощный костяк и более рыхлую конституцию, возможен «избыток шкуры», которая собирается складками на шее. Форма головы и морды более квадратная, «медвежья», по сравнению с «лисьей» мордой коренных японцев-Акит.

Окрас значительно более вариабелен, чем у японцев, включая черные «маски» и пятна на морде, которые совершенно недопустимы для японских Акит. Шерсть длиннее, чем у коренных Акит.

Собственно, на этом коренные японцы заканчиваются.

Существуют еще четыре породы, в названии которых присутствует слово «японский»: японский хин, японский терьер, японский шпиц и Тоса-ину (японский Тоса). Эти породы выведены в Японии в разное время, но от не-японских, импортированных, производителей.

По материалам из интернета

Найдены дубликаты

Меня больше покоробил звук ш в японском.

Хиросима сейчас | Часть 1. От руин до процветающего мегаполиса Японии

Мы отправимся в префектуру Хиросима, находящуюся в 800 километрах от Токио. Посетим руины, оставшиеся после атомной бомбардировки города в 1945 году. Увидим купол гэмбаку, мемориальный парк мира, а также самые знаменитые ворота Тории в Японии.

Первая часть поездки в Хиросиму. Если у вас есть 35 минут времени, то предлагаю вместе со мной прогуляться по префектуре Хиросима. Приятного просмотра.

— Вы кто такие?

Японские школьницы в бешенстве. Дело дошло до суда

В Японии очень строгие школьные правила. Обязательно, чтобы у всех учеников был черный цвет волос. Макияж, украшения и длина юбок тоже регламентируется и за этим пристально следят. Большая часть японцев от рождения с черным цветом волос, но некоторые рождаются с каштановыми и их тоже заставляют перекрашиваться в черный. Одна японка не выдержала и подала в суд, а позже ее поддержали учащиеся по всей стране.

ТОП-6 фактов о собаках

Как и люди, собаки могут видеть сны. Согласно исследованиям, животным чаще всего снятся вкусные лакомства, птицы, игрушки или санные упряжки.

За тысячелетия, проведенные с человеком, собаки научились «улыбаться». Расслабленный и открытый рот встречается лишь в положительных ситуациях: когда питомец рад видеть хозяина или собирается играть.

3. Любят высокие голоса

Больше поводов для радости даст ласковый разговор с питомцем. Согласно исследованиям, собака предпочитает компанию человека, который говорит высоким, поющим тоном и употребляет фразы типа: «Кто здесь хороший мальчик?»

Еще одно появившееся умение — так называемый «щенячий взгляд». Это выражение, при котором животное поднимает брови, что умиляет людей. По статистике, собаку, которая смотрит на человека таким образом, с большей вероятностью приручат.

5. Искренне сопереживают

Собаки реагируют на человеческий плач так же, как и на вой, воспринимая оба явления как проявление страдания. На такие звуки животные откликаются острее, чем на что-то нейтральное.

Иногда во время щенячьих игр самцы намеренно дают самкам выиграть. Все потому, что для них возможность играть важнее победы. Кроме того, так устанавливаются дальнейшие связи, в том числе и любовные.

ЗЫ: баянометр ругался на картинки.

Почему собаки такие дружелюбные?

Задавались когда-нибудь таким вопросом, глядя на лыбящуюся моську проходящего мимо пса? А может, на вашего собственного? Профессор/собачья хозяйка Бриджет фон Гольдт смогла разобраться, где собака зарыта в чем причина любвеобильности ее щенка Марлы, да и всех собак в принципе.

Фон Гольдт занимается эволюционной генетикой, так что в ней она и пошла искать собаку причину. Сравнив гены собак и волков, она обнаружила разницу в одном, и очень специфическом гене.

У собак этот ген изменен, и это изменение скорее всего предотвращает его нормальную работу, говорит фон Гольдт. Так что возможно в процессе искусственного отбора мы случайно привили нашим четвероногим друзьям такое психическое отклонение.

Упс. Но зато в результате мы получили прекрасных компаньонов: собаки уделяют человеку гораздо больше внимания, чем волки, воспитанные в тех же условиях, к тому же лучше обучаются командам и более послушны.

Чуть больше про генетические исследования фон Гольдт можно почитать в полной статье.

Япония, 1870-е гг

«Безопасность», говорили они.

Полное видео про звук масла

готовят такояки, Японский фастфуд с осьминогом.

Что за порода?

Лига собачников, вопрос преимущественно к вам:)
В подъезд подкинули 4 щенков, одного из них мы забрали домой. Но не можем понять, что за порода. Уши как у ретривера, довольно короткие лапы и хвост, пузо белое, спит как корги:)

Японская трубка кисэру: история и особенности

История японской трубки кисэру насчитывает уже шесть веков. Когда-то она была на пике своей популярности, сегодня же всё меньше и меньше людей используют кисэру, предпочитая ей обычные сигареты. Однако кисэру далеко не обычная трубка, это часть японской истории и культуры.

Кисэру 煙管 кисэру – так называется традиционная японская трубка. Это небольшое по размеру приспособление с маленькой чашечкой для табака на конце часто можно встретить на японских гравюрах. Особой популярностью трубки кисэру пользовались в период Эдо (1603–1868 гг.).

Что же это за трубка и как она выглядит?

Состоит кисэру из трёх частей. Первая – это 雁首 ганкуби чашечка курительной трубки, вторая – это 羅宇 рау черенок трубки, и третья – это 吸い口 суикути курительный мундштук.

Есть два типа кисэру: трубка с бамбуковым или деревянным черенком и металлическими мундштуком и чашечкой и полностью металлическая трубка. Металлическую часть кисэру, как правило, делали особенно скрупулёзно, вырезали множество маленьких деталей: со временем и развитием технологий декорировали трубки всё искуснее и искуснее. Кисэру часто изготавливали на заказ, стремясь подчеркнуть индивидуальность её хозяина и угодить его вкусу.

В отличие от обычных сигарет у кисэру нет фильтра: дым охлаждает сам черенок и тем самым уменьшает потребление смол. То есть чем длиннее черенок – тем меньше смол вы потребляете и тем больше удовольствия получаете.

Табак попал в Японию примерно в XVI веке, когда Европа брала максимум от эпохи Великих географических открытий. Европейские страны импортировали из Японии серебро, а заодно и завозили вещи, доселе японцами невиданные.

Япония же в свою очередь с удовольствием приобретала всё новое, и в числе таких новинок был табак. Позже, чуть больше поднаторев в вопросах европейского табака, японцы изобрели свою трубку, которая быстро стала частью традиционной культуры. Так и появилась первая японская трубка.

Производством кисэру активно занимались ремесленники в городах Айдзу, Токио и Киото.

В итоге кисэру настолько полюбилась людям, что они даже придумали особые табачные сервизы для чайных церемоний 煙草盆 табако бон. Перед чаем хозяин предлагал гостям затянуться табаком, и таким образом этот курительный сервиз очень гармонично вписался в чайную церемонию.

Кстати, в период Эдо техника измельчения табака достигла таких высот, что табачные листья начали рубить на кусочки толщиной с человеческий волос! Чашечка трубки также стала меньше, поэтому кисэру можно было легко носить с собой.

Как курить достойно

Курение кисэру занимает больше времени, нежели курение обычной сигареты, однако опыт, вероятно, будет незабываемый.

Прежде всего нужно измельчить и скатать мелко нарубленный табак в небольшой шарик – чтобы поместился в чашечку. Затем кладёте табак в трубку, поджигаете. Когда листья разгорятся, нужно будет раскурить трубку, чтобы стабилизировать огонь. И после можно наслаждаться курением! Одного шарика хватает примерно на 2-5 раз.

Кисэру – достаточно прихотливая трубка, ей требуется постоянный уход. Как минимум раз в месяц необходимо удалять смолы, скопившиеся внутри. В магазинах продаются специальные средства для прочистки кисэру и маленькие ёршики, чем-то похожие на те, которыми моют посуду.

Хранят кисэру и табак для неё в цилиндрически футлярах, которые традиционно крепились к оби – поясу кимоно.

Сегодня во всей Японии остался только один магазин, который делает кисэру, да и популярность сигарет значительно подпортила репутацию традиционным японским трубкам. Находится этот магазин в Киото, и его мастера до сих пор трепетно хранят традиции кисэру. Когда-то традиционная трубка занимала значительное место в жизни японцев, сейчас же культура курения кисэру встречается всё реже и реже. (C.)

Сначала в обычной японской семье появилась выдра Сакура, а семь месяцев назад, в июне 2020 года, в семье хозяина выдры по имени Мако появился еще и рыжий котенок-девочка Моти..

Животные, которые в дикой природе никогда в жизни бы не контактировали, в условиях квартиры стали лучшими друзьями.

Выдра и котик просто спят, обнявшись.

Интересно, что имена животных (Sakura и Mochi) созвучны с названием знаменитого японского десерта Sakura Mochi. Это блюдо, состоящее из сладких рисовых розовых лепешек моти и красной бобовой пасты адзуки-ан, покрытое листом сакуры.

О героических японских собаках

Автор: Юрий Деточкин.

Таро и Дзиро — две ездовые собаки, которые смогли выжить в Антарктиде, когда их бросили люди. В Японии эти два брата-пёсика стали национальными героями и вторыми по известности после Хатико.

В посте про Скотта и Амундсена я упомянул бесчеловечную полярную технологию, когда часть ездовых собак убивают, чтобы их мясом кормить оставшихся. Это было оправдано в экстремальной гонке к полюсу, когда имел значение каждый килограмм груза.

В современных полярных экспедициях ездовых собак берегут. Погубить собаку считается бесчестным поступком.

История с героической зимовкой брошенных собак случилась во вторую японцую экспедицию в Антарктиду — в 1957-1958 годах.

(первая экспедиция 1910-1912 требует отдельной заметки. Возглавлял её Сирасэ Нобу, самурай-ипотечник. Там тоже были героически погибшие собаки, причём в большом количестве)

А у нас сейчас на дворе пятидесятые. Япония оживает после войны и очень хочет восстановить международный престиж. Но теперь желательно мирным путём.

Подвернулся повод — международный геофизический год — проект учёных всего мира по изучению строения Земли. Одновременно было задействовано 5 тысяч метеостанций и обсерваторий, организовывались экспедиции. СССР и США на радостях даже запустили спутники на орбиту.

Японские учёные тоже захотели поучаствовать и спросили «а можно нам сделать свою станцию в Антарктике?» Сначала все были против из-за послевоенных антияпонских настроений. Потом СССР и США сказали — «Ну пожалуйста, пустите их», и японцев приняли.

А где ставить базу? Территория Антарктиды уже поделена. Но тут пришла на помощь Норвегия — «У нас пока нет ресурсов на экспедиции, если хотите, забирайте наш островок Ист-Онгуль, ставьте там свою станцию». Японцы были очень рады, хотя правительство не спешило выделять финансирование.

Закипела работа. Изначально всё легло на плечи кучке энтузиастов из университета Хоккайдо. Нужно было добыть корабль, припасы, стройматериалы, технику, оборудование и собак.

Корабль подогнало правительство. Будущим ледоколом должен был стать военный транспорт «Соя», который уцелел во время ВМВ. Помните пост Алексея Котова про плохие американские торпеды?

Вот Соя пережил торпедную атаку лодки SS-213 в 1943 году — все торпеды не взорвались. Одну потом экипаж возил на палубе как сувенир.

Ещё прикол — корабль был заложен в 1936 году на японской верфи под именем Волочаевец. Заказчик — СССР. Деньгами мы не платили, это японцы должны были нам построить корабли по договору за уступку КВЖД манчжурам.

1938 — ещё Волочаевец

А это уже 1950-е, Антарктика

А потом случились Хасан и Халхин-Гол, и корабли японцы передумали отдавать. Волочаевец включили в состав флота под именем Соя.

А знаете, какой корабль до этого ходил под таким именем? Поднятый со дна крейсер Варяг, который служил в императорском флоте (потом в ПМВ мы были союзниками и японцы передали Варяг обратно России).

Я вот думаю — а в 1945 году Сталин вспоминал о невыплаченном долге за КВЖД?

Но я отвлёкся. Корабль нужно было восстанавливать и переделывать под ледокол. С большим скрипом и героическим превозмоганием переделку завершили вовремя.

Для постройки полярной базы разработали быстровозводимые модульные конструкции (нужно было чтобы на корабль всё влезло).

И наконец, ездовые собаки. Лучший выбор был — сахалинские лайки. Порода к тому времени почти исчезла, но на Хоккайдо ещё оставались фанаты-заводчики. Собрали упряжку из 15 лаек. В роли погонщика пришлось выступать одному из учёных. Впрочем, он быстро освоил ремесло и привязался к собакам.

Прибыли в Антарктиду в летнюю навигацию 1957 года, быстро возвели постройки базы, оставили партию зимовщиков и отплыли. Уже тогда корабль японцев не смог самостоятельно выбраться через льды до открытой воды — помог советский ледокол Обь.

Станцию назвали Сёва, в честь эпохи императора Хирохито. 11 человек остались зимовать на станции. Налаживали быт, проводили научные исследования, устраивали вылазки по окрестным горам.

Тут и пригодились собаки — там, где не проедет вездеход, пройдёт упряжка.

Станция Сёва на исходе первой зимовки, декабрь 1957. Собаки ещё все живы.

Второе лето наступает — припасы заканчиваются, люди устали и ждут смены.

Ледокол был уже на подходе, зимовщиков должна была сменить вторая экспедиция, уже более многочисленная.

И снова проблема с погодой и льдами. Соя не смог пробиться к базе и запросил помощь. На помощь пришёл американский ледокол Бёртон Айленд:

Подошли к базе настолько близко, насколько смогли, и стали готовиться к выгрузке. Руководитель экспедиции на всякий случай решил подстраховаться и отправил на базу вертолёт, чтобы эвакуировать зимовщиков.

Люди улетели с базы, а собак оставили на привязи с запасом еды, чтобы те не скучали, пока приедет вторая смена.

А смена так и не приехала. Погода испортилась. Американский ледокол заторопился в открытое море — ему нужно было вытаскивать другие суда.

На Сое заканчивалось топливо. Альтернатива была — или уходить сейчас, или вмерзать в лёд и оставаться на зимовку с непредсказуемыми последствиями.

И вертолёт за собаками не пошлёшь — погода не позволила. Пешком не добраться — далеко и слишком велик риск погибнуть.

Корабль ушёл, собаки остались на станции умирать. Больше всех горевал погонщик — жалел, что перед отлётом затянул им ошейники потуже, чтобы не убежали и дождались людей.

Широ, трёхлетний кобель. Сумел отвязаться от привязи, пропал без вести.

Когда Соя пришёл обратно в Японию, вся страна уже знала о неудаче экспедиции и об оставленных собаках. Учёных проклинали, а о собаках искренне горевали.

Рики, 7-летний кобель, вожак упряжки. Пропал без вести.

Через год Соя снова пришёл в Антарктику. На базе нашли 7 трупов собак, которые так и не смогли освободиться от привязи. А через время люди услышали лай — двое псов прибежали, услышав шум на станции. Шестеро собак остались пропавшими без вести.

Таро и Дзиро после года антарктической зимы на диете из тюленей и пингвинов

Как они выжили — непонятно. Видеорегистраторов у них с собой не было, а второй раз такой эксперимент не повторишь. Возможно, охотились на пингвинов и тюленей. Важное примечание — трупы своих товарищей собаки не тронули.

Почему выжили именно эти двое? Они были самыми молодыми, считай выросли уже в Антарктике. Может, лохматость была повышенная.

Скорее всего, им просто повезло больше других.

По мотивам этой истории в Японии сняли фильм (1983) и сериал (2011).

А Дисней сделал римейк под названием «Eight below» (2006) c Полом Уокером.

Смотреть советую диснеевскую версию, там хотя бы больше экшена))

В голливудской версии сахалинских лаек заменили сибирскими хаски. После фильма расскажите мне, как плакали над Хатико.

Век собак недолог. Дзиро остался работать в Антарктиде и умер через два года от болезни.

Таро отработал ещё три года и уехал на Хоккайдо, где прожил ещё 9 лет, окружённый всеобщим почётом и уважением.

По японской традиции, из героев сделали чучела. Таро выставлен в музее Хоккайдо, а Дзиро — в Токио, в одном зале с чучелом Хатико.

Будете в Токио — заходите посмотреть. Заодно зацените ледокол Сою, он превращён в музей, там всё как было во время экспедиций.

А станция Сёва в Антарктиде продолжает свою работу.

На этом завершаю рассказ о собаках, берегите своих лохматых друзей!

А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Юmoney (410016237363870) или Сбер: 4274 3200 5285 2137.

Подробный список пришедших нам донатов вот тут.

О породах собак №136. Шведский вальхунд; Ланкаширский хилер

1. Шведский вальхунд (вестготский шпиц).

Несмотря на древнюю историю, вопрос о регистрации шведского вальхунда в качестве породы встал лишь в 1942 году. В этом году Бьорн фон Розен, работавший над спасением нескольких старых шведских пород от вымирания, включил в эту программу и шведских вальхундов, которые практически перестали существовать в чистом виде. Обыскав всю страну в поисках лучших представителей породы, им были отобраны всего 4 собаки: кобель по кличке Mopsen и суки Topsy, Vivi и Lessy. Именно с этих производителей и была начата длительная работа по восстановлению породы. В 1943 году, всего спустя год племенной работы и демонстрации вальхундов на выставке, порода была предварительно признана Шведским кеннел-клубом. В 1964 году после окончательного пересмотра стандарта порода стала известна под названием Vastgotaspet (вестготский шпиц), в честь региона Вестерготланд, где началась племенная программа породы. Следующей страной, признавшей шведского вальхунда стала Великобритания, принявшая породу в свой кеннел-клуб в 1985 году.

Danga’s Petronella-Z (Швеция), волчий окрас, собака с коротким от рождения хвостом.

Из стандарта породы о характере:

Бдительная, энергичная, бесстрашная и внимательная.

Как и его родственник корги, шведский вальхунд выводился как фермерская скотогонная собака, одновременно исполняющая роль небольшого сторожа. Вальхунд имеет не такой растянутый формат и менее приземист, чем корги. Шведский вальхунд хорошо известен в Скандинавских странах в качестве собаки-компаньона, однако не слишком распространен за их пределами. Единичные представители породы завозились в Россию, однако популярности порода не получила, и регулярное разведение не ведется.

Вальхунд хорошо дрессируется, обучаем, однако может быть излишне шумным, что необходимо корректировать воспитанием. Не склонен к агрессии в сторону других собак, может быть осторожен и недоверчив с незнакомыми людьми, однако агрессия к человеку также не допускается.

2. Ланкаширский хилер.

Долгое время эти собаки разводились обособлено фермерами только по рабочим качествам, и только в 1978 году Английским кеннел-клубом было составлено первое предварительное описание породы. Окончательное признание ланкаширского хилера состоялось в 1981 году. Международной кинологической организацией ланкаширский хилер признан только на предварительной основе.

Myheels Skyfall (Финляндия), чёрно-подпалый окрас.

Sukelyas Cruella De Vil (Венгрия), коричнево-подпалый окрас. Признан только в 1999 году, до этого стандартным считался только чёрно-подпалый окрас. И сейчас коричнево-подпалые собаки встречаются значительно реже чёрных.

Из стандарта породы о характере:

Очень умная, бесстрашная, веселая, жизнерадостная и ласковая собака, любящая свою семью и безгранично преданная ей. Хотя порода выведена путем соединения кровей овчарок и терьеров, их характер ближе к овчаркам, чем к терьерам; имеет инстинкты терьера во время охоты на кроликов и крыс. Они очень активные и подвижные, но достаточно хорошо приспосабливаются к жизни в городской квартире.

Используется преимущественно в качестве собаки-компаньона или собаки для активных видов спорта.

Печеньки

Навеяно вечерним желанием спасти пару печенек!

Автор/художник: Чарльз Монро Шульц

Якудза: век политики

Общество, способное породить “правильную”, “настоящую” мафию, должно обладать целым рядом свойств. Причём свойства эти — вовсе не те же самые, которые делают общество идеальной площадкой, где эта мафия могла бы развернуть широкую деятельность и добиться большого успеха. Для второго нужна прежде всего высокая степень экономического развития, а вот для первого — скорее набор неких архаичных черт, которые редко переживают модернизацию. Поэтому совершенно не удивительно, что классическая мафия как социальный институт сформировалась в Италии (где общество проявляло требуемые черты ещё с древнеримских времён), но наибольших успехов добилась в Америке (где никаких таких черт, конечно, не было, зато было много денег и возможностей). Япония, наверное, единственная из ныне существующих развитых стран, которая в силу специфики своего исторического развития объединяет в себе сразу оба фактора — и традиционную культурную среду, очень продуктивную для организованной преступности, и современную экономику, способствующую её деятельности.

Одна из главных “мафиозных” черт — клановость — японскому обществу была свойственна давно, она неразрывно связана с его феодальными корнями. Другая — развитый институт персональной “клиентской” зависимости — тоже существовал исторически. Возможно, так проявилась в специфической японской среде свойственная всем культурам Дальнего Востока конфуцианская парадигма, предусматривающая почитание старших.

Отношения “оябун — кобун”

В традиционной Японии это вылилось в пару “оябун” (буквально, отец) — “кобун” (буквально, сын). Эти отношения совершенно не обязательно предусматривают физическое родство — отцовство может быть и приёмным, и даже чисто метафорическим. Это может быть — и часто бывает — наставничество, в любой сфере. В современной Японии оно по большей части символическое, о нём нередко говорят даже с известной долей иронии (хотя всем японцам сама концепция знакома). Например, это может быть старший, опытный сотрудник на работе и молодой, “зелёный” новичок. То есть, это “учитель” и “салага”. Когда-то эти отношения были куда серьёзнее, о них говорили практически как о реальном отцовстве (даже его приёмный характер часто был неочевиден). Отношения оябун-кобун подразумевали весь классический конфуцианский набор взаимных обязательств отца и сына. Вплоть до того, что “если оябун сказал, что ворона белая, кобун обязан с ним согласиться”, как гласит поговорка. Сегодня в подобном “идеальном” виде эти отношения сохранились в Японии только среди якудза.

На них держится всё устройство мафиозных кланов — а нередко и взаимоотношения между ними. Они скрепляются соответствующими обрядами, причём обряды могут отражать не только отношения между рядовым членом и боссом, но и между двумя независимыми боссами и двумя кланами в целом. В базовом виде эти ритуалы предусматривают совместное распитие саке, причём количество напитка в чашках отражает взаимный статус участников. У того, кто старше — саке больше, причём пропорции точно регламентированы, для этого разработана сложная градация. Положим, сегодня точному соблюдению деталей уделяется меньше внимания (если конкретный босс не традиционалист, конечно), но ритуалы существуют. А когда-то они были жизненно важны.

К моменту выхода Японии в “большой мир” — открытию страны и началу форсированной модернизации (сейчас известной историкам как “революция” или “реставрация Мэйдзи”) — страна уже имела вполне узнаваемый зародыш организованной преступности.

Теперь — как и всей Японии — якудза предстояло очень серьёзно потрудиться. Модернизация, тем более — столь радикальная, означала, в первую очередь, очень большое строительство (до 1914 года промышленное производство страны удвоилось, а количество заводов утроилось

Коррупция — новый инструмент якудза

Те, кто имел на практике малейшее дело со строительством, представляют себе, насколько это дорогое, капиталоёмкое дело, насколько быстро тратятся, насколько легко теряются и насколько гарантированно превышаются выделяемые на него бюджеты. Эта сфера требует контроля, как никакая другая — и любой контроль, даже самый жёсткий, оказывается в итоге недостаточным. Строительство открыто к злоупотреблениям самого разного сорта — и потому оно является идеальной областью для организованной преступности. Это, наверное, самая “мафиозная” из всех отраслей экономики. Поэтому нас не должно удивлять, что именно здесь якудза в первую очередь развернулись в полную силу. Первое, что якудза сделали “своей”, подконтрольной им сферой — и что в немалой степени осталось таковой и до наших дней, своеобразной “вотчиной” японских мафиози — это строительные подряды. Именно в эпоху Мэйдзи в Японии за строительными бригадами закрепилась репутация разнузданных, трудно управляемых и беззаконных сборищ. Вплоть до того, что найти бригаду строителей проще и быстрее всего было через местного босса якудза.

Тем не менее, традиционные сферы деятельности — азартные игры для бакуто и уличная торговля для текия — оставались важными источниками дохода для многих кланов. Только они претерпели изменения — в некотором роде “цивилизовались”, упорядочились. В новой Японии появилась полиция, активно вмешивавшаяся в дела якудза, и с ней приходилось считаться. Крупномасштабный игорный бизнес теперь часто приходилось уводить дальше в подполье, прятать в тени, иногда создавая “внешний” легальный бизнес для маскировки. Текия было легче, потому что основная их деятельность была вполне законной, прятать нужно было лишь “мафиозную” её составляющую.

Тем не менее, и у бакуто, и у текия в арсенале рано появился новый инструмент для защиты их криминальных интересов — коррупция. Взятки чиновникам и (особенно) полицейским превратились в постоянную примету жизни. Репутация Японии как “страны без преступности” очень легко распространяется и на её полицию, которой начинают приписывать необычайную эффективность и неподкупность. Но это в значительной степени миф, что и было продемонстрировано многочисленными и громкими скандалами — по уровню коррупции Япония, наверное, даст фору любой другой развитой стране.

Эффективность японской полиции исторически во многом строилась на том факте, что она не столько боролась с якудза, сколько “работала с ними”, сотрудничая в определённых пределах (иногда весьма широких) с группировками и полагаясь на их помощь в обуздании “низовой” преступности. Подобные методы неплохо знакомы правоохранительным органам во всём мире, но в Японии они были доведены до настоящего совершенства.

Когда дело всё же доходит до расследования преступлений, японская полиция исторически всегда была склонна полагаться на признательные показания (которые иногда банально выбивались). В Японии признание традиционно было “царицей доказательств”. Ну, не они первые и не они последние, подобный подход всегда очень соблазнителен. Вот только когда он становится основным и почти единственным, то в долговременной перспективе это весьма негативно сказывается на качестве работы полиции вообще. Да, в Японии, наверное, в силу специфики японского общества, это проявляется не так быстро (японская полиция попросту лучше знает, из кого нужное признание имеет смысл выбивать), но это работает на “низовом” уровне, а вот конкретно борьбе с организованной преступностью точно не помогает.

Влияние мафии на политику в Японии

Кроме полиции, якудза оказались очень рано втянуты в перипетии японской политики. Некоторые из группировок более активно проявляли себя в этой сфере, чем другие. В этом была несомненная логика — если мафии удалось наладить неплохое сотрудничество с полицией, почему бы не попробовать заручиться поддержкой государства и на более высоком уровне? Ведь это помогло бы решить очень многие проблемы, если не легализовать “теневые империи”, то хотя бы защитить их от действий власти. Якудза определённо было, что предложить — и чисто людской, и силовой ресурс. В японской политике он играл важную роль.

Группировки рано и прочно связали себя с политикой правого — зачастую, радикально правого — толка, не просто патриотической направленности, а радикально-националистической (а в Японии эта грань часто была призрачной), нацеленной на агрессивную внешнюю экспансию. Для японской политики конца XIX и начала XX века было характерно большое число всевозможных тайных обществ, союзов и групп, преследовавших политические цели — как правило, националистические и экспансионистские. Отчасти они выполняли функции политических партий, отчасти — разведки, иногда — террористически-диверсионных групп, часто — агентов влияния. Читателю достаточно мельком пролистать ВУЗовский учебник истории, чтобы увидеть эти бесконечные “Общества Чёрного дракона” и “Союзы реки Амур”. Так вот, многие из них были тесно связаны с влиятельными группировками якудза, если вообще не представляли собой их отделения (или наоборот). Во всяком случае, они плотно взаимодействовали, особенно по кадровой и экономической части.

Гэнёся — тайное общество Мицуру Тояма

Мицуру Тояма с женой, 1927 год

В 1881 году он основал Гэнёся, “Общество тёмного океана”, федерацию различных националистических организаций, которая действовала уже в масштабах страны. Устав общества был довольно туманным, члены должны были почитать императора, любить нацию и защищать права простого народа. Буквально — “за всё хорошее и против всего плохого”. Важно было, что члены общества делали, а не что они провозглашали. Идеалами Гэнёся были военная экспансия вовне и авторитарная власть в самой Японии. Для достижения этих целей оно развернуло широкую кампанию террора, включая шантаж и убийства. Особое влияние общество приобрело в среде офицерского корпуса и правительственных чиновников. Его члены нередко служили охранниками у известных политических фигур своего времени. Одновременно с этим, многие из них работали вполне легитимно — как столяры, каменщики или водопроводчики. Общество даже создавало свои собственные профсоюзы, разделявшие его идеалы.

С самого начала оно рассматривало себя в духе якудза, следуя их принципам. Только это были якудза “нового поколения”, которые свысока посматривали на традиционных бакуто и текия, считая себя своеобразной гангстерской элитой. Обычные якудза разгоняли митинги недовольных рабочих, потому что им за это заплатили, а якудза “политические” — ещё и руководствуясь высокими идеалами, хотя и деньги никто не отменял. Связь с политикой облагораживала.

Представители Гэнёся вскоре отправились и на континент — в Корею и Китай, где развернули активную шпионскую деятельность. В самой Японии общество занималось модерированием общественных волнений (их можно было как раздувать, так и гасить, в зависимости от направленности), запугиванием неугодных кандидатов и давлением на избирателей. Общество могло и выполнять заказы конкретных владельцев предприятий, чаще всего — угольных шахт, заводов и фабрик. Эти заказы охватывали банальное штрейкбрехерство при забастовках, запугивание или физическое воздействие на активистов, противодействие политической деятельности в рабочей среде. Не надо забывать, что “приметой времени” рубежа XIX и XX веков был подъём левого движения во всём мире, в первую очередь — в среде промышленных рабочих. Новые индустриальные страны, вроде Японии, были этому особенно подвержены. Именно эти явления и вызывали больше всего страха в правящих кругах. В Японии, однако, им нашлось вполне эффективное средство противодействия. Вообще-то, якудза изначально часто занимались подобными вещами — к ним нередко обращались, чтобы разогнать забастовщиков или запугать их лидеров. Отсюда уже был один шаг до политики, и делали его легко и быстро.

Когда собственных сил не хватало, Тояма обращался за помощью и к “классическим” боссам мафии. Так, оябун группировки из Кумамото прислал 300 своих людей в Фукуоку в качестве подкреплений. Они выступали единым фронтом с силами не только самого Гэнёся, но и с местной полицией. Полицейские получили приказ министра внутренних дел, предписывавший им оказывать всемерную помощь тем, кто борется с противниками правительства. На практике такими союзниками оказались люди мафии — но приказ есть приказ. Выборы 1892 года стали самыми кровавыми в истории Японии, с десятками убитых и сотнями раненых.

Но это было лишь начало. Теперь, когда самые неотложные проблемы внутри самой Японии были решены, можно было перейти и к внешней арене. В 1895 году агенты Гэнёся проникли в хорошо охраняемый корейский королевский дворец и убили там королеву Мин (при проникновении они использовали классические методы японских ниндзя). Так начался кризис, который в итоге привёл к японскому вторжению в Корею. В свою очередь, это вторжение станет одной из причин русско-японской войны, да и вообще, японцы останутся в Корее на полвека.

Чан Кайши (второй справа), Мицуро Тояма (слева) и Цуёси Инукаи (в центре), 1929 год

С этого момента мода на тайные общества ультраправой экспансионистской направленности расцвела в Японии пышным цветом. В следующие годы на сцене появился целый букет таких организаций, с названиями типа “Ассоциация небесного действия”, “Общество клятвы на крови” и даже “Крестьянский корпус бесстрашных”. Все они использовали Гэнёся как образец. Кого-то из них, конечно, финансировали богатые спонсоры, но основная масса существовала за счёт классических источников дохода якудза — азартных игр, проституции, вымогательства, взимания платы за защиту и т. п.

“Чистые” якудза, бакуто и текия, поначалу пытались держаться в стороне, но, по правде сказать, это было невозможно. Само время было такое — политика поглощала всё и вся. Боссы мафии один за другим втягивались в политические игры. Это сулило прибыль, к тому же деятельность “обычных” и “политических” групп во многом пересекалась, у них были общие враги — ведь левое движение угрожало устоям традиционного японского общества в целом, а якудза тоже были его производной. Кадровая “текучка” между группами того и другого сорта была постоянной. В итоге это привело к тому, что спустя сто лет в глазах большинства японцев понятия “якудза” и “ультраправый” стали почти идентичны. Во всяком случае, очень близки. Наверное, это не всегда соответствует истине, но миф такой существует.

“Золотой век” политических якудза продолжался вплоть до конца Второй мировой войны. Некоторые политические группы оказались более привлекательны для мафии. Например, такой, судя по всему, оказалось Кокурюкай — “Общество реки Амур”, основанное в 1901 году одним из сподвижников Тоямы, Рёхэем Утидой (1874–1937). Это название говорило само за себя — Амур был границей между Манчжурией и Россией. Общество, таким образом, выступало, в конечном итоге, за аннексию Манчжурии, как часть всеобъемлющей идеологии “Хакко-ити-у” — “Восьми сторон света под одной крышей”, т. е. максимальной экспансии Японии в Азии и достижения ей доминирующего положения.

Китайский революционер и основатель партии Гоминьдан Сунь Ятсен в Токио в 1900 году (крайний справа). Рёхэй Утида — второй слева.

Это общество более известно под другим названием. Японские иероглифы имеют два чтения — собственно “японское” и “китайское”, поэтому любое записанное ими слово может быть прочитано двумя разными способами. Альтернативное прочтение в данном случае давало “Общество Чёрного дракона”. Это название показалось западным журналистам более ярким, поэтому они именно его и начали тиражировать. Так общество и запомнилось за пределами Японии. Именно оно было тем мозгом, который стоял за следующим витком японской экспансии — “Чёрный дракон” сыграл большую роль в подталкивании Японии к войне с Россией (в необходимости которой были сильные сомнения у обеих сторон), а затем — к распространению агрессивной политики на Китай. По сути, “Общество Чёрного дракона” совершило применительно к Китаю примерно то же самое, что “Общество тёмного океана” в своё время — в отношении Кореи: подготовило почву для прямого японского вмешательства. Общество просуществовало 30 лет, играя центральную роль в японской политике. Одной из главных его фигур всё это время был, наряду с Утидой, всё тот же Тояма.

Между тем, 1920-е годы, известные в японской истории как “эра демократии Тайсё”, были эпохой расцвета. Политический климат страны, несмотря на регулярные убийства, полицейские репрессии и влияние ультраправых течений, в целом становился всё либеральнее — расширялось избирательное право, развивались профсоюзы. Экономика процветала, а как следствие — рос японский средний класс. Но за всем этим маячила фигура Тоямы — даже не сказать, чтобы “в тени”. Влияние его росло, его обхаживали знаменитые политики, в какой-то момент он получал финансирование даже от представителей императорской семьи.

В 1919 году Тояма вышел на новый уровень в своей карьере — он встал во главе общенациональной ассоциации “теневых” организаций самого разного толка, от ультраправых политических групп до “чистых” якудза. Организация называлась Дай Ниппон Кокусуйкай — “Общество национального духа Великой Японии”. К её созданию приложил руку Такэдзиро Токунами, в то время бывший министром внутренних дел, который формально и возглавил Общество (Тояма стал его советником). Устав организации по традиции был очень туманным — “почитание императора”, “рыцарственный дух”, “древние японские ценности” — весь тот набор, который можно было увидеть ещё в уставе Гэнёся.

На практике, однако, группа прямо подражала итальянским чернорубашечникам Муссолини. Пользуясь практически открытой поддержкой полиции и части армейских кругов, Кокусуйкай громила забастовщиков, а также любые течения, которые Тояма и его окружение считали “подрывными” или антиправительственными. Например, в 1920 году они (вместе с отрядами полиции и военных жандармов) атаковали участников большой забастовки на сталеплавильном заводе Явата (которых было, ни много ни мало, 28 тысяч).

Со временем Кокусуйкай превратилась в силовое, военизированное крыло одной из двух главных политических партий довоенной Японии, Сэйюкай. Их конкуренты не остались в долгу — они обзавелись собственными отрядами подобного же рода, набранными из числа якудза и рабочих строительных бригад. Таким образом, Япония пошла по тому же пути обострения политической борьбы, по которому шли многие демократические страны того времени, например, та же Веймарская Германия (где свои вооружённые отряды были практически у всех партий).

1930-е годы прошли под знаком тотальной нестабильности. Умеренных политиков, пытавшихся остаться независимыми, часто просто убивали — побуждая оставшихся в живых поскорее присоединяться к кому-нибудь. По данным японской полиции, за период с 1930 по 1945 год в стране произошло в общей сложности 29 серьезных “инцидентов” с участием ультраправых группировок — включая силовые выступления, вооружённые столкновения и даже попытки переворота. Были убиты два премьер-министра и два министра финансов. Из этого хаоса постепенно рождался новый режим — антидемократический, милитаристский, нацеленный на внешнюю экспансию. В Японии не было одного “знакового” переворота, как в той же Германии или Италии, про который можно было бы сказать, что “с этого момента всё изменилось”. Всё происходило постепеннее и менее организованно. Здесь не было какой-то одной открыто “фашистской” партии — но все составляющие фашизма присутствовали, хоть и в более разбросанном, рассредоточенном виде. Япония оказалась в “Оси” не случайно — для неё это был органичный выбор, и шла она к нему долго.

“Рыбку в мутной воде” ловили в основном якудза — теперь у них всегда было наготове очень удобное прикрытие, они могли в мгновение ока превратиться в силовое крыло одной из политических сил и тем самым приобрести этакий “квази-легальный” статус, при этом продолжая в том числе и всю свою обычную, не слишком законную деятельность. Якудза необходимо было найти своё место в новой Японии — и они его нашли. Движение было двусторонним — с одной стороны, мафия была с радостью готова сотрудничать с властью, отвечавшей её идеалам, а с другой — власть была готова опираться на якудза, находить в них поддержку и активно их использовать. Совпадение интересов привело к глубокому синтезу натуры — “настоящих” якудза было уже непросто отличить от политических боевиков. Да это нередко и были одни и те же люди, разве что в разное время суток, а то и одновременно.

Деятели этого смешанного “мафиозно-политического” движения принимали активнейшее участие в жизни японского государства. Например, в проводимой им колониальной политике в Восточной Азии. Вчерашние якудза — в одночасье ставшие вполне легитимными государственными служащими — участвовали в деятельности известного Бюро опиумной монополии, которое, с одной стороны, делало деньги на поставках наркотиков, а с другой — ослабляло местное население, поощряя зависимость (по оценке военных, чистая прибыль от этой деятельности составляла до 300 млн долларов в год — разумеется, по курсам того времени). К этому надо прибавить прочие доходы от экспансии, немалую часть которых составлял банальный грабёж. В Японию хлынул поток денег, и не требуется проявлять чудеса сообразительности, чтобы понять, кто эффективнее всех освоил эти потоки.

Основатели университета Кокусикан, Мицуру Тояма — крайний слева

Тояма не увидел крушения своей мечты — он умер, когда она ещё была в зените, хотя тревожные “звоночки” уже вовсю звучали — в 1944 году. Поражение Японии имело в основном чисто военную природу — и здесь, как и во всём остальном, якудза шли следом за государством, к которому они присосались, словно моллюски к днищу корабля. Когда корабль выкинуло на берег, судьба слишком плотно присосавшихся моллюсков была очевидна и неизбежна.

Но наследие эпохи осталось, и выжившие к нему неоднократно обращались — не случайно якудза и до сих пор в глазах рядовых японцев ассоциируются с политикой определённого сорта. Как это наследие можно было использовать — другой вопрос, и ответить на него могли лишь те, кто остался на плаву. Они и ответили.

Якудза: рождение

Июнь 2000 года. Лобби большого отеля в центре Токио. Немалая часть персонала гостиницы занята решением насущной задачи — у русского гида, ожидавшего на диване нескольких туристов, пропал мобильный телефон. Шок вызывает не столько невозможность выйти на связь, сколько сам факт пропажи. Неужели кто-то украл? Здесь, в самом центре столицы, в престижном заведении? Немыслимо. По словам растерянного гида, “здесь не воруют”. Это согласуется со всем, что можно прочитать о Японии в любом путеводителе, или услышать от любого опытного путешественника. Здесь не воруют. Телефон, кстати, вскоре нашёлся — стоило набрать номер, и жизнерадостные трели тут же указали место, где он выпал из кармана. Шок и испуг окружающих от пропажи, однако, были совершенно неподдельными — и гораздо более интересными, чем сам, в общем-то, банальный факт.

Распространённой является история о том, что в Японии можно оставить бумажник с деньгами на видном месте, а через несколько часов вернуться и забрать его. Причём если его вдруг на месте не окажется, значит, он в целости и сохранности лежит в ближайшем отделении полиции, вместе со всеми деньгами, и ждёт, когда найдётся его хозяин. И когда таковой объявится, бумажник будет ему немедленно возвращён. Более того, нередко можно прочитать о том, что при необходимости в отделение полиции можно зайти и занять немного денег из специального фонда — например, чтобы доехать до дому. Порой делается оговорка, что так было “раньше”. Иногда оговорка не делается. Но, так или иначе, за японцами в глазах остального человечества прочно закрепилась репутация едва ли не самого законопослушного и порядочного народа в мире, а за Японией — имидж страны с чрезвычайно низким, чуть не стремящимся к нулю, уровнем преступности.

Утагава Кунисада, 1854 год | Metropolitan Museum of Art

И одновременно с этим — существует также образ Японии как страны чрезвычайно “мафиозной” и коррумпированной. В значительно большей степени, чем, например, у Соединённых Штатов, которые, как-никак, во многом и породили современное представление об организованной преступности вообще. Или, например, у Китая с его известными “триадами”. Фильмы о якудза — страшной японской мафии — видел хотя бы однажды любой из нас. В самой Японии это вообще отдельный жанр, живущий своей жизнью. Неужели это пустая выдумка? Или как раз положительный миф о Японии как о “стране без преступности” не соответствует действительности?

На самом деле, рассуждая на тему преступности в Японии, не следует впадать ни в одну из двух крайностей. Лучше учесть некоторые особенности общества — те, которые во многом и придают японской культуре её уникальность. Они же определяют и лицо “изнанки” этого самого общества, его преступного мира. Что, согласитесь, вполне логично.

Феодальная основа японского общества

Итак, первое, что необходимо понять, рассуждая о любой стороне жизни Японии и японцев, это то, что перед нами в основе своей феодальное общество. Да, пережившее резкую и драматичную модернизацию, но в глубине души оставшееся феодальным. Общество не государственно-бюрократическое, как тот же Китай, тоже претерпевший немало радикальных перемен, а именно феодальное, в том смысле слова, который во многом понятен людям Запада — с присягами на верность господину, вассальными лестницами, династическими связями, воинской идеологией и сословной честью как главной ценностью элиты. Пусть многое из этого по европейским меркам носит утрированный, гипертрофированный характер, весь этот “букет” в принципе понятен любому, кто хорошо знаком с европейским Средневековьем. По большому счёту, чего-то подобного можно было бы ожидать и от Европы, если бы она вдруг каким-то чудом перепрыгнула из своих Средних Веков прямиком в современность, пропустив и Ренессанс, и эпоху Просвещения.

Второе, что необходимо понять — в силу ряда особенностей истории, культуры и климата японское общество веками жило в состоянии немыслимой для западного человека открытости, когда все были на виду у всех всё время. Представьте себе традиционный японский дом с его бумажными стенами и дверями, и подумайте, много ли в нём может остаться тайной. Вообразите себе скученность японцев (а в современной Японии, на секундочку, не сильно меньше населения, чем в современной России — и пропорции всегда были похожи) и подумайте, возможно ли было человеку там сколько-нибудь долго оставаться не на виду у окружающих. Это выработало особую психологию — люди учились не замечать вещи, которые происходили у них буквально под носом. В сочетании с феодальными ценностями общества это зачастую означало, что японцы не замечали те вещи, которые им было “по рангу не положено” видеть, или которые были некрасивы, непочётны с точки зрения их системы ценностей. В остальном, однако, в японском обществе невозможно было что-то скрыть (да и не принято было специально скрывать).

Карта района Ёсивара — подконтрольного якудза квартала красных фонарей периода Эдо, 1846 год | J.E. De Becker

Из этих двух основополагающих особенностей и вырастают некоторые черты жизни в современной Японии, которые и формируют её образ как страны мирной и безопасной. Во-первых, вспомним, в Японии все по умолчанию всегда на виду у всех. Японцы привыкли жить именно так. Поэтому соседи по жилому району (скорее всего, состоящему из небольших малоэтажных домиков) почти всегда знают друг друга. И не только друг друга, но и, например, местного полицейского. Который нередко начинает свой рабочий день с обхода окрестностей и дружеской беседы с жителями. Появление в округе нового незнакомого человека, или, например, новой машины — если они не промелькнули проездом, а задержались — не остаётся незамеченным. Да, у японцев принято сообщать “куда следует” обо всех странностях и новшествах — не со зла и не от природной склонности к доносительству, а просто как иначе-то? Тотальный “низовой контроль” и является главной причиной низкого уровня преступности в стране. Большая часть преступлений предотвращается на стадии их подготовки.

Об уровне преступности в Японии

И ещё один важный момент, который вытекает из того, о чём мы только что сказали. Та преступность, отсутствие которой отмечают практически все наблюдатели, это преступность бытовая и уличная, “низового” уровня. В самом деле, это именно та преступность, с которой турист (или вообще обыватель) сталкивается скорее всего. В самом деле, вероятность того, что обычный человек просто так, ни с того ни с сего, столкнётся с каким-нибудь из проявлений организованной преступности — например, с крупномасштабной торговлей наркотиками (в Японии это в основном амфетамины), с вмешательством в политику могучих корпораций, с махинациями на рынке недвижимости, с крупными взятками и откатами — крайне невелика. В любой стране она гораздо ниже, чем вероятность быть ограбленным или избитым на улице — а в Японии, как мы видели, такая вероятность сама по себе незначительна, по ряду объективных причин. Что тоже способствует формированию имиджа страны с очень низким уровнем преступности.

Ханафуда — популярная колода карт для азартных игр | atsukosmith | Flickr

Только для того, чтобы не погрешить против истины, необходимо сделать одну важную оговорку. Речь идёт о низком уровне бытовой преступности, а не о преступности вообще. По правде сказать, Япония за последние полвека видела такие коррупционные и мафиозные скандалы, которые и не снились тем же США, да и любой другой из развитых стран. Ещё в 1970-е годы, по оценкам японской полиции, в стране проживало около 110 000 активных участников организованной преступности. Для справки: в то же самое время в США (согласно статистике американских правоохранительных органов) это число составляло около 20 000, притом, что численность населения в Америке была и остаётся гораздо выше, чем в Японии. А между тем, самые шумные и масштабные скандалы в тот момент были ещё впереди. Более того, японская полиция этими цифрами, по сути, гордилась, потому что считала их свидетельствами своего успеха. Во времена послевоенного расцвета якудза в Японии аналогичные цифры доходили до 180 000 человек, так что успех был действительно налицо.

Как так получилось? На самом деле ситуация с организованной преступностью в Японии является отражением всё тех же структурных процессов в японском обществе. Корни здесь тоже уходят в феодальное прошлое.

Откуда пошла японская мафия — якудза

Якудза как явление, знакомое каждому, интересующемуся современной Японией, начало оформляться ещё в тот период, который в японской истории принято именовать “периодом Эдо” (по названию столицы) или “эпохой Токугава” (по имени правящей династии). Продолжался он с 1603 по 1868 год. Страна наконец-то была объединена под властью одной династии сёгунов (военных правителей, действовавших от имени не имевшего реальной власти императора, жившего в Киото). Это означало завершение “периода Сенгоку”, или “эпохи воюющих провинций” — тотальной гражданской войны, которая шла как минимум с середины XV века (а с перерывами — и того раньше).

Смерть Ямамото Кансукэ в четвёртой битве при Каванакадзиме в конце периода Сенгоку — эпохи воюющих провинций, 1561 год | Утагава Куниёси, 1847-1848 годы | Kuniyoshi Project

В Японии воцарился мир. Но этот мир мгновенно оставил без работы примерно полмиллиона самураев — профессиональных воинов, которые до того строили свою карьеру на службе у враждовавших феодалов. Конечно, не все самураи разом оказались на улице — кто-то из них ведь служил и победителям, той самой династии Токугава, либо их вассалам и союзникам. Тем не менее множество самураев осталось не у дел — причём именно тех самураев, которые обладали очень чётко оформленной идеологией. Окончательно бусидо — самурайский “путь воина” — будет сформулировано именно при Токугава (как раз в эту эпоху будут написаны трактаты типа знаменитого “Хагакурэ” и появятся самые известные “самурайские” пьесы театра Кабуки, оказавшие огромное влияние на японскую культуру). Тем не менее именно те люди, которые были больше всех восприимчивы к идеологии бусидо, оказались в этот период свободны, “отпущены на все четыре стороны” и вынуждены искать для себя новые пути для интеграции в общество. Это была, на самом деле, лишь часть тех японцев, которые остались не у дел с наступлением новой эпохи (ведь если подумать логически, прежний миропорядок, основанный на феодальной раздробленности, должен был кормить немало народу), но самая мотивированная — и способная мотивировать других. Неспроста с тех пор явные следы сугубо сословной, самурайской идеологии в Японии проявляются в самых разных местах — идейными наследниками самураев себя считают самые разные, порой весьма неожиданные люди. Пышным цветом расцвела эта идеология и в криминальной среде.

Утагава Кунисада, 1863 год | Metropolitan Museum of Art

А среда эта, в свою очередь, начала активно развиваться как раз тогда, когда в Японии воцарился мир. Изначально она вылилась в противостояние группировок так называемых хатамото-якко (по смыслу это можно перевести примерно как “слуги сёгуна”, хотя никакого прямого отношения к властям они не имели, будучи, по сути, обычными разбойниками, пусть и состоящими в немалой степени из бывших самураев) и мати-якко (буквально “слуги города”, группы тех же самых бывших самураев и перенявших их обычаи выходцев из простонародья, видевших свою главную задачу в защите простых людей от произвола разбойников). Противостояние их нередко носило крайне ожесточённый характер, напоминая сюжет классического фильма Акиры Куросавы “Семь самураев”. У якудза в ХХ веке принято считать своими предшественниками и прародителями именно мати-якко, хотя, надо думать, свою роль там сыграли обе группировки.

Так или иначе, к концу XVII века сёгунат, не на шутку обеспокоенный разгулом анархии, развернул жёсткие (и довольно успешные) репрессии против и тех, и других. Так, в 1686 году в Эдо (так в то время назывался нынешний Токио) была разгромлена мощная группировка, известная как “Союз всех богов”. Агенты правительства арестовали в общей сложности около 300 человек. Предводители клана были казнены. Эпохе открытого расцвета японских удальцов наступил конец.

Однако этого нельзя сказать об организованной преступности в Японии в целом. Многие бойцы старых группировок попросту приспособились к новым реалиям — теперь их организации были более скрытыми, более завуалированными, но не менее жестокими и эффективными. Сохранился и раскол на две большие группы — наследников хатамото-якко и мати-якко, аристократов и простолюдинов преступного мира.

Бакуто были группами профессиональных игроков. Дело в том, что в Японии эпохи Токугава правящая элита была очень подвижной. Владетельные князья-даймё по-прежнему правили вверенными им территориями, для чего им необходимо было проводить там немало времени, но ежегодно они были обязаны приезжать в столицу и появляться при дворе сёгуна. В столице постоянно жили (фактически, на положении заложников) их семьи. Естественно, все сколько-нибудь заметные феодальные кланы страны содержали в Эдо свои постоянные резиденции (иногда — этакие небольшие замки) и жили фактически “на два дома”. Ежегодные переезды из провинции в столицу и обратно выливались в масштабные путешествия — ведь даймё нередко сопровождала внушительная свита. Главная дорога Японии — Токайдо, соединявшая Эдо с внешним миром, превратилась в загруженную трассу, которая быстро обросла масштабной инфраструктурой, в том числе и многочисленными местами для развлечений, ведь немалая часть самых богатых людей Японии проводила в дороге заметную часть жизни.

Конечно, игорная индустрия была важной частью этой инфраструктуры. Наряду с постоянными игорными домами, быстро возникли и “мобильные группы” игроков, перемещавшихся вдоль Токайдо и зарабатывавших на стабильном потоке обеспеченных путешественников. Зарабатывали, надо думать, немало. Очень быстро на базе этой индустрии выросла своеобразная мафия — с кланами, делившими территорию, со своими устойчивыми повадками (например, именно в среде бакуто родился обычай отрезать себе фалангу пальца в знак раскаяния за серьёзный проступок), со своей идеологией (опять с заметным наследием самурайского бусидо) и с претензиями на элитарность.

Второй важной составляющей японского “теневого мира” были так называемые текия — уличные торговцы. Думаю, жителям постсоветской России, которые наблюдали рыночный бум в нашей стране (расцвет вещевых и продуктовых рынков, киосков и т. п.), нет никакой необходимости объяснять криминальный потенциал этой среды. Да, здесь было меньше претензий на класс и шик, чем в игорной среде бакуто, меньше аллюзий на самурайские традиции, но деньги здесь делались едва ли не большие. Да и насилия в этой среде было немало, и территорию делили, и иерархию выстраивали. В феодальной в своей основе стране любая иерархия неизбежно приобретает клановый характер. При всех культурных отличиях от бакуто (у текия всё-таки больше прослеживалась преемственность с городской средой купцов и ремесленников), пришли они в итоге примерно к тому же самому.

Таковы две главные исторические основы феномена японских якудза, в том виде, в котором он сформировался в ХХ веке. В отличие от более ранних “благородных разбойников”, здесь влияние предельно конкретное. Как правило, в современных кланах якудза история возникновения хорошо прослеживается. Сами кланы, как правило, отлично это помнят, а нередко — и озвучивают при каждом удобном случае, откуда и от кого они произошли — вот этот клан вырос из бакуто, вот этот — из текия, а вот в этом смешались и те, и другие. Вообще, якудза свойственно внимание к своему прошлому. Учитывая, что прошлое — как очень часто и бывает в Японии — имеет прямую и непосредственную связь с настоящим, это и неудивительно.

Да, собственно история японской мафии якудза в современном понимании началась в конце XIX века, после знаменитой “революции Мэйдзи”, это бесспорно. Но точно так же бесспорно и то, что без своего феодального прошлого японские гангстеры вряд ли стали бы теми, кто они есть. Ведь главная особенность преступного мира Японии в том, что он — плоть от плоти самого японского общества со всеми его сильными и слабыми сторонами, со всеми его противоречиями. А значит — и интегральная, органичная часть его истории. Кстати, сами якудза с этим, скорее всего, согласятся.

Источник

Оцените статью