Лечение энтерококка фекального у мужчин народными средствами

Народные

Лечение энтерококка фекального у мужчин народными средствами

Основные препараты, зарегистрированные в нашей стране и используемые при энтерококковых инфекциях, следующие: ампициллин, амоксициллин, амоксициллин/клавуланат (Амоксиклав, Аугментин), ампицпллин/сульбактам, гентамицин, ни трофурантоин (Фурадонин), ванкомицин, линезолид (Зивокс). Хинупристин/дальфопристин (Синерцид) — препарат для лечения инфекции, обусловленной Е. faecium, по не для Е. faecalis. Наиболее широко применяется комбинация амоксициллин + гентамицин.

При тяжелых, угрожающих жизни больного энтерококковых инфекциях, обусловленных полирезистентными штаммами Enterococcus spp., назначают ванкомицин в сочетании с аминогликозидами (гентамицин), при резистентности к ванкомицину — липезолид. Следует отметить, что в последние годы появляются тревожные сообщения о единичных случаях выявления штаммов энтерококков, резистентных к линезолиду.

Проблема энтерококковых нозокомиальных инфекций (НКИ) состоит во множественной устойчивости возбудителя к антимикробным препаратам. В такой ситуации появление штаммов VRE представляет серьезную задачу, учитывая, что частота регистрации VRE растет во всем мире. По нашим данным, при послеоперационных РИ доля VRE составляет 2,5% (8 из 323 штаммов) для Е. faecalis и 72,2% (267 из 370) для Е. faecium.

Впервые сообщения о VRE поступили из Франции и Англии в 1986 г., а в 1987 г.— из США. В последи не годы в США в отделениях интенсивной терапии VRE составляют 26,3%. Доказано, что энтерококки способны «заразить резистентностью к ванкомицину» других микроорганизмов Staphylococcus aureus, Staphylococcus spp., что способствует распространению вапкомицин-резистентных штаммов VRE в стационарах. В настоящее время отмечается рост частоты выделения штаммов VRE из клинических биоматериалов тяжелых больных во всем мире.

Выделено шесть фенотипов резистентности к ванкомицину: VanA, VanB, VanC, VanD, VanE, VanC. Наиболее часто регистрируются VRE фенотипов VanA (резистентность к ванкомиципу и тейкопланину) и VanВ (резистентность только к ванкомицииу). Фенотипы VanA и VanB считаются самыми распространенными в клинических условиях и обычно связаны с видами Е. faecium и Е. faecalis, тогда как резистентность к ванкомицину фенотипа VanC является природной характеристикой Е. gallinarum (генотип VanC1) и Е. casseliflavus, E.gallinarum (генотипы VanC2 и VanC3).

В условиях стационара 3-47 % пациентов только колонизированы VRE, но при этом не имеют энтерококковых инфекций. В то же время длительная колонизация считается очень серьезным обстоятельством, которое способствует широкому распространению ванкомицин-резистентных штаммов бактерий в клинике. Полирезистентность к антибиотикам значительно чаще регистрируется среди штаммов Е. faecium (в т. ч. и к ванкомицину), нежели Е. faecalis. При этом Е. faecalis имеет больше факторов вирулентности (например, цитолизин, внеклеточный супероксид-анион и др.). Тем не менее летальность при энтерококковых инфекциях, обусловленных штаммами VRE, примерно в 2 раза выше, чем ванкомицин-чувствительными (36,6 vs 16,4% соответственно).

По отечественным данным только 9,8% штаммов Е. durans и 3,8% Е. faecium чувствительны к пенициллину/ампициллину, тогда как в случае Е. faecalis — 91,3 %.

Энтерококки обладают природной устойчивостью к аминогликозидам, но эти препараты широко применяют в комбинированной терапии генерализованных инфекций, обусловленных энтерококками, благодаря выраженному синергизму между аминогликозидами и ванкомицином или ампициллином. Синергизм наблюдается при условии, что МПК аминогликозидов не более 500 мкг/мл для гептамицина и 1000 мкг/мл для стрептомицина. По отечественным данным доля чувствительных к ампициллину штаммов энтерококков невысока: 15,8% Е. faecium, 29,4% Е. durans и 59,3% Е. faecalis. Чувствительность энтерококков к вапкомиципу следующая: 50% для Е. durans, 97,5% для Е. faecalis и только 27,8% для Е. faecium.
Очевидно, что синергизм комбинаций аминогликозидов с ванкомицином или ампициллином следует ожидать только в случае инфекций, обусловленных Е. faecalis.

Линезолид считается средством выбора для терапии энтерококковых инфекций, обусловленных устойчивыми к ванкомицину штаммами. По нашим данным, чувствительность энтерококков к линезолиду высокая: 84,3% для Е. durans, 94,3% для Е. faecalis и 95,4 % для Е. faecium.
Не выявлено ни одного штамма энтерококка, устойчивого к тигециклипу.

В литературе даны многочисленные рекомендации по предупреждению послеоперационных раневых инфекций. Тем не менее лечение подобных инфекций по-прежнему остается одной из сложных проблем хирургии.

— Вернуться в оглавление раздела «фармакология»

Источник

Выгоняем паразитов. Лекарства от глистов, виды и профилактика гельминтозов

Итак, сначала дадим вводную. Большинство гельминтов, распространенных в наших краях, заселяют кишечник. Однако некоторые виды паразитов могут селиться и в тканях организма – мышечных, легочных, мозговых, тканях глазного яблока и т. д.

Все гельминты, паразитирующие в человеческом организме, делятся на три категории:

Гельминты подавляют иммунные реакции, в результате чего страдает защита организма даже на тяжелые заражения. Они провоцируют аллергии, пищеварительные расстройства, нарушают функции внутренних органов. Организм отравляется продуктами обмена и распада гельминтов, страдает от механических повреждений и угнетения иммунной и нервной систем.

Кроме того, присутствие паразитов:

В общем, лечить гельминтозы действительно необходимо. Но делать это нужно с умом.

Лечение гельминтозов. Лекарства от глистов

Когда-то для борьбы с глистами использовались в основном растительные средства – мужской папоротник, цитварная полынь, хеноподиевое масло и т. д. В наше время для этих целей применяются синтетические вещества. Поэтому некоторые устаревшие препараты (вышеназванные растительные, а также гексилрезорцин, четыреххлористый углерод и др.) исключены из лекарственной антигельминтной номенклатуры, а некоторые остались, но используются очень ограниченно (цветки полыни и пижмы, тимол, сера, тыквенные семена и др.).

Современные антигельминтики делятся на группы в зависимости от их основного воздействия на гельминтов разных классов (цестоды, нематоды, трематоды). Некоторые лекарства способны справляться с гельминтами нескольких разных классов. Но важно помнить, что не существует понятия «лучшее лекарство от глистов» – всё зависит от того, какой именно паразит оккупировал ваш организм.

Сегодня большинство антигельминтных препаратов производятся на базе шести основных действующих веществ – альбендазола, мебендазола, празиквантела, пирантела, адипината пиперазина и левамизола. Рассмотрим их свойства подробней.

Альбендазол

Препараты альбендазола эффективны от разных паразитов – как кишечных, так и живущих в других органах. Причем действие этого вещества зависит от времени, в которое оно было принято:

Поэтому прием препаратов альбендазола должен быть четко согласован с врачом на основании диагноза и результатов предварительных анализов.

Мебендазол

По сравнению с альбендазолом, мебендазол всасывается менее интенсивно, а его действие в основном проявляется в желудочно-кишечном тракте. Несмотря на это, Вермокс может назначаться и для борьбы с гельминтами, живущих в тканях – например, при эхинококкозе, когда эхинококковый пузырь находится в таком месте, что его нельзя удалить оперативно.

Препараты альбендазола и мебендазола не относятся к «бюджетным», однако ценны тем, что имеют сравнительно немного возможных побочных эффектов.

Празиквантел

Эффективен против трематод (кошачий и легочный сосальщики, шистосомы). Используется для лечения клонорхоза, парагонимоза, описторхоза, кишечных цестодозов (тениоз, тениаринхоз) и др. Под действием празиквантела у паразитов нарушается захват глюкозы клетками организма, что парализует и убивает гельминтов.

Пирантел

Пирантел практически не усваивается в человеческом организме, а потому воздействует прицельно только на тех гельминтов, которые обосновались в кишечнике. Он обездвиживает чувствительных к нему глистов, и в этом обездвиженном состоянии они выводятся из организма.

Препараты пирантела разрешены к приему детям в возрасте от 6 месяцев – им лекарство можно давать в виде суспензии, так как она проще дозируется (в форме таблеток препарат разрешен к приему только с 3 лет). В целом пирантел переносится хорошо, главное – принимать его во время еды или сразу после нее.

Пиперазина адипинат

Это вещество поражает мышечные и нервные клетки нематод и аскарид, в результате чего паразиты парализуются и покидают кишечник естественным путем (вместе с каловыми массами).

При аскаридозе обычно назначается двухдневный курс приема Пиперазина, а при энтеробиозе (острицы) – 1–3 пятидневных курса с недельными перерывами между ними. Острицы поддаются действию пиперазина не так быстро, как аскариды – они более устойчивы. В перерывах между курсами необходимо делать клизмы, чтобы постепенно вымывать из кишечника батальоны павших остриц.

Левамизол

Левамизол парализует мускулатуру аскарид и анкилостом. ВАЖНО! В течение суток после приема Декариска категорически запрещено употребление алкоголя. В противном случае ждите головокружений, учащенного сердцебиения, общей слабости и прочих неприятных последствий. Всё это – «дисульфирамоподобные реакции», именно на них основано действий препаратов, использующихся в терапии алкоголизма и вызывающих отвращение к спиртному.

А вообще Декарис отличается от прочих антигельминтиков наиболее часто развивающимися побочными эффектами, даже если не смешивать его с алкоголем. В их числе – головные боли, судороги, периферическая полиневропатия, тремор, нарушения сна, спутанность сознания.

Еще одна характерная побочка Декариса – обонятельные галлюцинации. Многие люди, принимавшие Декарис, жаловались, что в течение нескольких дней после приема им казалось, будто всё вокруг пахнет хлоркой, дымом, «химией» и т. д. Конечно, все эти побочные эффекты возникают далеко не в каждом случае и зависят от множества индивидуальных факторов, но наше дело – предупредить вас о том, что такие ситуации вполне возможны.

Почему не стоит пить лекарства от глистов «для перестраховки»

Категорически не рекомендуется принимать противопаразитарные препараты «просто для профилактики», даже если у вас дома есть животные, которые выгуливаются на улице. Роль питомцев в заражении человека паразитами сильно преувеличена. Да, у человека и собаки есть «общий» паразит – токсокара, но в большинстве случаев люди заражаются токсокарозом через уличную грязь, в которой присутствуют частицы собачьих экскрементов и, соответственно, личинки токсокары. Кроме того, собаки и сельскохозяйственные животные могут быть носителями паразита эхинококка, также опасного для человека. Однако пить антигельминтики наобум все равно нельзя.

Дело в том, что разные препараты из этой группы не только воздействуют на разных гельминтов, но и имеют разные противопоказания к приему, а также разные побочные эффекты. Некоторые из этих побочек могут быть крайне тяжелыми, потому что многие антигельминтные препараты токсичны – ведь иначе глистов не обезвредишь: они очень живучи, как и любые другие паразитирующие организмы. Иногда после приема некоторых антигельминтиков, например Декариса, а также при лечении описторхоза может потребоваться даже помещение пациента в стационар.

Подвергать свой организм «токсическим атакам» стоит лишь тогда, когда инвазия лабораторно подтверждена (сдан анализ на гельминтоз и получен положительный результат).

Поэтому не стоит идти на поводу у паразитофобии, даже несмотря на то, что она постоянно подогревается агрессивной рекламой разных «чудо-препаратов» и интернет-страшилками. Не забывайте, что гигиенические условия в нашей стране, как минимум, далеки от тех же африканских, где массовая профилактическая дегельментизация вполне оправдана. Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) определен список стран, в которых рекомендуется постоянная борьба с гельминтами. Украина в этот список не входит.

Профилактика гельминтозов

Разумеется, профилактика заражения гельминтами должна проводиться. Но здесь имеется в виду отнюдь не медикаментозная профилактика. Чтобы минимизировать риск подхватить «незваных гостей», просто старайтесь придерживаться двух главных правил:

Помимо нормальной термической обработки есть и еще один надежный способ обеззаразить мясо и рыбу – проморозить их. Для этого подойдет бытовая морозилка с температурой –20 о С. Выдержите там рыбу или мясо в течение минимум двух суток – и можете быть спокойны: личинки большинства паразитов не выдерживают такого «испытания холодом».

Источник

Боль в паху у мужчин

Боль в паху у мужчин наблюдается при паховой грыже, воспалении регионарных лимфатических узлов на фоне ЗППП, заболеваниях половых органов и мочевыводящей системы, некоторых травмах, ортопедических патологиях. Бывает острой, тупой, слабой, интенсивной, постоянной, периодической. Иногда дополняется отеком, гиперемией. Возможны локальные внешние деформации. Причина симптома устанавливается на основании данных опроса, внешнего осмотра, УЗИ, рентгенографии, лабораторных анализов. В ряде случаев требуется забор биоптата. Лечение включает обезболивающие и антимикробные средства, физиотерапию, операции.

Почему у мужчин возникает боль в паху

Паховая грыжа

Паховые грыжи являются самым распространенным типом грыжевого выпячивания, встречаются у мужчин в 6 раз чаще, чем у женщин. Заболевание развивается остро или постепенно. Пациент жалуется на наличие опухолевидного образования, периодическую либо постоянную боль в паху, иррадиирующую в крестец, поясницу. Вовлечение слепой кишки проявляется запорами, метеоризмом, мочевого пузыря – дизурией, болью над лобком.

Ущемление грыжи характеризуется резким нарастанием болевого синдрома на высоте напряжения, физического усилия. Интенсивность симптома настолько велика, что пациент не может найти себе места, стонет. Из-за болевого шока возникают бледность, гипотония, тахикардия. Возможна клиника кишечной непроходимости. Сильная боль сохраняется на протяжении нескольких часов, затем стихает из-за развития некроза и гибели нервных окончаний.

У некоторых мужчин после герниопластики развивается рецидивная паховая грыжа. Проявления те же, что при обычной грыже. В зоне послеоперационного рубца образуется выпячивание, беспокоят ноющие и тянущие боли в проекции паха. Возможен дискомфорт во время ходьбы. По мере увеличения образования присоединяются диспепсические расстройства либо явления дизурии.

Паховая лимфаденопатия

Боли в паху на фоне увеличения паховых лимфоузлов, как правило, свидетельствуют о наличии инфекционного процесса, чаще всего появляются при ИППП:

Особой формой поражения лимфоузлов является паховый лимфогранулематоз – заболевание, которое вызывается хламидиями, наблюдается преимущественно в теплых странах. В России диагностируется у моряков, путешественников, военнослужащих. Регионарный лимфаденит возникает через 2-4 недели после заражения. Проявляется болезненностью и увеличением лимфоузлов, локальным отеком, гиперемией. Узлы трансформируются в бугристые крупные опухоли, спаиваются с окружающими тканями, становятся неподвижными, а затем расплавляются с образованием свищей и язв.

Кроме того, паховым лимфаденитом сопровождаются баланит, гангрена Фурнье, некоторые другие инфекционно-воспалительные процессы. Узлы увеличенные, болезненные, подвижные при пальпации. Лимфаденопатия также может наблюдаться при онкологических заболеваниях наружных половых органов, но боли в подобных случаях беспокоят не всегда, возникают вследствие сдавления близлежащих нервов.

Андрологические заболевания

Мужчины предъявляют жалобы на наличие симптома при следующих патологиях половых органов:

Проявления эпидидимита, эпидидимоорхита и везикулита напоминают клиническую картину орхита и тоже могут сопровождаться болевыми ощущениями в паху. Болезненность обнаруживается при синдроме отечной мошонки, спровоцированном ишемией, травмами, инфекционными заболеваниями. При простатите боли в промежности нередко отдают в пах. У мужчин, страдающих аденомой простаты, симптом появляется на поздних стадиях, обусловлен осложнениями со стороны мочевыводящей системы.

Болезни мочевых путей

Острая боль в зоне паха иногда вызывается низко расположенным конкрементом. Симптом появляется внезапно, отличается значительной интенсивностью. Боли в поясничной и паховой областях иррадиируют в наружные половые органы и мочевой пузырь, сочетаются с частыми позывами к мочеиспусканию, кровью в моче. Аналогичные проявления, но с менее резкой болью наблюдаются при песке в почках на фоне его движения по мочевым путям.

Перечень других патологий мочевыводящей системы с болезненностью в паху с учетом уровня поражения включает:

Аппендицит

При низком расположении воспаленного червеобразного отростка острый аппендицит проявляется приступообразными болями в правой паховой и подвздошной областях. Клиническая картина дополняется тошнотой, рвотой, поносом, повышением температуры тела. У мужчин с хроническим аппендицитом боли тупые, ноющие, постоянные либо возникающие под влиянием провоцирующих факторов (нарушений диеты, физической нагрузки).

Патологии опорно-двигательного аппарата

ARS синдром диагностируется у мужчин, занимающихся спортом, характеризуется болями в паху, иррадиирующими в мышцы бедра и нижней части живота со стороны поражения. Проявления связаны с физической нагрузкой, колеблются от незначительных до интенсивных. Болезненность усиливается при ощупывании сухожилий, связок, напряжении мышц передней брюшной стенки, отведении бедра.

Симптом также возникает на фоне растяжения связок тазобедренного сустава, вызванного падением, резким отведением бедра во время спортивных занятий либо попыткой сесть на шпагат. Иногда иррадиация в пах становится следствием заболеваний и повреждений тазобедренного сустава и проксимальных отделов бедра, например, коксартроза, артропатии либо перелома шейки бедренной кости.

Диагностика

На начальном этапе мужчину осматривает уролог-андролог. Если боль в паху не связана с заболеваниями мочеполовой системы, пациента направляют к абдоминальному хирургу или травматологу-ортопеду. При ИППП требуется консультация венеролога. Для уточнения диагноза проводят следующие процедуры:

Лечение

Помощь на догоспитальном этапе

Появление резких болевых ощущений в паху свидетельствует о возможном наличии опасных патологий: отхождении камней при МКБ, ущемлении грыжи или остром аппендиците. В перечисленных случаях требуется немедленный вызов бригады скорой помощи. Самостоятельный прием обезболивающих препаратов не показан, поскольку может исказить симптоматику и усложнить постановку диагноза. До приезда врача мужчине нужно обеспечить покой, уложив в удобном положении.

Консервативная терапия

Терапевтическая тактика определяется причиной болезненности в паху. Могут применяться следующие лечебные методики:

Хирургическое лечение

Мужчинам с болями в паху выполняют следующие оперативные вмешательства:

Источник

Современные подходы к терапии хронического бактериального простатита

Хронический простатит (ХП) принадлежит к числу самых распространенных урологических заболеваний. По данным Н. А. Лопаткина (1998), в России на долю ХП приходится до 35% всех обращений к врачу по поводу

Хронический простатит (ХП) принадлежит к числу самых распространенных урологических заболеваний. По данным Н. А. Лопаткина (1998), в России на долю ХП приходится до 35% всех обращений к врачу по поводу урологических проблем среди мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Для получения данных о частоте встречаемости симптомов простатита с оценкой распространенности дизурии, дискомфорта в промежности и в области полового члена было проведено международное (Англия, Франция, Голландия, Корея) эпидемиологическое исследование Urepik. Анализ, проводившийся на основании шкалы симптомов Nickel и Sorensen (1996), дал возможность выявить признаки простатита у 4800 мужчин в возрасте от 40 до 79 лет. У 35% мужчин за последний год наблюдался как минимум один из симптомов простатита, и для 8% мужчин это представляло, по меньшей мере, неудобство [1].

На долю хронического бактериального простатита (ХБП) приходится 5–15% случаев заболевания [6]. Наиболее распространенными, по мнению большинства исследователей, этиологическими агентами ХБП являются такие грамотрицательные бактерии семейства Enterobacteriaceae, как Escherichia coli, которые обнаруживаются в 65–80% случаев инфекций. Различные виды Serratia, Klebsiella, Enterobacter, Acinetobacter выявляются у 10–15% больных. Большинство исследователей полагают, что на долю таких грамположительных бактерий, как Enterococcus faecalis, приходится от 5 до 10% случаев подтвержденных инфекций простаты [5].

В настоящее время обсуждается роль грамположительных бактерий — коагулазо-негативных стафилококков и стрептококков в развитии ХБП [5, 6, 7]. По нашим данным (Е. Б. Мазо и соавт., 2003, 2004) [1], основанным на результатах микробиологического исследования, которое проводилось в виде четырехстаканного теста Meares–Stamey у 70 больных с ХБП с 2002 г., именно коагулазо-негативные стафилококки играют ведущую роль (66%), если говорить об этиологии ХБП. Между тем на долю грамотрицательных патогенов приходится 19% случаев ХБП, а 15% составляют больные с Enterococcus faecalis. Аналогичными данными располагают М. Ф. Трапезникова и соавторы (2004), суммировавшие результаты идентификации 662 штаммов микроорганизмов у 264 больных ХБП, за которыми велось наблюдение в течение последних 13 лет. При этом выявлена ведущая роль грамположительных кокков в этиологии ХБП: за последние 3 года частота распространения коагулазо-негативных стафилококков составила 87,5% [3]. В то же время удельный вес грамотрицательных палочек — «общепризнанных» возбудителей ХБП — за предыдущие 7 лет неуклонно снижался (с 13,3 до 4,2%). С. Н. Калинина, В. П. Александров, О. Л. Тиктинский (2003) при обследовании 174 больных ХБП также выявили преобладание (82%) грамположительной флоры. Инфекция простаты может быть следствием бактериальной колонизации мочеиспускательного канала. Нормальная флора мочеиспускательного канала у мужчин состоит главным образом из дифтероидов и грамположительных кокков. Сексуальная активность может способствовать колонизации мочеиспускательного канала потенциальными уропатогенами. Blacklock (1974) и Stamey (1980) отметили, что секрет простаты у некоторых мужчин с ХБП содержал те же уропатогены, которые присутствовали в вагинальной флоре их сексуальных партнерш. Бактериальная колонизация может также вызвать персистенцию бактерий в простате. Отличительной чертой этого состояния является персистенция бактерий внутри простаты, несмотря на лечение антибиотиками, что связано с хроническим воспалением и склонностью к обострению инфекции мочевыводящего тракта тем же самым патогеном.

К предрасполагающим факторам развития ХБП относятся: уретропростатический рефлюкс; фимоз; анально-генитальные сношения без предохранения; инфекции мочевых путей; острый эпидидимит; постоянные уретральные катетеры и проведение трансуретральных операций у мужчин с инфицированной мочой без предшествующей антимикробной терапии [1]. У пациентов с ХП может быть выявлено нарушение секреторной функции простаты, характеризующееся изменением состава секрета, т. е. снижением уровней фруктозы, лимонной кислоты, кислой фосфатазы, катионов цинка, магния и кальция; цинксодержащего антибактериального фактора простаты. При этом увеличиваются такие показатели, как рН, отношения изоферментов лактатдегидрогеназы-5 к лактатдегидрогеназе-1, белков воспаления — церулоплазмина и компонента комплемента С3. Эти изменения в секреторной функции простаты также обусловливают неблагоприятное воздействие на антибактериальную природу секрета простаты. Уменьшение действия антибактериального фактора простаты способно снижать врожденную противобактериальную активность секрета, тогда как щелочной показатель рН может препятствовать диффузии в ткань и в секрет простаты основных антимикробных препаратов.

Симптомами ХП являются боли в тазовой области, расстройства мочеиспускания и эякуляции (см. табл. 1).

Таблица 1 Симптомы хронического простатита
Локализация боли в тазовой области Расстройство мочеиспускания Расстройство эякуляции
В промежности В половом члене В яичках В паховой области Над лоном В прямой кишке В крестце Учащенное мочеиспускание Неполное опорожнение мочевого пузыря Слабая или прерывистая струя мочи Боль или ее усиление во время мочеиспускания Боли во время или после эякуляции Гемоспермия

Ведущее место в лабораторной диагностике ХБП принадлежит микробиологическому исследованию — четырехстаканному локализационному тесту, предложенному в 1968 г. Meares и Stamey [8]. Он состоит в получении, после тщательного туалета наружных половых органов (во избежание контаминации поверхностными бактериями), первой (10 мл) и второй (средней) порций мочи для бактериологического исследования, массажа предстательной железы (ПЖ) со взятием секрета для микроскопии и посева, а также третьей порции мочи (после взятия секрета) для посева (рис. 1). Количественные посевы первой и второй порций мочи выявляют бактерии в уретре и мочевом пузыре, в то время как при посевах секрета простаты и порции мочи после взятия секрета (третьей порции мочи) выявляют флору простаты. ХБП характеризуется воспалительной реакцией в секрете (при микроскопии определяется более 10 лейкоцитов в поле зрения при большом увеличении). После инкубации посевов подсчитывают количество колониеобразующих единиц (КОЕ).

Рисунок 1. Четырехстаканный локализационный тест Meares–Stamey

Бактериологическое подтверждение ХБП мы проводим на основании, по крайней мере, одного из следующих критериев, предложенных K. G. Naber (2003):

Характерное для ХБП содержание патогенов в образцах примерно следующее:

первая порция мочи 3 КОЕ/мл;
вторая порция мочи 3 КОЕ/мл;
секрет простаты ≥ 10 4 КОЕ/мл;
третья порция мочи ≥ 10 3 КОЕ/мл.

Четкое соблюдение правил микробиологической диагностики и вышеуказанных критериев интерпретации результатов локализационного теста Meares — Stamey на большом количестве наблюдений позволят более точно определить частоту встречаемости истинных патогенов ХБП.

Антимикробная терапия. После идентификации этиологического агента и определения антибиотикорезистентности возникает необходимость назначения больному с ХБП антимикробной терапии. К факторам, оказывающим влияние на выбор антимикробного препарата для лечения ХБП, относятся: чувствительность идентифицированного микроорганизма к антибиотику, его способность в достаточной концентрации проникать через гематопростатический барьер и накапливаться в ткани и секрете простаты, сперме, а также способность препарата преодолевать экстрацеллюлярную полисахаридную оболочку, формируемую микроколониями бактерий, и хорошая переносимость при длительном пероральном приеме. Идеальный антибактериальный препарат для лечения ХБП должен быть жирорастворимым, слабощелочным, с коэффициентом диссоциации, способствующим максимальной концентрации препарата в простате [2]. Антимикробные средства из группы фторхинолонов на сегодняшний день отвечают вышеперечисленным требованиям и являются препаратами выбора для лечения ХБП. Особенностью антибактериального действия фторхинолонов является наличие двух мишеней действия в бактериальной клетке, каковыми являются ферменты (топоизомеразы II типа), ответственные за изменения пространственной конфигурации бактериальной ДНК: ДНК-гираза и топоизомераза IV. ДНК-гираза осуществляет суперспирализацию бактериальной ДНК, а топоизомераза IV — разделение дочерних хромосом в процессе репликации. Ключевым моментом в действии фторхинолонов является образование трехкомпонентного комплекса (бактериальная ДНК–фермент–фторхинолон). Указанный комплекс предотвращает репликацию бактериальной ДНК. Благодаря тому, что топоизомеразы обладают расщепляющей активностью, происходит разрушение молекулы ДНК (С. В. Сидоренко, 2002).

Рисунок 2. Классификация фторхинолонов (по K.G. Naber,1998)

В настоящее время в практическое здравоохранение внедрены новые антимикробные препараты из группы фторхинолонов III и IV поколений, которые проявляют активность в отношении как грамотрицательных и грамположительных бактерий, так и атипичных внутриклеточных микроорганизмов, а также обладают способностью воздействовать на бактерии в биологических пленках (см. рис. 2). Антимикробная активность in vitro фторхинолонов III поколения — спарфлоксацина и левофлоксацина, а также фторхинолона IV поколения — моксифлоксацина наглядно представлена в таблице 2.

Таблица 2 Антимикробная активность in vitro спарфлоксацина, левофлоксацина и моксифлоксацина (МПК90, мкг/мл) [4]
Микроорганизмы Спарфлоксацин Левофлоксацин Моксифлоксацин
Acinetobacter spp. 0,25 16 0,5
Citrobacter freundii 0,25 0,5 0,5
Enterobacter cloacae 0,5 0,5 0,5
Escherichia coli 0,12 0,12 0,5
Klebsiella pneumoniae 0,25 0,25 0,5
Proteus mirabilis 0,5 0,25 0,12
Pseudomonas aeruginosa 8 4 16
Staphylococcus epidermidis 1 1 2
Staphylococcus saprophyticus 0,25 0,5
Enterococcus faecalis 2 16 4

В 2004 г. мы сравнили чувствительность 25 различных штаммов коагулазо-негативных стафилококков — наиболее распространенных, по нашим данным (Е. Б. Мазо и соавт., 2003, 2004), этиологических агентов ХБП — к левофлоксацину, спарфлоксацину и моксифлоксацину. Бактериологическое исследование проводили классическим методом: выполняли посев мочи и секрета простаты на питательные среды с выделением чистой культуры и идентификацией выделенных штаммов при помощи полуавтоматического микробиологического анализатора Sceptor (Becton Dickinson, USA). Чувствительность выделенных микроорганизмов к левофлоксацину, спарфлоксацину и моксифлоксацину определяли дискодиффузионным методом на среде Мюллера–Хинтона. Результаты оценивали по значениям диаметров зон задержки роста. Всего было изучено 25 штаммов коагулазо-негативных стафилококков (21 — Staphylococcus haemolyticus, 3 — Staphylococcus epidermidis, 1 — Staphylococcus warnerii), выделенных в диагностическом титре из секрета простаты и мочи у больных ХБП при четырехстаканном тесте Meares–Stamey. Проведенный нами анализ чувствительности коагулазо-негативных стафилококков к фторхинолонам III и IV поколений показал наиболее высокую чувствительность этих бактерий к моксифлоксацину — у 24 (96%) штаммов. К левофлоксацину оказались чувствительны 21 (84%), а к спарфлоксацину 20 (80%) штаммов коагулазо-негативных стафилококков. Пять резистентных к спарфлоксацину штаммов были выделены нами у больных после длительной антимикробной терапии этим препаратом. Был выделен также штамм гемолитического стафилококка, резистентный ко всем фторхинолонам III и IV поколений у больного, ранее принимавшего в течение 6 нед моксифлоксацин. Проведенное исследование продемонстрировало высокую чувствительность коагулазо-негативных стафилококков, выделенных от больных ХБП, к фторхинолонам III и IV поколений. Чувствительность исследованных бактерий к моксифлоксацину оказалась наиболее высокой, в то время как к левофлоксацину и спарфлоксацину была практически одинаково ниже. Таким образом, длительная антимикробная терапия моксифлоксацином может привести к селекции устойчивых штаммов и развитию перекрестной резистентности к фторхинолонам III и IV поколений.

На сегодняшний день проведено ограниченное количество клинических исследований применения фторхинолонов в лечении ХБП. Результаты таких исследований, с периодом наблюдения не менее 6 мес, представлены в таблице 3.

Как видно из данных, приведенных в таблице 3, несмотря на существенные различия в количестве больных, принимавших участие в исследованиях, бактериальная эрадикация при различной длительности терапии фторхинолонами, наблюдалась более чем у 60% пациентов. Проведение подобных исследований в будущем, с соблюдением стандартов микробиологической диагностики, позволит выработать единый подход к рациональной антимикробной терапии ХБП.

Согласно актуальным на сегодняшний день рекомендациям Европейской ассоциации урологов по лечению инфекций мочевыводящих путей и инфекций репродуктивной системы у мужчин, принятым в 2001 г., длительность антимикробной терапии ХБП фторхинолонами или триметопримом должна составлять 2 нед (после установления предварительного диагноза). После повторного обследования больного антимикробную терапию рекомендуют продолжать суммарно в течение 4–6 нед только при положительном результате микробиологического исследования секрета простаты, взятого до начала лечения, или в случае, если у больного улучшилось состояние после приема антимикробных препаратов [2].

Антимикробные препараты, используемые для лечения ХБП, а также способы их применения приведены в таблице 4.

Таблица 4 Способы применения антимикробных препаратов для лечения хронического бактериального простатита
Группа препаратов Препараты Способ применения
Фторхинолоны Ципрофлоксацин (сифлокс, ципролет, цифран) По 500 мг 2 раза в сутки
Офлоксацин (джеофлокс, заноцин, офлоксин 200) По 400 мг 2 раза в сутки
Ломефлоксацин (ксенаквин, ломфлокс, максаквин) По 400 мг 1 раз в сутки
Левофлоксацин (таваник) По 500 мг 1 раз в сутки
Спарфлоксацин (спарфло) Первый прием 400 мг, затем по 200 мг 1 раз в сутки
Моксифлоксацин (авелокс) По 400 мг 1 раз в сутки
Триметоприм/ сульфаметоксазол Ко-тримоксазол (бикотрим, бисептол) По 960 мг 2 раза в сутки

Следует отметить, что больные с ХБП должны принимать антибиотик фторхинолонового ряда в течение длительного периода (от 4 до 6 нед) для предотвращения рецидива инфекции нижних мочевых путей. Продолжительная терапия антибиотиками в низких профилактических дозах или супрессивная антимикробная терапия могут применяться в случаях рецидивирующего или невосприимчивого к лечению простатита.

Литература

С. В. Попов
А. К. Чепуров, доктор медицинских наук, профессор
В. И. Карабак, кандидат медицинских наук
РГМУ, Москва

Источник

Оцените статью
Adblock
detector