Народный праздник курского края

Как отмечали Масленицу 100 лет назад в Курской губернии

Масленица – всенародно любимый праздник, который отмечают с размахом. Время идет, но традиции проводов русской зимы не меняются. А о многих из них мы, современники, даже не догадываемся.

Согласно «Курскому народному календарю», на праздник наши предки делали «из соломы подобное человеку чучело Масленицы, затем сжигали», водили хороводы, пекли блины, катались на санях, жгли костры. В последний день Масленицы – Прощеное воскресенье – просили прощения друг у друга за старые обиды.

«Курский сборник. Выпуск III. Материалы по этнографии» от 1902 года так описывает празднование Масленицы со слов жительницы одного из сел: «У нас есть тут мужик, Андрей, дык ён сабирет маленьких девок, насажая у сани, ды ишшо им бутку разапнеть зли смеху, и возя их по деревне, как цыганяв, а девки песни кричать. А другой тут, Титок, маяка сделая, как чалэка, рубаху на него наденя, и ездя па вулицы. ». Конечно, отдельные слова для нас, современников, в диковинку. Так, оказывается, «малай» – неженатый парень, «бутка» – верх в санях, «чалэк» – искаженное от «человека», а таинственный «маяк» – то самое чучело Масленицы.

Каждый день Масленицы имеет свое название: понедельник – «встреча», вторник – «заигрыш», среда – «лакомка» (либо «перелом», «разгул»), четверг – «широкий», пятница – «тещины вечера», суббота – «золовкины посиделки» («проводы»), а воскресенье – «прощеный день».

«В старину, как праздник народный, Масленица начиналась с понедельника, а как гражданский – с четверга. Ныне начало гражданской, свободной от дел Масленицы начинается в субботу», – писал этнограф Михаил Забылин, живший в XIX веке.

В один из первых дней Масленичной недели детвора ходила по домам, собирала угощения и пела хозяевам песни. Молодожены отправлялись к теще или тестю, несли с собой булочки, орехи, которыми одаривали встречаемых по дороге детишек. В пятницу полагалось идти к теще на блины.

По обычаю всю Сырную неделю люди пекли блины. В Курской, Тамбовской и других губерниях Центральной России было заведено первый испеченный блин класть на слуховое окошко дома, тем самым «посвящая его для душ родительских».

Одно из развлечений на Масленичной неделе – кулачные бои. Это традиционная русская забава, когда сходились стенка на стенку, или потеха, известная как «игрища». Правил особых не было: бей, кто стоит на ногах, а упавшего на землю – нельзя. Чтобы кулачный бой прошел удачно, нужно было обладать не только недюжинной силой, но и знать специальный заговор. Многим потом, правда, требовался и заговор «от боли в ушах», чтобы «не болело, не щипало, и ухо не вертело»: в поединках мужики сильно травмировались.

К примеру, во Льговском уезде народную забаву называли «кулачками», а современники так описывавали потеху на Масленицу: «Три-четыре дня подряд мнут друг другу бока, ломают ребра. А иногда дело доходит до убийства. Недавно в результате побоев умер крестьянин Грачев – силач, который во время «кулачек», не жалея своих боков, один сдерживал «стену».

В Рыльске развлечения на Масленицу описал курский краевед Николай Чалых: «Катались на разу-крашенных тройках. Продавали горячие блины, медовуху, крепкий чай. Устраивали зимние игры, лазили на высокий столб за призами, соревновались в жиме гири, боролись, играли в снежки». Накануне субботы в отдельных деревнях целыми дворами варили пенный напиток, что становилось неким символом единения и называлось у наших предков «братчиной».

Праздник завершался в воскресенье. После – Великий пост. В некоторых селениях считалось, что нельзя употреблять недоеденное в праздник: «Самый бедный брезгует куском хлеба, оставшимся с Масленицы, и бросает его или отдает домашним животным». В первую же субботу Поста пекли постные блины, что называлось «тужилкой о Масленице».

Александр ДЕМЧЕНКО, по материалам Госархива Курской области

Источник

Как куряне сто лет назад праздновали Рождество и Новый год

В дореволюционное время одним из самых любимых праздников жителей Российский империи было Рождество. Именно ему, а не Новому году, уделяли особое внимание. В праздник было принято ходить в церковь, колядовать, навещать близких, гадать и помогать нуждающимся.

На Рождество куряне колядовали, а Новый год почти не отмечали

По обычаю накануне Рождества крестьяне нашей губернии не ели до появления первой звезды в небе. Курский историк Владимир Степанов писал, что до этого момента хозяйки затапливали печи, пекли блины, караваи. Молодежь ходила по дворам и «кликала», исполняла «магические заклинания»: «Пожелания благополучия конкретному дому и семье, в нем проживающей, требовала подарков от хозяев». Если те скупились или прогоняли коляду, владельцу избы предрекали скорое разорение. В основном же хозяева хорошо принимали ряженых: услышав песни, отворяли двери и окна избы, выносили блины, печенье. Коляда же рядилась в козу, медведя, корову или лошадь, которые олицетворялись с плодородием.

«На третий день всеобщего праздника наступали Святки с ряжеными, гаданиями, песнями и плясками – обычай, сохранившийся с языческих времен, – продолжает Степанов. – В самый канун Нового года молодежь ходила под деревенскими окнами, выкликивая слова «авсень» или «усень», выпрашивая у хозяев изб съестные подарки». В газетах и фольклорных сборниках тех лет печатались «обрядовые» рождественские песни, стихи-поздравления, посвященные Рождеству и Новому году: «Куряне добрые! Как братья, забывши громы непогод, откроем мы свои объятья друг другу кротко, без изъятья, на праздник общий – Новый год!»

Само собой, в Рождество куряне обязательно шли на церковную службу, посещали и торжественные вечера по случаю праздника. К примеру, краевед Николай Чалых пишет, что в Рыльске для местных жителей в Дворянском собрании и Народном доме устраивались елки, а «рано утром мальчишки ходили по домам христославить». Несмотря на смену власти, эта традиция жила вплоть до 1950-х годов.

«Курские епархиальные ведомости» за январь 1915 года сообщали, что ночью 1 января в храмах служили молебен по случаю Нового года. В Знаменском соборе к курянам обратился архиепископ Курский и Обоянский Стефан. Он напомнил, что в мире много соблазнов для обычного человека, а душа всегда в опасности. Православие же, церковные службы – своеобразное лекарство, «одно из наилучших средств для отвлечения. христиан от греховных увеселений и пьяного разгула». И можно понять опасения архиепископа: по данным на 1911 год, «русские люди» выпивали не менее 90 миллионов ведер вина в год!

Читайте также:  Мастер народных художественных промыслов фгос

Не менее интересна новость в январском номере «Курских епархиальных ведомостей» за 1915 год. Выяснилось, что незадолго до Рождества императрица Александра Федоровна вместе с дочерьми посетили в Белгороде, тогда входившем в состав Курской губернии, Свято-Троицкий монастырь. Причем Романовы сделали это инкогнито, под видом обычных паломниц, «одетых в одежду сестер милосердия»: «На простых извозчиках, тихо паломницы подъехали к монастырю, где по желанию Ее Величества, чтобы посещение было не оглашаемо, не было и звона». Высокие гости посетили пещерку святителя Иосафа, приложились к его гробу, а потом и к образу Владимирской Божией Матери.

«Только наутро белгородцы узнали об этом умилительном паломничестве», – писал Никодим, епископ Белгородский. Позже стало известно, что императрица пожертвовала монастырю большую сумму денег.

Благотворительность в Рождество – в порядке вещей. Особенно это стало актуально во время Первой мировой войны. «Курские епархиальные ведомости» публикуют статью «Голос пастыря накануне Великого праздника» «Помогите нуждающимся».

Далее речь идет об оказании помощи семьям погибших солдат. Таких в столице губернии набралось несколько тысяч. Ранее в Курске был создан попечительский совет по сбору средств нуждающимся. Так, в первые месяцы 1915 года планировалось помочь 1050 семействам, а годом ранее была оказана помощь почти пяти тысячам домов.

Подготовил Александр ДЕМЧЕНКО, по материалам Госархива Курской области

Источник

Консультация для родителей «Народные праздники в Курской области»

Букреева Полина Валерьевна
Консультация для родителей «Народные праздники в Курской области»

Большим разнообразием отличается календарь русских народных праздников и календарных обрядов, одни из которых пришли из православия (традиционной религии русских, другие являются следствием языческих верований древних славян, тем самым отражая всегда присущие русскому народу моменты двоеверия.

Традиционно основательными и широко распространенными были обряды зимнего солнцестояния (Святки, которые были приурочены к Рождеству Христову н Крещению, а также календарные обряды конца зимы (Масленица, Сырная неделя, проводимые перед самым Великим постом.

На Масленицу также было принято рядиться, дети и взрослые катались на санях с горок и на качелях, и конечно, этот праздник не мог состояться без блинов и оладьев. На Масленицу парни и девушки тащили колоду—в наказание за то,что не поженились осенью: к ним привязывали колоду или ленту и требовали выкуп. Завершалось празднование Масленицы массовым шествием народа с чучелом, символизирующим зиму, которое сжигали или разрывали на куски. Оба описанных обряда осуждались Русской православной церковью, поэтому их принято было завершать обрядами очищения на Крещение или в Прощеное воскресенье.

К весенним календарным обрядам и православным праздникам относятся праздник Сорока мучеников (Сороки, 9 марта, Благовещение (25 марта, день Святого Георгия (Григорий-вешний, 23апреля) и ряд других. Многие из них сопровождались пением песенок-веснянок и печением булочек в виде птичек (например, жаворонков).

Отмечая Пасху, готовили обрядовую пишу (крашеные яйца, творожная масса, сдобные куличи, снова ходили по домам, распевая обрядовые песни, играли, молодежь собиралась вместе и водила хороводы. В праздничные дни на площади возле церкви происходили народные гулянья, продолжавшиеся три дня. В эти дни всем разрешалось звонить в церковные колокола. В первое воскресенье после Пасхи чтили память умерших, шли на кладбище проведать родственников, туда же несли пишу, обедали рядом с могилами предков. В этот день было принято раздавать нищим милостыню «за упокой души». С восьмого дня Пасхи (Фоминой недели, Красной горки) начинались свадьбы.

Второе воскресенье после Пасхи согласно церковному календарю, открывает седмицу Жен-Мироносиц – женщин, которые, по евангельскому преданию, первыми пришли посетить склеп, где был погребен распятый Иисус Христос, но встретили у гробницы ангела, который объявил им о чуде Воскресения. Церковь почитает память о Женах-Мироносицах как о первых вестницах Христова Воскресения. В народе же этот день повсеместно считается женским праздником. В это воскресенье Южные районы Курской области — Суджанский, Беловский, Большесолдатский, Обоянский отмечали праздник «Маргоски». Празднование «Маргосок»происходит следующим образом: за пределы села — в лес, в яр (неглубокий овраг, в сад или на луг — выходят группы замужних женщин, часто со своими мужьями, устраивают совместную трапезу с обязательным блюдом — яичницей, которую готовят из яиц, собранных вскладчину. Повсеместно жители курских сел отмечают, что в «маргосовскую» яичницу обязательно нужно добавлять снег. Параллельно такие же гуляния могли устраивать молодые девушки. Общая трапеза завершалась пляской под «гульбишные»плясовые песни: «Ой, гульба, моя гульба», «Голова моя, головушка», «Мальчик-кучерявчик» и другие.

В качестве основных участниц обрядового гуляния указывают женщин, чаще замужних, хотя многие называют именно «молодежь» как основных участников маргосовских гуляний.Это было обусловлено своеобразной двухчастной структурой предбрачного поведения в пасхальный период: на Пасху женихи выказывали знаки внимания невестам, качая их на качелях, на Маргоски девушки угощали парней.

На Троицу, или предшествующую ей неделю (Семик, либо на неделю до — Русальную неделю, или же на Иванов день (Ивана Купала, 24 нюня) проводились обряды летнего солнцестояния. Троица сопровождалась ритуалами с березовыми ветками и деревцами. «Зеленые праздники» (Троица) знаменовали окончание весны и начало летней поры. В эти дни дом и хозяйственные постройки обязательно украшались зелеными ветвями.

На Русальной неделе рядились и шли сжигать куклу русалки.Ярко проходила и купальная неделя: люди гадали, обливались водой, проводили различные ритуалы с куклой, которую называли Купалой или Костромой. Праздник Ивана Купалы отмечался 24 июня. Накануне древним способом (от кресала и кремня) разводили костры. Считалось, что эти костры имеют целебную силу, через них прыгали для того, чтобы очиститься от грехов и излечиться от болезней. На Купалу много гадали «на будущее», например на венках, собирали травы, которые должны были стать оберегами от нечистой силы.

Праздник курского соловья.

У пернатого символа нашего края появился свой праздник. 4 июня жители города впервые отметили День курского соловья.

4 июня с давних времен на Руси считали соловьиным днем.

Жители региона по праву гордятся голосистой птицей. Песня курскогосоловья насчитывает от 8 до 24 колен: чистейшие звуки флейты, щелканье, клекот, посвист и множество других вариаций. Поэтому его часто упоминают в песнях, стихах и прозе. Например,классик русской литературы Иван Тургенев писал: «Курские соловьи поют как никакие другие. У них свои трели, особенные колена.»

Читайте также:  Народные средства против клебсиеллы

В Курске есть Музей соловья, в усадьбе Афанасия Фета устраивают «Соловьиную ночь», ежегодно проходит соловьиная перепись, изучать трели уникального певца в нашу область приезжают крупные ученые.

Кстати, праздник совпал с завершением традиционной соловьиной переписи. Уже много лет подряд сотрудники Центрально-Черноземного биосферного заповедника имени профессора им. В. В. Алехина с помощью курян ведут учет поющих птиц. На этот раз в черте областного центра насчитали 270–300 соловьев.

На Петров день, 29 июня, летние праздники и календарные обряды завершались. В поминальные дни (родительские субботы) русские традиционно посещали кладбища своих предков, зимние поминальные дни проходили перед Троицей, а летние перед Днем святого Дмитрия Солунского, это 26 октября.

Праздники, обычаи и традиции Курской области являются типичными для центральных областей России, где абсолютное большинство населения составляют русские, и полностью отражают всю специфику русской культуры с некоторыми местными особенностями.

Консультация для родителей «Семейные праздники» «Семейные праздники» Консультация для родителей Каждый родитель хочет видеть своего ребенка культурным, добрым, отзывчивым. Именно такие.

Консультация для родителей «Безопасность ребенка в новогодние праздники» УВАЖАЕМЫЕ РОДИТЕЛИ! Новый год и Рождество – долгожданные праздники, любимые всеми. Мы искренне надеемся, что они будут радостными,но не.

Консультация для родителей «Народные приметы» Известно, что ребёнок развивается в деятельности. Прогнозирование погоды и есть деятельность познавательная, доступная ребёнку, развивающая.

Консультация для родителей «Праздники в детском саду» Консультация для родителей «Праздники в детском саду» Музыкальный руководитель Лебедева Людмила Васильевна Все любят праздники, но особенно.

Консультация для родителей «Семейные праздники» Семейные праздники. В каждой семье обычно проводятся те праздники, которые приняты в обществе и которые составляют жизненный уклад семьи.

Консультация для родителей в новогодние праздники Безопасность детей в новогодние праздники Приближается волшебное время Новогодних праздников и Рождества. Позади трудный рабочий год, и.

Консультация для родителей «Встречаем праздники вместе» «Праздник в детском саду» И родители, и дети с нетерпением ждут детсадовских праздников. Малыши радуются тому, что родители придут на них.

Фотоотчет об экскурсии в музей «Животные Курской области, занесённые в Красную книгу» Дети группы «Смешарики» совместно с детьми старшего и подготовительного возраста посетили музей г. Щигры. Тема экскурсии была Красная.

Источник

Как курские крестьяне отмечали праздники до революции

Шумные праздники в курской деревне образца XIX – начала XX веков были редким явлением. Если не брать в расчет «личное»: свадьбы, крестины, похороны и т. п., то наши предки устраивали массовые гуляния только по значимым поводам. В основном все сводилось к церковным датам и завершению работ в полях. Как развлекались куряне более ста лет назад, во что одевались к торжеству, что ели и пили за праздничным столом – в материале «ДДД».

В дореволюционной России 110 дней в году выпадали на праздники и выходные

Запрет на работу «до обеда»

В дореволюционной России на год приходилось до 110 нерабочих и праздничных дней. Это время, когда крестьяне могли «выпустить пар». «Через торжества, праздничное мироощущение шло приобщение к образу жизни предков, – пишет доктор исторических наук Зинара Мухина. – Понятие праздника в крестьянской среде было неразрывно связано с понятием нерабочего дня, сами праздники были приурочены к аграрному календарю. Праздность была освящена традицией, оправдана общественным мнением».

Но торжество торжеству рознь. Одни праздники несли строгость и сдержанность, другие были полны шума, выпивки, нередко завершались «потасовками, драками, поножовщиной», как отмечают исследователи. Из этого сложился ряд стереотипов, которые навязывала советская печать. Дескать, в царские времена крестьяне пили и веселились в православные праздники, полностью отказываясь от работы в поле. Из книги же «Некоторые аспекты хозяйственной деятельности крестьян Курской губернии в конце XIX века » узнаем, что запрет на сельскохозяйственные работы в торжества действовал «до обеда». С другой стороны, в значимые даты и выходные дни за работу не считалось ходить в лес за грибами и ягодами, охотиться, осуществлять уход за домашней птицей и скотом.

Мухина указывает: в предпраздничные и праздничные дни распорядок дня в крестьянской семье действительно менялся, но нельзя сказать, что сельское население ленилось и предавалось утехам. Наоборот, увеличивались объемы работ в поле и по дому, нужно было завершить неоконченные дела, вымыть избу, приготовить пищу, чтобы в праздник либо в выходной день отдыхать.

Судя по исследованиям этнографов, генеральную уборку и косметический ремонт в домах курские крестьяне XIX века проводили накануне больших престольных праздников: к Пасхе, Рождеству. Кандидат исторических наук Людмила Тульцева приводит рассказ курского сельского учителя, жившего более ста лет назад: «Почти каждый крестьянин, даже бедный, перед Пасхой непременно зайдет в лавку, купит два-три куска дешевеньких обоев и несколько картин. Перед этим тщательно вымывают потолок и стены дома».

«Разгул» на святки

Среди сельского населения Курской губернии массовый характер носили народные праздники. Особое внимание – святкам и Масленице.

«Веселым праздником, устойчиво ассоциирующимся с понятием «разгул», были святки, – пишет Мухина. – Во время святок крестьяне развлекались, ходили в гости к родным и знакомым, проводили время в застольях».

В нашей губернии практиковался обычай праздничного обхода домов, устраивались катания с гор на салазках, а излюбленной игрой молодежи была «Карусель на льду» («Круговая гора»). Любили на святки рядиться, гадать. Особо нравилось это девушкам: «Ходят на перекрестки, падают на землю, слушают, в какой стороне лай собак или другой звук, и по этому заключают, в какую сторону выйдут замуж».

Сырная неделя – еще один любимый праздник наших предков. Масленица шла еще более шумно, чем святки. Многие заходили в гости к близким, друзьям, соседям. В эти дни «попойки и взаимные угощения не прекращались».

Также крестьяне отмечали Семик и Троицу. В праздники играли в уличные игры: «грачей», «барина», «орла», «мячик», «капустку» и т. п. Самым же излюбленным развлечением становилось катание на общественных качелях.

«Есть до икоты и пить до обморока»

Доктор исторических наук Виктор Бердинских подчеркивает: к празднику даже самые бедные крестьяне старались поставить на стол лучшую пищу, чтобы «есть до икоты и пить до обморока». А покушать куряне любили еще два века назад. В угощениях зимой особое внимание уделяли поросенку. В зимние престольные праздники и скоромные дни готовили щи «со свежатиной» или «отщовалом» (так в Курской губернии называли сало), блины (ржаные, пшеничные, гречневые), их подавали со сметаной, маслом, творогом. На стол ставили лучшую утварь. Так, глиняные тарелки были только в состоятельных крестьянских семьях, в них еду подавали на праздники и во время приема гостей.

Читайте также:  Народная медицина при внутричерепном давлении

Курский этнограф Алексей Машкин указывает, что в летние праздники некоторые представители сельского населения резали «баранчиков, кур и поросят». В основном мясо употребляли вареным. Из голов и ног скота делали к празднику студень. Угощали домочадцев и гостей торжества сырниками, яичницей, яичником (та же яичница, которую запекали на сковороде большим блином), пирогами, караваем. В конце посиделок подавали «разгонщика» – блюдо, после которого гости должны были встать из-за стола.

В книге «Семейный быт и повседневность крестьян Курской губернии: традиции и динамика перемен в пореформенной России» приводится следующая беседа корреспондента Соловьевой с жительницей села Шелковка Медвенской волости (орфография сохранена): «Ну уж и нагулялись! – говорила мне одна девка Акулина Агеева, побывавшая в гостях у одной бабы. – Уж так угостили што мое паштение!» – «Чем же тебя угощали?» – полюбопытствовала я. – «Подали сначала ряжаные с пиченкой («ряженый» – пирог из ржаной или пшеничной муки с начинкой), потом студинь из свижины («свинина»), с бараниной, потом творох с топленкой, баранину абжаринаю («вареное мясо ставят в печь после того, как она вытопится и мясо сверху поджарится в собственном жиру»), варенаю курятину, а пад канец прянцы, арбуз да арехи».

«За праздничным столом крестьяне пили квас, меды, пиво, брагу. Из крепких напитков употребляли водку и вино. «Издревле традиционным праздничным напитком курских селян являлся хмельной мед (меды, медовуха), но в исследуемый период он в качестве напитка употреблялся значительно реже, а квас и пиво постепенно начали уступать место промышленным винно-водочным изделиям», – отмечает историк Мухина.

Вышли на «кулачки»

Корреспонденты Этнографического бюро Центрально-Черноземных губерний сообщали, что нередко чрезмерные возлияния приводили к потасовкам. В основном конфликты происходили в кабаках, во время престольных праздников. «Зеваки с удовольствием собирались посмотреть на дерущихся, подбадривая их криками. Драки всегда кончались миром, который скреплялся совместно выпитым магарычом», – пишут этнографы.

В праздники была и альтернатива кабацким дракам: курская забава «кулачки». По сути – кулачные бои, которые, как пишет Машкин, происходили «между крестьянами двух соседственных деревень, составляющих две враждебные партии».

Газета «Курские губернские ведомости» так описывала это действие: «Кулачные бои (кулачки) устраиваются каждое воскресенье, а по большим праздникам принимают довольно крупные размеры. В качестве застрельщиков являются, конечно, мальчишки » Когда одна из сторон уступает, на помощь проигрывающим выбегают взрослые, и «начинается потеха»: «Трещат ребра и скулы, вскакивают синяки и шишки, а нередко вылетают зубы. Это дикое развлечение служит долго предметом разговоров поселян».

Спеть и станцевать

Были и более традиционные, мирные праздничные мероприятия: с песнями, танцами. Например, среди молодых людей практиковались «игрища». Любили деревенские и «водить танки»: «Молодые крестьяне, взявшись за руки, образуют шеренгу, по краям которой протягивают пояса. С песнями и пляской они идут, проходят под эти пояса и, идя таким образом, направляются к «карагоду» (хороводу), где собирается крестьянская молодежь и зрители».

В центре «карагода» стоят «парни, девки и бабы», они играют в самодельные дудочки. «Девки и молодайки, взявшись за руки, поджав губы и стараясь не шелохнуться ни одним членом, вытоптывают ногами в такт музыке, а один или несколько мужиков, подвыпив ради праздника или для храбрости, выплясывают перед ними, поводя платочком и покрикивая: «Ну – шшо, а ну-ну!» («Ну еще, ну-ка, ну-ка»). Некоторые из них пронзительно высвистывают. Чем пронзительнее свист и громче топот, тем считается лучше».

Молодые ребята старались танцевать рядом с теми барышнями, которые им нравятся. Подобные пляски могли продолжаться до полуночи.

В праздники в курских деревнях любили и петь. Так, в Обоянском уезде по большим датам собирались женские хоры. Мужчины тоже пели, но реже. «Празднишные», «свадьбишные», «маслинские» и другие песни мужики исполняли или на престольные праздники, или на свадьбах.

Исследователи отмечают, что к концу XIX века на праздниках в курской деревне особый статус имел гармонист. Именно он определял порядок развлечений, плясок. Чем не тамада?

Праздничный костюм – как знак

Торжество для жителя курской деревни было не только поводом поесть досыта, выпить, спеть и станцевать, но и возможностью пощеголять в праздничной одежде. Как пишут этнографы, такие вещи не отличались по крою от будничного одеяния, однако в их пошиве использовали более яркие цвета, элементы декора. Доктор филологических наук, фольклорист Петр Богатырев отмечал, что «будничная одежда является прежде всего вещью, праздничный же костюм – преимущественно знаком».

На Пасху, Троицу, Петров день, Спас, Покров крестьянки курских деревень надевали праздничную народную одежду: юбки, завески, сарафаны, жилетки. Весной и осенью девушки и женщины из небогатых семей предпочитали носить балахоны и свиты, тогда как представительницы богатых крестьянских домов – суконные кафтаны со сборками.

Отдельного внимания заслуживают праздничные льняные женские рубахи, которые украшали вышивкой по вороту, плечам, у края рукавов: «Рубахи курских, как в целом южнорусских крестьянок, обильно декорировались, что придавало праздничность всему женскому костюму. В основном украшались ворот, оплечья, рукава и подол. Ворот обычно украшался узкой полоской ткани или вышивкой».

Отмечено, что рукава рубах замужних женщин украшались «ярче и богаче», чем девичьих.

Праздничный сарафан – еще одна вещь из гардероба курской крестьянки XIX века. Такой наряд шили из сатина, ситца, атласа, тафты, штофа. Надевали без передника и подпоясывали широким шерстяным поясом, его завязывали спереди. Декор сарафанов отличался в Курской губернии не только по уездам, но даже по селам. Доктор философских наук Светлана Бережная пишет, что самые дорогие сарафаны с богатым декором в селах Суджанского и Обоянского уездов называли «абликатными» («хорошими»).

Если верхняя одежда была более-менее доступна, то о праздничной обуви такого не скажешь: «башмаки», лапти, «ходоки», валенки. Выбор не велик.

Крестьянские мужики одевались скромнее, без ярких цветов, но не менее элегантно. В праздничные дни крестьяне среднего достатка предпочитали льняные рубахи. Зажиточные надевали рубахи из красного ситца и так называемые александрицкие (из александрийки).

«Рубаха подпоясывалась поясом, – отмечают исследователи. – Ходить без пояса считалось зазорным. Лишить человека пояса означало обесчестить его».

К праздничным рубахам юноши и мужчины надевали узкие пояса переборного тканья или плетеные из цветной шерсти. Красный пояс, подаренный супругой, охранял от сглаза, наговора и чужих жен.

Праздничной обувью у мужчин служили сапоги «бутылками»: единственные на всю жизнь, как пишут этнографы.

Источник