Народный праздник воронежской области

Традиционные обрядовые праздники и забавы Воронежской области

Цель: приобщение детей к историко-культурным традициям родного края через активизацию их творческого потенциала.

Задачи:
расширение и углубление знания детей о культуре, истории, традициях жителей Воронежского края;

формирование эмоционально-положительное отношение к этнокультурному наследию;

развитие умения отражать этнокультурные традиции в разных видах детского творчества;

воспитание чувства национальной гордости за свой народ, его культурное наследие, внимательного отношения к слову, культуре речи.

Воспитатель : Дети, какое ваше самое любимое занятие дома или в детском саду?

Включается презентация (дети свободно располагаются на ковре)

Воспитатель : игры бывают разные и их огромное множество. Но многие из них пришли к нам из далекой старины. Во все века и времена дети любили играть.

Воспитатель : русские народные игры имеют многовековую историю. Они сохранились и дошли до наших дней из глубокой старины, вбирая в себя лучшие национальные традиции. Собирались мальчишки и девчонки вечером на деревенской улице или за околицей, водили хороводы, пели песни, играли в горелки, лапту и салочки, состязались в ловкости. В разные времена года играли в различные игры. Игры были непременным элементом народных обрядовых праздников.

Что такое обрядовые игры, как вы думаете?

А вы хотите поиграть вместе со мной в старинные игры, в которые играли у нас в Воронежской губернии? (Ответы детей).

Воспитатель : у меня есть колесо времен года, оно нам укажет на время года и мы поиграем в календарные игры.

Дети крутят импровизированное колесо с четырьмя цветами, обозначающими времена года. На каком цвете остановится стрелка, об играх такого времени года и пойдет речь.

Воспитатель : зимой устраивались катания с гор, игры в снежки, на лошадях катались по деревням с песнями и с плясками.

Детская игра, в старое время бытовавшая во время Масленицы: дети, подражая взрослым, изображали обрядовое катание на тройках. Мальчики, девочки брались по двое или по трое за руки, прикусывали зубами веревочки, концы которых держал кучер, и бежали.

Брали «коробочку» (льдинку или замерзший кусок навоза), вставали в круг, выбирали водящего, который старался пнуть «коробочку» так, чтобы она обязательно коснулась ноги, понравившейся ему девушки. А она, следя за ее движением, подскакивала, стараясь избежать соприкосновения. При этом играющий не должен был выходить из круга и вырывать руки из рук соседей справа и слева. И так игра продолжалась, пока мороз не проникал за воротники овечьих шубок и тулупов.

Играем в каждую из этих игр.

В пасхальном ритуале важное место занимала обрядовая еда: пасха, кулич и крашеные яйца. Пасха является самым главным христианским праздником и по сей день.

Главное место в летних праздниках принадлежит Троице. В Воронежской губернии обрядовый комплекс включал в себя следующие ритуальные действия: украшение домов травою и цветами, ветвями березы и клена, гадания, кулачные бои, завивание венков, поминовение предков, обрядовые игрища. Распространенным обрядом было завивание венков из травы или веток клена.

Осенью, после сбора урожая на ярмарках и гуляниях популярностью пользовались состязания силачей в поднятии камней и прочих тяжестей, толкании бревна; бои на бревне: когда два участника садились друг перед другом на высоко закрепленном бревне и старались сбить друг друга на землю ударами мешков с опилками или палками, обмотанными тряпьем.

Воспитатель: Вот в такие игры, многие из которых мы играем до сих пор пришли к нам из старины. Какая из игр вам понравилась больше всего?

Источник

Календарные обычаи и обряды крестьян Воронежской губернии в начале ХХ в.

Крестьянская жизнь начала XX в. по-прежнему регламентировалась созданным еще в древности земледельческим календарем. Он был четко привязан к религиозным датам и праздникам, учитывал цикл сельскохозяйственных работ и их сезонность. Хозяйственные и климатические изменения находили отражение в разнообразных обычаях и обрядах. В них содержались зашифрованные элементы рациональных знаний и навыков, приобретенных в процессе привыкания сотен поколений к окружающей среде.

В отечественной историографии усилиями, прежде всего, В.Я. Проппа, В.И. Чичерова, Д.К. Зеленина и другими исследователями удалось раскрыть содержание аграрных праздников восточных славян, самобытность их культурных традиций, рассмотреть календарь в аспекте его семантики и функционирования в системе традиционной культуры. В тоже время, не все регионы страны в равной мере подверглись изучению. Так, календарь Воронежского края, описанный в статьях краеведов и этнографов, начиная с XIX в., не дает возможность в полном объеме рассмотреть весь годовой цикл.

В Воронежской губернии, как и повсеместно в русской традиции, начало нового земледельческого цикла у крестьян связывалось с зимними святками, знаменующими наступление нового солнечного года (25 декабря — 6 января по старому стилю). Под влиянием православной христианской церкви Святки стали связывать с рождественскими обрядами и отмечать по церковному календарю — от Рождества до Крещения. Их совпадение по времени (начало года) способствовало смысловому сближению языческой святочной обрядности с христианской.

Зимние обряды, совершавшиеся в Воронежской губернии, содержали традиционные компоненты, характерные для восточных славян: поздравительные обходы дворов, колядование, магические действа с хлебом и зерном, поминальные обряды, обрядовую еду, гадания, ряжение. Ритуальными действиями крестьяне стремились воздействовать на природу, с целью получения хорошего урожая. Так, обход дворов на Святки совершался несколько раз: накануне Рождества, утром в день Рождества, вечером под Новый год и утром Нового года, сопровождалясь пением специальных песен — колядок или авсеней. После их следовало обязательное угощение колядующих. В случае недостаточного одаривания или отказа в Нижнедевицком уезде Воронежской губернии колядующие произносили угрозы и даже выполняли их, например, могли сломать ворота. В с. Коротояк Острогожского уезда говорили так: «Кто давал пирага, таму желали счастья и здаровья».

Колядующие разграничивались по возрастному признаку: дети, молодежь и пожилые люди ходили отдельно. Под Новый год дети ходили и посыпали избы и хозяев зерном со словами: «Сею-вею, насеваю, с Новым годам паздравляю…». В северных районах губернии был распространен обычай обхода дворов пастухом.

Поминальные обряды происходили в форме разжигания ритуальных костров из соломы. В с. Истобное Нижнедевицкого уезда под Новый год и Рождество жгли снопы: «обогревали своих родителей». По мнению В.Я. Проппа «поминовение усопших в разных формах есть одни из постоянных элементов аграрных обрядов, празднеств».

Читайте также:  Народное средство для прорезывания зубов у грудничков

Рождественский ужин представлял собой поминальный стол. Одним из непременных блюд являлась кутья. В селе Шубное Острогожского уезда «варили перловую кутью. Для земледельцев очень важно было употребление такой еды в наступающем новом году, так как зерна и ягоды имели символику возрождения жизни».

Во время святочных гаданий крестьяне хотели узнать свое будущее. В селе Ростошь Валуйского уезда был распространен обычай «выстраивания» колодца, чтобы во сне пришел суженый. В селе Ситное Воронежского уезда сыпали овес к дверям и приговаривали: «Суженый-ряженый приходи ко мне косить, а я буду вязать». В слободе Осетровка Богучарского уезда разновидностью гаданий было подслушивание имени жениха, в селе Пузево Бобровского уезда — гадание с зеркалом.

В основе ряжения лежит идея перевоплощения человека в какое-то другое существо, его связь с потусторонним миром. В Воронежской губернии рядились дикими и домашними животными, стариками, цыганами.

Завершение Святок отмечали обряды и обычаи Крещения (6/19 января): в сопровождении священника совершались крестные ходы к «Ердани» — проруби, имевшей форму круга или креста. В ней купались с целью очищения и обливали священной водой скотину. В с. Шубное Острогожского уезда для защиты от злых духов на дверях домов рисовали мелом кресты («закрещивали» злых духов). В этот день выпускали голубей и стреляли вверх из ружья.

После Крещения наступало время крестьянских свадеб — Мясоед (так называли несколько недель до Масленицы — единственного праздника крестьянского земледельческого цикла, не получившего христианского толкования). В это время ели очень много масленой пищи. Праздник носит переходный характер: сочетает элементы весенней и зимней обрядности. С приближением весны у земледельцев начинался весенний цикл обрядов, когда было необходимо готовиться к предстоящим полевым работам. В это время исполнялись обряды, изгонявшие зиму, и встречающие весну, которая несла свет, тепло и пробуждение природы. Следующий за Масленицей понедельник в сл. Березовка Новохоперского уезда назывался «тожики» или «тужики», «нету ничего — ни блинов, ни масла уже, квасок, да картошечка».

Поминальным кушаньем на этой неделе были блины. В с. Пекшево Воронежского уезда в пищу еще употребляли и рыбу. Первый блин, испеченный на Масленицу, предназначался умершим предкам. Его клали к иконам «в угол — к родителям», где он должен был пролежать три дня, после чего его отдавали скотине. В сл. Березовка Новохоперского уезда на Масленицу было принято раздавать блины.

Обряды семейно-брачной тематики, присутствующие в зимних святках, несли продуцирующую функцию, способствовали пробуждению земли и росту культурных растений, обеспечивали будущий урожай. Так, в первый день Масленицы в с. Гремячье Воронежского уезда молодые ходили в гости к тёще на блины. В с. Копанище Острогожского уезда молодые в прощённый день шли к родителям невесты, по дороге молодая угощала детей орешками, сделанными из хлебного теста, и семечками.

На масленичной неделе были широко распространены кулачные бои, в которых принимали участие одни мужчины, а женщины присутствовали в роли зрительниц.

Большой комплекс обрядовых действий на Масленицу был связан с аграрной и скотоводческой деятельностью человека. В Воронежском уезде в это время катались с гор на плетёнках, в Россошанском — на лошадях и качелях, высота взлета которых служила символом мощного роста растений.

Другими ритуальными действиями были зажигание костров и проводы или похороны чучела Масленицы, изготавливаемого из соломы. В с. Краснолипье Острогожского уезда чучело делали в виде снопа. «Масленичные костры… это и проводы Масленицы как календарного периода, и один из способов уничтожения мифологических персонажей, старых, ненужных вещей и выпроваживание духов предков, всю масленичную неделю незримо присутствовавших в мире людей».

Обычай ряженья на Масленицу бытовал в с. Ростошь Валуйского уезда: девушки одевали на себя несколько юбок.

В последний день Масленицы, Прощеное воскресенье, просили прощенья не только у своих самых близких родственников, но и у всех членов сельской общины. В с. Сенное Воронежского уезда в этот день ходили на кладбище «к родителям» и там просили прощенье.

Необходимо отметить, что в традиционном праздновании Масленицы к концу 30-х гг. сохранились архаичные, наиболее существенные элементы этого обряда: поминальные обряды, ритуальная еда и кулачные бои.

Весенний период крестьянского календарного цикла определялся началом Великого поста и начинался с празднования Встречи весны. В народе этот праздник, соответствующий христианскому Дню памяти сорока мучеников (22 марта), называют Сороки.

В Воронежской губернии, как и в целом в русской традиции, наступление весны крестьяне связывали с прилётом птиц: дети исполняли специальные песенки — заклички весны, в которых призывали быстрее прилететь жаворонков. Так же выпекали «жаворонков» — обрядовое печенье в форме птичек из пресного или кислого теста, с которым дети залезали на заборы, крыши домов, скирды соломы, подбрасывали птичек вверх. Существовал обычай в жаворонков запекать денежку и гадать — кому она достанется, тот будет счастливым.

Следующий весенний праздник, почитаемый крестьянами — Благовещенье. Отмечался он по старому стилю 25 марта (по новому — 7 апреля) и до настоящего времени остается одним из главнейших христианских праздников. Так, «черты древнеязыческих богинь Живы, Лады, слились с христианскими понятиями о Богоматери, покровительнице труждающихся и обремененных».

В середине четвертой недели Поста отмечался праздник — Середокрестие, когда в ночь со среды на четверг Пост, как говорили в народе, «переламывался пополам». В этот день приготавливали обрядовое печенье в форме крестов и ходили в церковь.

Воскресенье, предшествующее Светлому Христову Воскресенью, называется вербным. Крестьяне шли домой из церкви с освященными ветками вербы, слегка « : Воронеж

Источник

Народный праздник воронежской области


Вантит, История Воронеж, Культура Воронеж, Археология Воронеж, Природа Воронеж, Экология Воронеж, Этнография Воронеж, Древности Воронеж, Книги Воронеж

Календартные праздники и обряды Воронежской области

Заселение территории Воронежской области происходило в течение длительного времени. Главными факторами в формировании постоянного населения края послужили переселенческие процессы, начавшиеся с XVI века в связи с необходимостью укрепления и расширения границ Российского государства.

Территорию области, охватывающую довольно большое географическое пространство, в разное время постепенно осваивали выходцы из других регионов России, которые на новых местах проживания продолжали следовать своим хозяйственным и культурным традициям. Таким образом, сложился самобытный облик традиционной культуры Воронежского края, представленный большим разнообразием местных вариантов народных обычаев, обрядовых действий, музыкального фольклора.

Читайте также:  Народная пасхальная песня не шум шумит текст

Календарно-земледельческий цикл Воронежской области обнаруживает неравномерную сохранность. Наибольшему разрушению подвергся пласт музыкально-обрядового фольклора, тогда как устная информация об обрядах достаточно хорошо сохранилась в памяти старшего поколения, некоторые обрядовые действия совершаются в селах до настоящего времени (напр., обход дворов во время Святок, колядование, возжигание костров, выпечка обрядового печенья, украшение домов зеленью на Троицу и др.).

Система обрядовых действий, включенная в земледельческий календарь Воронежской области представлена как общерусскими обычаями, так и специфичными, характерными для южнорусской территории.

Святочные обряды воронежских сел содержат традиционные для подобных ритуалов восточных славян компоненты: поздравительные обходы дворов, колядование, ряжение, магические действия с зерном и хлебом, поминальные обряды, гадания, обрядовую еду, кулачные бои. Основная цель совершения тех или иных ритуальных действий заключалась в стремлении активно воздействовать на природу с целью получения хорошего урожая, благополучия людей.

Обязательным обрядовым действием на Святки, сохранившимся до настоящего времени во многих селах, является ритуальный обход дворов с исполнением (пением или приговариванием) специальных обрядовых текстов. Обходы дворов в период Святок совершались несколько раз: накануне Рождества, утром в день Рождества, вечером под Новый год и утром Нового года.

Л. Виноградова раскрывает «первоначальный смысл ритуального зимнего обхода как инсценирования прихода духов из «иного мира» с целью получения специальной обрядовой пищи».1

Обходы дворов начинались накануне Рождества. Самым распространенным сценарием был обход дворов детьми или молодежью (эти возрастные группы не смешивались) с пением калядок. Следствием исполнения этих песен должно быть обязательное одаривание колядующих (пирогами, деньгами) или угощение их: считали что, от меры угощения зависела степень будущего благополучия семьи. В случае отказа или недостаточного одаривания колядующие могли произносить угрозы и даже выполнить их, например, могли сломать ворота, унести курёнка, и т. п..

Колядовщики могли исполнить хозяевам песни корильного содержания, после исполнения которых не прибавить угощения колядующим было просто невозможно:

Ва дваре паставим сошку, Привяжем дохлую кошку,

Кошка ваняя, за вами ганяя. (с. Коротояк Острогожского района)

Во многих селах поздравительные обходы получили название «славить Христа», в этих случаях вместо колядок исполнялся церковный Рождественский тропарь «Рождество твое, Христе Боже наш», или другие тексты с христианским содержанием, так называемые «христославия». Эта группа поздравительных песен появилась и широко распространилась в сёлах под влиянием христианских сюжетов. В содержание текстов включены образы Христа, Девы Марии, Святого Василия, Ильи. В большинстве сёл христославия сосуществуют наряду с традиционными новогодними величаньями более архаичного происхождения.

На тысячу овец, на тысячу ягнят! Ягнятки гладки, хвосты по пятки,

Прыгают по лавкам. (с. Верхняя Луговатка Верхнехавского района)

В.И. Чичеров отмечает, что подобный обряд фиксирует обычай Белоруссии или Украины, или русских районов, испытавших украинское и белорусское влияния.

Повсеместно обходы дворов совершались и в праздник Нового года. Они происходили по сценарию рождественских обходов, при этом исполнение обрядовых песен называлось кликать или кричать Авсень. Сюжеты рождественских колядок и новогодних авсеней могли совпадать, различаясь только рефренами: коляда или авсень, а иногда даже сочетались в одном тексте:

«Авсень-каляда, па праулочку, закаулочку. » (с. Солдатское Острогожского района).

Утром Нового года мальчиками (реже девочками) совершался обряд «посевания», во время которого они посыпали избы и хозяев зерном со словами: «Сею-вею, пасеваю, с Новым годам паздравляю. ».

Время зимних святок является особым периодом для человека, эти дни он связывал со всем последующим временем года, а потому стремился узнать будущее посредством примет и гаданий. В этот период людей волновали две важнейшие темы: тема ожидаемого урожая и тема личной жизни, судьбы человека, его брачного союза. Святочные гадания представлены отдельными действиями, которые повторяются на протяжении всех рождественско-крещенских дней, и не связаны с другими обрядами зимнего периода.

Гадания с исполнением специальных обрядовых песен, по-видимому, были очень распространены во многих воронежских селах. Об этом свидетельствуют опубликованные в «Воронежских губернских ведомостях» 1895 г. многочисленные тексты «подблюдных», записанные в Воронежской губернии. После исполнения текста, по которому представлялось будущее, обязательно звучала «Слава!», подразумевающая прославление хлеба, как источника благополучия. Словесные повторы «кому вынется, тому сбудется» выступает в подблюдных гаданиях заговорной формулой, выражающей активное воздействие на окружающий мир. В стремлении повлиять на будущее состояние семьи и хозяйства эти песни сближаются с колядками.

В обычаях ряжения по воронежскому краю доминируют три смысловых мотива. Один из них, представленный ряжением в диких и домашних животных, по-видимому, принадлежит к наиболее древним и в своих истоках восходит к тотемическим воззрениям славян. Сведения о ряжении в животных встречаются в единичных записях (Рамонский, Каменский р-ны), среди персонажей называют медведя, козу, либо не конкретизируют: «наряжались разными зверьми» (с.Татарино Каменский р-н).

Следует отметить, что обычай рядиться был распространён не только на святочной неделе, но и на Масленицу.

Во многих селах области во время Святок проходили кулачные бои. «Кулачки» организовывались чаще всего между соседними селами, либо разрозненными частями села. Участвовали в них мужчины всех возрастных групп: от подростков до стариков, женская часть села становилась зрителями. Иногда женщины озвучивали происходящее песнями, имеющими сезонную приуроченность (напр. «Зимушка-зима»).

Перед Крещеньем на дверях домов рисовали мелом кресты: «закрещивали злых духов» и кружочки: «штобы наседки садились».

В Рамонском районе до Крещения оставляли последний немолоченный сноп и после окропления скотины святой водой, скармливали ей этот сноп, «чтобы разговелась».

В комплекс обрядовых действий масленичной недели входят также обычаи, связанные с брачной тематикой. «Брачные отношения несли в себе продуцирующую функцию, должны были способствовать пробуждению земли и росту культурных растений, обеспечить будущий урожай».8 В селах области было принято молодым парам ездить «к теще на блины», где их величали, обыгрывали песнями. В Рамонском районе родители с хлебом-солью благословляли молодых, те на коленях кланялись по три раза отцу и матери.

Кроме сжигания чучела, в последний день зажигали факелы, разводили костры: «пурину жгли, чтобы были богатыми». «Масленичные костры заключают в себе сразу несколько смысловых планов: это и проводы Масленицы как календарного периода, и один из способов уничтожения мифологических персонажей, старых, ненужных вещей и выпроваживание духов предков, всю масленичную неделю незримо присутствовавших в мире людей».10

В некоторых сёлах упоминали об обычае ряженья на Масленицу (в Эртильском, Рамонском районах). Как предполагает В.К. Соколова, обряд ряженья на Масленицу имеет более позднее происхождение.11 Скорее всего, этот обычай был перенесён со Святок, и не является характерным для Масленицы. Вероятно, рядились на Масленицу, чтобы тем самым усилить всеобщее веселье, царившее во время этого праздника.

Читайте также:  Народные средства понижения холестерина льняным маслом

Обряды, совершавшиеся в этот период, были глубоко осмыслены и отмечены магией продуцирующего и очистительного свойства, должны были воздействовать на улучшение будущего урожая, здоровья и благополучия людей.

Один из первых праздников ранневесеннего периода был связан с осознанием прихода весны.

В восточно-славянском календарном цикле не существует строго закрепленной даты празднования Встречи весны, что, в первую очередь связано с природно-климатическими условиями. «Период весеннего пробуждения природы (и соответственно, начало полевых работ) имел на

Руси разные даты, с чем связан переходный характер весенних праздников».12 Обряд встречи весны совершался в разные дни весеннего календаря. Еще И. Снегирёв в своей работе писал о том, что «встреча и окликание весны приходится, смотря по климату и местности, в разное время и делается различным способом»13.

Кулики-жаворонушки, Чувиль, чувиль жаворонок,

Летите у в одонушки, И с сохой, с бороной,

Пашаничку клевать, И с кобылой вороной,

Куколь выбирать. Зима от нас, а весна к нам».

с. Осетровка Верхнемамонского р-на с. Никольское-1 Панинского р-на

В других закличках звучали заклятья на будущий урожай:

Выгляни в окошко. Приходи, красна,

Солнышко, нарядись, Штобы была богатая,

Красное, покажись! И мы не голодали.

Пошли нам, Господи, с. Россошки Репьёвского р-на

Теплого лета, Урожайного года И побольше света!

с. Колодезное Каширского р-на

О том, что обрядовый хлеб предназначался предкам, свидетельствует места, куда он помещался, «как правило, это такие места, где возможен контакт с «тем» светом»14: клали на крышу сарая, чтобы к ним прилетали настоящие жаворонки, влезали с ними на солому, кидали через скирды, залезали на деревья, относили на гумно.

Важным было и то, кому оставляли этот хлеб: скоту, Богу, первому встречному, детям. В с. Петино Хохольского района пекли сорок жаворонков и все надо было раздать прохожим людям.

Как говорят старики, в этот день нельзя делать никакой большой работы, а также говорить плохих слов. Строгость этого праздника выражалась в словах: «На Благовещенье ворон гнезда не совьёт, а девка косу не плетёт».

На Средокрестье Пост, как говорили в народе, «переламывался пополам». Как и везде на восточно-славянской территории, в воронежских селах пекли специальные обрядовые печенья в форме креста. Они выполняли обереговую функцию: их клали в зерно, хранили их до будущего урожая. Когда выезжали сеять, закапывали их в поле: «Приезжают, развязывают мешок, вы-нают этат крест, ва-первых, памолютца. Ево паложат, закапают, начанают рассявать этими семенами» (Таловский район). Был обычай использовать кресты для гадания, для этого в тесто запекали монетку.

Вербное воскресенье отмечалось освящением в церкви веточек вербы, которую потом долго хранили и использовали в качестве оберега. Основным ритуалом этого праздника было «хлестание» вербой всех членов семьи. Считалось, что это придавало здоровья, очищало духовно и предохраняло от болезней. Во время «хлыстания» приговаривали:

«Верба хлёст, бей да слёз.

Ню мирай, дажидай краснава яичка» (с. Россошки Репьёвского р-на).

Другим способом использования веток был обычай класть их под ноги и людям, и скотине. Обязательным было и хлестание освященной вербой домашнего скота с целью предупредить его болезни.

Почитание умерших предков в этот праздник выражалось в посещении кладбища, чтобы поставить вербы на могилы.

Освященные на Вербное воскресенье ветки использовалась и во время других ритуальных практик: во время первого выгона скота: «кагда начинался выгон ската, асвещённай вербай нужна была десить раз правадить скатину в стада» (Семилукский р-н); осенью, когда складывают урожай на хранение, эту вербу клали в закрома: «вроде мыши не роють» (Таловский р-н).

Праздник Пасхи характеризуется прежде всего общим для восточнославянских традиций обычаем освящения в церкви куличей и крашеных яиц, сбором родственников за общей трапезой, поминовением умерших родственников.

Одним их обрядов, совершавшихся в этот день, был обход дворов, который перекликается с традицией обходных обрядов на Святки, Троицу. По дворам ходили дети, поздравляли с праздником: «Христос Воскресе!», после чего хозяева одаривали их яйцами. В других случаях обход дворов совершал священник, он обязательно исполнял в каждом доме пасхальный тропарь и также получал вознаграждение.

Считалось, что внешний, природный мир на Пасху тоже приходил в праздничное состояние, поэтому сложился обычай во время рассвета «караулить солнце», которое играет разными цветами.

Уникальный для воронежских сел обычай был зафиксирован в Павловском районе. Здесь он получил название «водить кобылу»: «На четвертый день пасхальной недели «водили кобылу». На палке делали голову, привязывали хвост, накрывали веретьем. Сверху на эту лошадь садились желающие покататься. Мужчина наряжался цыганом и водил эту кобылу по улице. Когда кобыла падала, тогда цыган «грыз» ей ухо и она вставала». Сходные ритуальные действия совершались в других селах области на праздник Троицы.

Пасхальные праздники разграничивали весенний календарь на ранневесенний и весеннелет-ний периоды. Дифференциация по периодам прослеживается не только по набору совершаемых ритуальных действий, но и по составу песенных жанров, включенных в обряды. Репертуар ран-невесеннего периода представлен песнями-закличками весны и птиц, которые сохранились в воронежском крае в форме приговоров. При подготовке к первым полевым работам исполнялись специальные обрядовые песни, призванные воздействовать на благополучие урожая магией звука. Например, в с. Русская Тростянка Острогожского района женщины ранней весной выходили смотреть, освободились ли поля от снега, при этом исполняли обрядовую песню «А мы в поле ездили», имитируя при этом действия, о которых пели. Зафиксированы единичные факты исполнения специальных «постовых» песен в момент катаний на «релях» (качелях): в с. Тата-рино Каменского района пели «Мимо леса» и «Во девушки щёки алые». Наиболее распространенным музыкальным жанром, сопровождающим этот период, были духовные стихи (например, «Жили два брата» с.Татарино Каменского р-на), призванные создавать особое душевное состояние, соответствующее идее христианского Поста.

Цикл всех послепасхальных праздников оформлялся сходными по содержанию и направленности обрядами.

Во многих селах совершались поминальные обряды: ходили на кладбище, катали яйца на могилах. Мужчины, в других случаях дети, выстраивали небольшие горки из подручных средств и скатывали с них крашеные яйца.

В материалах экспедиций по Богучарскому району есть сведения о том, что на Красную горку по улице ходили ряженые, «водили козла».

Источник