Народный промысел народов севера

Промыслы народов Севера и Арктики

Оленеводство

Абсолютно все коренные жители Арктики занимаются разведением оленей. Одомашнивание и последующий животных, единственных пригодных для северных климатических условий, производится в тайге и тундре в зимний период, а летом вдоль морских берегов при наличии корма. Занимаются местные жители оленеводством с двумя целями: разведение оленей в качестве транспортного средства и разведение для добычи мяса. Как транспорт этих животных используют в основном охотники, поэтому доход олени приносят посредством охотничьих трофеев в виде ценного меха и пушнины. Кроме приносимой выгоды, оленеводство имеет для коренного населения и другую значимость. Жители просто не представляют, как бы им удалось выжить в таких сложных северных условиях без такого промысла. Даже само слово “олень” означает “дающий жизнь” в переводе с древнейшего местного языка.

Сибирская Арктика. Ненцы оленеводы на полуострове Ямал ловят оленей с помощью лассо

Охота

Охота в Арктике происходит с целью добычи ценного меха, а также в поисках пищи. Особый интерес у охотников, занимающихся добычей пищи, вызывают северные олени, волки, зайцы, суслики. Кроме того, даже в самых холодных краях нашли место своего обитания медведи, песцы, белухи, чей мех особо дорого ценится. В Арктике водится немало птиц, учеными насчитывается порядка 250 видов. Часто в этих местах можно встретить куропаток и гусей, которых можно употреблять в пищу, большое разнообразие чайковых видов, а также наземных. С наступлением зимы многие обитатели местной фауны покидают свое местоположение, климатические условия становятся менее пригодными для жизни, поэтому охота в этот период совсем не простое дело. Профессиональные добытчики обладают уникальным навыком распознавать вид животного по следам, более опытным охотникам удается даже понять половую принадлежность животного, а также сыт зверь, или голоден. Заснеженность следа является главным показателем как давно в этом месте проходил зверь. Основным источником пищи у северных народов является охота на оленей. Эти животные пасутся стадами, перемещаясь по местности в зависимости от времени года. Летом олени основном обитают на равнинах, а с наступлением похолодания мигрируют в таежную местность, чтобы спастись от замерзания. Каждый год стадо прокладывает один и тот же путь, поэтому охотники уже знают уязвимые места и подстерегают животных там, например, на речной переправе, где животные увлечены процессом перемещения по реке. В зимний период поймать оленя довольно трудно, поэтому добытчики используют специальные ловушки в виде ям, замаскированных полиэтиленовым материалом и снегом. Возле ямки обычно оставляют приманку в виде мха.

Морской зверобойный промысел

В Арктике широко развита и охота на морских животных, таких, как тюлени, нарвалы, моржи, нерпы. Охотятся на таких обитателей чаще всего, когда они на берегу, ведь в этот момент животные неуклюжи и наиболее уязвимы. В зимнее время года поверхность воды постепенно заполоняется льдом, чтобы он не перекрыл доступ к кислороду, тюлени проделывают специальные отверстия. Именно у этих лунок и поджидают охотники свою добычу. Таким образом время охоты может затянуться на несколько часов. Как только тюлень подплывает насытиться воздухом, на него резко набрасывают гарпун на лунку, в результате чего тюлень задыхается. Также используется другой метод ловли тюленей, с помощью сетей. Сеть изготавливают из тонких ремней, закрепляют ее над отверстием. Как только насытившееся воздухом животное пытается нырнуть обратно, его ласты спутываются в сети. Особенно трудна охота на нерпу, ведь она ведет себя очень осторожно. Поэтому добытчики идут на всевозможные хитрости. Например, прикрываются белым щитом при приближении к добыче, выжидают момента, когда животное уснет или отвернется. Морской зверобойный промысел является древней традицией северных народов, поэтому людям удалось найти свой подход к охоте на каждый вид животного.

Рыболовство

Еще одним основным промыслом северных жителей является рыболовство. Пойманная рыба используется в пищу местными жителями, а также идет на продажу. Кроме того, в древние времена люди применяли рыбью кожу как материал при изготовлении обуви и одежды. В настоящее время рыбную ловлю в основном производят в летнее время, а также консервируют ее и высушивают. Рыболовство до сих пор тесно связано с другими промыслами. Ведь пойманная рыба используется в качестве пищи для охотников и оленеводов.

Без известных народных промыслов жизнь в Арктике была бы просто невозможна. Поэтому все отрасли постоянно развиваются, опираясь на опыт предков и развитие современных технологий.

Источник

Новости и обзоры событий культурного Белгорода

Народный промысел жителей севера

Общеизвестно, что Северные народы на протяжении всей своей истории занимались изготовлением разнообразных изделий из меха и кожи. С незапамятных времен на Крайнем Севере зародился и получил высокий уровень развития народный промысел по изготовлению художественных изделий из меха пушных зверей, кампусов, оленьих шкур, шкур морских обитателей, рыбьей кожи, ровдуги – самодельной замши из лосевой и оленьей кожи.

Необозримые просторы Севера стали местом проживания нескольких малочисленных народностей, каждая из которых имеет собственную древнюю художественную культуру, свои танцы и песни, свои обычаи и обряды, свои приемы по декоративному оформлению одежды, обуви, предметов быта и обихода.

Все Северные народы долгое время имели единообразный хозяйственный уклад, далекий от развитой европейской жизни, ее инфраструктуры, компьютеров и рынка Форекс. Он продиктован особенностями окружающей среды и условиями существования.

Выделкой шкур, пошивом одежды, сумок, головных уборов, рукавиц, обуви и других изделий из кожи и меха занимались все народности Севера: нганасаны и эвенки Прибайкалья, Читинской области, Красноярского края, юга Якутии; эвены и юкагиры Северной Якутии; чукчи и эскимосы Чукотки; коряки Камчатки.

Этим видом традиционного мастерства особенно виртуозно владели эвенки и юкагиры, изготавливавшие прекрасные кожаные и меховые изделия. Коренные жители полуострова Таймыр – нганасаны и ненцы – свою одежду украшали узкими полосами аппликационного двухцветного геометрического орнамента. Как правило, это были ряды ступенчатых форм, вырезанных из кожи черного или темно-коричневого цвета, и нашитые на светлую полосу кожи.

Эвенами и эвенками для оформления одежды использовалась вышивка бисером. Например, оборочка головного убора, манжета рукава, кайма на подоле шубы. Бисерные вставки делались и на обуви – унтах.

Читайте также:  Мое отношение к русской народной песне сочинение

В наши дни национальное искусство художественной обработки кожаных и меховых изделий не утратило своей притягательности. До настоящего времени продолжается изготовление национальной одежды, сумок, тапочек, разнообразных ковриков, которое стало для некоторых народным промыслом или бизнесом, как и заработок инет.

Особенно щедро искусство Северных мастеров проявляется при оформлении головных уборов, где широко используется вышивка подшейным волосом, меховая мозаика, отделка бисером. Выполняются также из мелких кусочков замши и камуса с добавлением бисера и такие разнообразные украшения, как кулоны, брошки, заколки и прочие изделия, которые являются оригинальной сувенирной продукцией, представляющей память о народных художественных промыслах народов Севера, Дальнего Востока и Сибири.

Источник

6 удивительных народных промыслов Русского Севера

«Промысел» — понятие широкое. Допустим, ловля трески, варка соли или добыча моржового клыка — это тоже промыслы, характерные для жителей Русского Севера. Но есть ремесла, занятия, которые переросли задачу «заработать на кусок хлеба», получить выгоду. Они настолько сами по себе красивы, эстетичны, что стали почти искусством. Точнее — прикладным искусством. Познакомимся с некоторыми видами северного прикладного искусства.

1. Вологодское кружево

Есть версия, что первые образцы кружева попали на Вологодчину в XVI веке по Северному морскому пути из Европы. Может быть, но ни в одной стране мира не было столь разнообразных кружев, как в России!

Наши мастерицы брали узоры из орнаментов традиционного ткачества, изгибов и переплетений резьбы по дереву, ажурных снежинок и геометрических орнаментов «вологодского стекла» — старинного искусства шитья белой бумажной нитью по белому полотну… Птицы и деревья, цветы и бытовые сценки — вологодские кружевницы на своих коклюшках умели делать всё. Вологодское кружево можно отличить по четкому делению «строения» на узор и фон. Работали кружевницы за станком по 16 часов в день. В одном узоре переплетали до ста нитей. Сегодня Вологду называют кружевной столицей России. Будете в городе — обязательно загляните в единственный в России Музей кружева!

Узнайте подробнее о вологодских кружевах и других интересных «фишках» Вологодчины:

2. Чернёное серебро

Древняя техника чернения серебра пришла на Русь с Кавказа и из Персии. Чернь для нанесения рисунка на серебряный фон готовится из сплава серебра, свинца, красной меди, серы, поташа, буры и соли. Рисунок на серебряной пластинке процарапывается, углубления замазываются кашицей из черни, при нагреве она расплавляется и соединяется с серебром. Лишнее счищают, рисунок остаётся. Устюжские ювелиры вывели рецепт особой черни: цвет, качество, прочность прославили город Великий Устюг и в России, и за её пределами. Чудом сохраненный после революции промысел сегодня успешно развивает предприятие «Северная чернь». Здесь вручную делают и черненую посуду, и столовое серебро, и ювелирные украшения, и церковную утварь.

О предметах церковной утвари, выполненных в технике северной черни узнайте здесь.

А вот подробный рассказ о технологии легендарной северной черни:

3. Вологодский лён

Единственная натуральная ткань, которую отечественные производители вырабатывают из нашего сырья сегодня — лён. Центром льняного промысла испокон веков в России считается Вологодчина.

Лён хорош всем. Он «дышит», он экологичен, к льняной ткани не притягивается пыль — для астматиков, аллергиков это очень важно. Лён гигроскопичен — отлично впитывает влагу. В льняной одежде в жару — прохладно, в холод — тепло. Прочная льняная ткань не выгорает на солнце и не желтеет… Слава Богу, в России умеют лён выращивать, обрабатывать, ткать и шить из льняной ткани великолепные изделия.

Посмотрите, сколько всего делали из долгунца на Русском Севере:

4. Шемогодская резьба

Лапти, ступни, туеса, пестери, берестяники, канаты для рыболовных снастей — много всего делали на севере из бересты. А вот свободного времени на всякие безделушки у крестьян не было. Промысел «Шемогодская прорезная береста» возник лишь тогда, когда у северян появился стимул — возможность продать свои работы и заработать на них. Деревня Курово-Наволок Шемогодской волости Великоустюгского уезда Вологодской губернии — место возникновения самого известного берестяного промысла России. Шемогодская береста стала недорогим аналогом изделий из резной кости. Костяные шкатулки из «рыбьего зуба» — моржового клыка или бивня мамонта — ценились очень высоко, были в моде, но позволить себе такую вещицу мог не каждый. Другое дело — «деревянное кружево», берестяная шкатулочка, такая же ажурная и красивая, но на порядок дешевле.

Чайницы и пеналы, блюда и портсигары, тарелки и сундучки и бессчетное количество шкатулочек, коробочек — все это покрывалось и растительными орнаментами, и сценками из дворянской жизни, и юмористическими картинками, и сказочными существами. Шемогодскую резьбу узнают по традиционному симметричному растительному мотиву: изогнутая тонкая ветвь — «бегунок» с расходящимися в разные стороны побегами, розетками, ягодками, трилистниками.

Узнайте больше о Шемогодской резьбе:

5. Резьба по кости

Бивень моржа на севере зовется «рыбьим зубом». Его с давних времен добывали поморы в полярных морях. А еще они собирали по берегам Северного Ледовитого океана бивень зверя, который жил здесь тысячелетия назад, — мамонта. Кость — материал податливый и красивый. Когда поморы научились вырезать из него всякую красоту, доподлинно не известно, но первое письменное упоминание о холмогорских резчиках относится к XVII веку. И сразу — «вызываем в Москву!»: искусного «гребного мастера» Евдокима Шешенина и его брата Семена позвали в столичную Оружейную палату, где те стали лучшими косторезами!

За четыре века уникальный промысел, а точнее — искусство холмогорской резьбы по кости, достиг невиданных высот! Косторезам из Сольвычегодска и Великого Устюга, Архангельска и Холмогор уже мало было своего сырья: им привозили и слоновую кость, хотя они умели резать и коровью цевку. Кубки и браслеты, шкатулки и табакерки, гребни и шахматы, даже предметы мебели — изящные изысканные резные изделия приобретали цари, ценила европейская знать… Шедевры из кости и сегодня славят холмогорских мастеров по всему миру.

О промыслах поморов читайте здесь:

6. Мороз по жести

Уникальный промысел — «мороз по жести». С конца XVIII века он получил широкое распространение на устюжской земле. На тонкий лист жести наносился прочный рисунок с помощью особой химической обработки жести. Создавалась иллюзия морозного узора — радужные перламутровые «цветы» мороза. Из этой жести делались шкатулки и ларчики такой красоты, что мастера вывозили их на Ирбитскую и Нижегородскую ярмарки, где «мороз по жести» влет расхватывали персидские, турецкие и китайские перекупщики. Жестью с «морозными» узорами обивали деревянные сундуки, ларцы, шкатулки и украшали их просечными железными накладками. Секрет «мороза по жести», увы, утрачен — и сегодня мы можем любоваться лишь изделиями старых мастеров в музеях и хранилищах.

Читайте также:  Луганский центр народного творчества официальный сайт

По ссылке — о народных промыслах и других секретах удивительного города Великого Устюга:

Источник

LiveInternetLiveInternet

Цитатник

[more=>>>>>>>>>>>>]1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22.

Добрый день. Продолжаю тему вязаных квадратиков, и впереди будет еще много интересных по.

Издательство: Annie’s Язык: английский Журнал посвящен квилтингу, пэчворку, лоску.

Метки

Рубрики

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Первое письменное упоминание о холмогорских резчиках относится к XVII веку, когда местный «гребенный мастер» Евдоким Шешенин и его брат Семен были вызваны в Москву для работы в Оружейной палате. Братья Шешенины стали лучшими косторезами Оружейной палаты.

Русские цари почитали это старинное искусство. Согласно протоколам Верховного Тайного Совета императрица Екатерина I хранила свои личные вещи в двух холмогорских ларцах. Достоверно известно, что у холмогорского резчика Осипа Дудина неоднократно покупались шахматы для наследника царского престола великого князя Павла Петровича. В 1798 году царствующая чета Павел I и Мария Фёдоровна приняли от резчика Н. С. Верещагина, который подолгу проживал и в Архангельске, и в Санкт-Петербурге, парные вазы конусообразной формы, хранящиеся сегодня в Государственном Эрмитаже.

Пышная красочность, как одна из черт оформления резной кости XVIII века, постепенно сменяется холодной и строгой красотой искусства следующего столетия. Завитки в виде раковины, типичные для стиля рококо, уступают место строгому по рисунку орнаменту, а сложные формы изделий холмогорских резчиков прошлого столетия сменяются более простыми. Складывается определенный рисунок узора характерный для северной резной кости первой половины XIX века. На мелкой ромбовидной сетке размещаются цветочные гирлянды.

Новым в резной кости этого периода является обращение к скульптуре. Памятники часто воспроизводятся в резной кости, особенно созданные Мартосом памятник М. В. Ломоносову для Архангельска и московский памятник Минину и Пожарскому.

Если в косторезном искусстве 1820-х гг. отчетливо видны изысканное мастерство и логическая стройность рисунка, которые соединяются с простой конструктивной формой предмета, то в 1830-х гг. возникает интерес к изящным резным изделиям, подчас лишенным практического смысла. Это миниатюрные предметы мебели, швейные шкатулки, в виде паровоза с колесами, плакетки, коробочки и т.п., декорированные плоской прорезью тонкого ветвистого растительного узора типа морских водорослей или трав.

Со второй половины XIX века происходит резкий спад косторезного дела, не выдержавшего конкуренции с быстро растущим фабричным производством, выбросившим на рынок массу, красивых и значительно более дешевых, чем из кости, изделий. Искусством резьбы по кости владеют лишь несколько мастеров. Пытаясь возродить угасающий промысел, местные власти в 1885 году открывают класс резьбы по кости при Ломоносовском сельском училище. Этот класс просуществовал 15 лет, не дав значительных результатов, и был закрыт в 1900 году из-за отсутствия учеников.

В XX веке художественная резьба вновь привлекла к себе внимание, и началось ее планомерное возрождение. 1 октября 1934 года Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного комитета принял специальное постановление о мероприятиях и путях развития холмогорской резьбы. Целый комплекс мер позволил восстановить былую славу этого искусства, «Диплом золотой медали» всемирной выставки в Париже 1937 г. привлек к ней дополнительное внимание, а постоянный госзаказ сделал холмогорскую резьбу одной из визитных карточек Советской России.

В селе Ломоносово на фабрике художественной резьбы по кости сейчас изготовляют и массовые изделия на продажу, и уникальные тематические вещи из моржовой, мамонтовой и простой говяжьей кости-цевки. На рубеже 20-21 веков холмогорский промысел не только сохраняет свои творческие позиции, но и плодотворно развивается.

Источник

Промыслы народов Севера

(Из собрания Павла Гусева)

Более ста лет прошло с момента художественной экспедиции русского художника, первого живописца Арктики, писателя, общественного деятеля, исследователя полярных земель Александра Алексеевича Борисова. В своих очерках об этой экспедиции «У самоедов. От Пинеги до Карского моря» пред нами предстают не только картины Крайнего Севера, но и описание быта и промыслов народов, его населяющих.

Крайний Север с его мрачной, но мощной и таинственной природой, с его вечными льдами и долгой полярной ночью всегда привлекал меня к себе. Северянин по душе и по рождению, я всю жизнь с ранней юности только и мечтал о том, чтобы отправиться туда, вверх, за пределы Архангельской губернии.

К счастью, мои начинания встретили могущественную поддержку в лице министра финансов С.Ю. Витте. Этот человек верил мне, он представил меня Императору. Благодаря щедрой субсидии Государя Императора мне удалось приступить к осуществлению давно лелеянного плана — художественной экспедиции к побережью Новой Земли.

Путь мой лежал до Архангельска по ж.д., дальше — огромными лесными тайболами (тайбола — то же, что в Сибири тайга) от реки Пинеги до реки Печоры.

Целую неделю промышленник бродит около своего жилья, делая круги верст по 10−20, стреляет, что попадет под руку или что найдет его верный друг и кормилец — лайка. В воскресенье они собираются в одну центральную избушку, для того чтобы узнать, все ли живы или не случилось ли чего. Не захворал ли кто, не подстрелил ли сам себя как-нибудь невзначай или не задрал ли лихой медведь, а главное, не угорел ли от жарко натопленной каменки, — да мало ли на свете смертей. И если кто не явился, значит, что-то случилось с ним, и идут проведать. В таких избушках все же стреляют больше зверя, так как содранную и над каменкой высушенную шкуру легко тащить по снегу на чунках (чунки — это не то лодочка, не то сани в виде сигары, внутри которой кладутся промыслы). Чунки обыкновенно легко тащит промышленник, идущий на лыжах; они удобно шмыгают между кустов и среди разного бурелома; другое дело рябчики — их много не утащишь. Промыслы продолжаются до половины ноября; после этого уже наступают морозы, и белка залегает в так называемое «гайно». Гайно — это нечто вроде клубка высотою 6 вершков и шириною 8−10 вершков с двумя отверстиями для входа и выхода; делается оно из шласты (исландский черный мох). Белка в большие морозы, как говорят промышленники, на очень короткое время выходит из гайна, и собаке ее отыскать невозможно, разве только случайно, так как следов на снегу нет, а в морозную пору чутье собаки далеко не несут. Ленивые белки часто замерзают в гайне, и промышленники при виде гайна срубают дерево, в котором оно и берет замершую белку. Главный враг белки в это время — куница.

Читайте также:  Народный рынок на косыгина

Своего хлеба у здешних жителей хватает только до Рождества, и потому все остальное время года они покупают его. Это главная причина, заставляющая здешних жителей больше обращать внимания на промыслы. На реке Пинеге ловят также и семгу. Кроме того, вывозят купеческие леса, которые впоследствии, распиленные в Архангельске на доски, идут за границу.

Жители реки Мезени — народ очень красивый и симпатичный — ходят на морские промыслы рыбы и зверя на остров Моржовец и Канинский берег. В былое время они ходили на Новую Землю и на Шпицберген.

Обитатели низовьев Печоры хлеба уже совершенно не сеют и живут, главным образом, промыслом рыбы. Здесь же ловится силками неимоверное множество белой куропатки. Самое лучшее время ловли этой птицы — март, то время, когда она собирается в огромные стаи для того, чтобы лететь в Большеземельскую тундру на гнездовья. Так как уловленная куропатка направляется в Петербург или Москву и т.д., а путь до Архангельской железной дороги длинен, месяц и больше, и поэтому она как раз попала бы туда в весеннюю теплую пору. И вот чтобы этого не было, делают так: куропатку, уловленную в марте, упаковывают в бочки и кладут на ледник на целое лето и только осенью с первым санным путем отправляют ее на железную дорогу. Таким образом, Москва и Петербург потребляют куропатку, почти год пролежавшую.

Селенье Усть-Цыльма, административный центр Печорского уезда, находится на правом берегу реки Печоры, на противоположенной стороне устья реки Цылмы. Главные обитатели Усть-Цельмы — староверы. Сеют ячмень. Главный источник жизни — промыслы рыбы. Здесь мне местный врач г. Солнцев очень любезно снабдил небольшой аптечкой, а помощник исправника г. Сметанин дал всевозможные указания и рекомендации для путешествия дальше вниз по р. Печоре на Пустозерск.

Тяжелое впечатление производит Пустозерск. Это последние проблески жизни оседлой, хотя убогой и тяжелой, но все же скроенной по известной нам мерке. Обитатели Пустозерска, как и вообще обитатели низовья Печоры, хлеба также не сеют; живут промыслами рыбы, а богатые, главным образом, меновой торговлей с самоедами. Иные отправляют свои аргыши (аргышами называют обозы, везомые на нартах оленями) с разными товарами для самоедов на Варандей, иные в Югорский Шар и на о. Вайгач, а иные на своих утлых «карбасах» (баркасах) пускаютя в море на остр. Калгуев. В начале зимы едут на ярмарку в Пинегу и только небольшую часть зимы остаются дома. У наиболее зажиточных русских из Пустозерска пасутся в Большеземельской тундре стада оленей.

Большеземельской тундрой называется все то огромное пространство, которое граничится с севера Ледовитым океаном, с запада рекой Печорой, с востока горным хребтом Уралом и Пэ-хой и, наконец, с юга лесной границей. По большей части это скучная и убийственно однообразная пустыня, зимой засыпанная снегом, а летом то рыжая, мшистая, с кое-где редкой зеленой травкой, то каменистая.

Самоеды и русские и в особенности зыряне находят очень выгодным заниматься оленеводством.

Шибко любит самоед свою тундру! Да как и не любить ему свою кормилицу! Ведь он здесь родился и вырос, здесь и жизнь коротает. Привольно чувствует он себя среди безбрежной пустыни. Привольно и радостно дышит он здесь; а еще веселье ему на душу, когда видит он, как его необозримое стадо оленей (его жизнь) пасется и холится в тундре.

В былое время тундра делилась на участки между родами самоедов (Тайбареи, Пырерки, Вылки, Тысые, Сядэи и т.д.), и всякий самоед мог пасти свое стадо оленей только лишь на участке своего рода, но теперь этот обычай уже отошел в область преданий. Летом в тундре пасутся сотни тысяч оленей. Самоед, имеющий стадо в две-три тысячи штук оленей, держит трех или четырех пастухов; они пасут оленей по очереди.

В августе бьют много домашних оленей на солонину. Это время наиболее выгодно для убоя; тогда мясо лучше, чем когда-либо: оно жирное и питательное. Шкуры тоже сравнительно ценятся; они идут на малицы и в огромном количестве на замшу, так как шкура тогда толста и без всяких дыр. В особенности ценятся шкуры молодого оленя, родившегося в мае текущего года, потому что шкуры эти без всяких пятен с тыльной стороны; шкуры же от старых оленей — в пятнах от так называемых свищей, т.е. от личинок овода.

По берегам Югорского Шара в продолжение всего лета самоеды неводом ловят рыбу. Преимущественно ловится омуль, а также немного сиг и еще меньше голец. Промыслы здесь вообще поставлены очень примитивно и скверно. Здесь, в особенности около берегов Вайгача, то и дело показываются огромные стада белухи, но никто здесь этого зверя не промышляет. Кем-то (кажется, А.М. Сибиряковым) были даже доставлены специальные сети для ловли белухи, но при отсутствии всякой организации все это кончилось печально: дорогостоящие сети сгнили.

Русские давно прекратили всякие промыслы и не идут теперь на зимовье на о. Вайгач или Новую Землю и Грумонт (Шпицберген). Теперь они не рискуют, как в былое славное время. Теперь место их заняли норвежцы. Они бьют тюленей в нашем Белом море, а моржей в Карском, на Шараповых кошках. Норвежцы вывозят оттуда нередко по два и по три груза — несмотря на короткое лето. Русские как-то опустились, и куда делась их былая энергия?! Здесь они предпочитают покупать готовое, обленились. И грустно становится, когда вспомнишь времена Баренца, который триста лет тому назад попал в наши моря и удивлялся искусству русских прекрасно строить суда, искусству умело управляться в море, их гигантской отваге и русской предприимчивости. Но с тех пор кораблестроение наше деревянных судов дальше не продвинулось и точно замерло. А наши соседи все идут да идут вперед!

Источник