Народный промысел в белгороде

Презентация «Народные промыслы Белгородской области» (средняя группа)

Описание презентации по отдельным слайдам:

Народные промыслы Белгородской области Подготовила воспитатель МБДОУ «Детский сад комб.вида п.Томаровка» Чумакова Людмила Анатольевна

Своё начало народные ремесла берут в крестьянском бытовом искусстве, связанным с натуральным хозяйством. Большое развитие они получили и на Белгородской земле в Старооскольском, в Корочанском, Белгородском, Грайворонском, Новооскольском уездах. Целые сёла специализировались, по отдельным видам промыслов.

Гончарами изготовлялись простейшие предметы кухонной утвари – крынки, макитры, круглые горшки для щей, кружки, миски, цветочницы и др. в день каждый работник изготовлял от 70 до 100 горшков средней величины.

В меньшей степени известны игрушки – свистульки Борисовских гончаров. Это небольшие, наскоро вылепленные, скупо украшенные налепами и проминкой фигурки животных, реже человека.

Наряду с гончарным промыслом, плетение из лозы является также традиционным. Поселок с давних времен славился своими мастерами по плетению корзин, ажурных оплеток для бутылей и посуды, подставок.

Широкую известность слободе Борисовка принес иконописный промысел, который начал развиваться в 18 веке.

В Белгородской области ведется последовательная работа по развитию народных ремесел. Практически в каждом районе созданы Дома ремесел. На сегодняшний день в области работают 149 домов мастера и 23 дома ремесел, а декоративно-прикладным творчеством занимаются свыше двух тысяч мастеров.

Номер материала: ДБ-180644

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Подарочные сертификаты

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако администрация сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение администрации может не совпадать с точкой зрения авторов.

Источник

От лозы до кукол: какие народные промыслы развиты в Белгородской области

Практически в каждой российской семье есть хотя бы одна вещь, которая сделана вручную. Изделия из дерева, лозы, соломы — одна из визитных карточек народных умельцев. Однако насколько они известны в Белгородской области? И могут ли народные промыслы стать прибыльным делом?

Мы одна из немногих стран, которая сумела сохранить народные художественные промыслы. Это, конечно, наш национальный код, если хотите. Но, к сожалению, они сегодня себя чувствуют в достаточно сложной ситуации. Многие из них могут просто исчезнуть. Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России

По данным областного правительства, в Белгородской области нет крупных промысловых центров, поскольку художественные ремёсла развивались в домашних хозяйствах.

На сегодняшний день в регионе как предприятие народных художественных промыслов работает ООО «Борисовская керамика». Это самый крупный в России производитель майоликовой толстостенной керамики из красной глины. Ассортимент продукции составляет около трёхсот образцов посуды и элементов декора.

С 2015 года в области действует производственный кооператив «Артель «Старооскольский гончарный промысел». Образцы старооскольской глиняной игрушки, которую изготавливают в учреждении, в 2018 году утвердили как изделия народных художественных промыслов.

Помимо этого на территории области работают гончары, мастера лозоплетения и соломоплетения, резчики по дереву, мастера кружевоплетения, вышивки, лоскутного шитья, авторских и народных кукол.

Что касается умельцев, всего в регионе 127 мастеров имеют звание «Народный мастер Белгородской области», из которых 47 работают в Домах ремёсел области.

Данное звание учредили в 2008 году для адресного поощрения мастеров. Оно даёт возможность умельцам бесплатно посещать белгородские музеи, а при присвоении звания мастеру вручается денежное поощрение в размере 10 000 рублей.

Получить «народного мастера» могут люди, которые создают изделия народных художественных ремёсел в соответствии с традициями и признанного художественного достоинства. Также мастер должен принять участие не менее чем в трёх областных или всероссийских выставках, фестивалях и других мероприятиях с экспонированием своих изделий.

Помимо этого, мастера, претендующие на получение звания, обязательно должны передавать свои навыки другим людям — преподавать в кружках или участвовать в постоянных мастер-классах. В Белгородской области больше всего народных мастеров в Старооскольском горокруге — 26 человек.

Однако пандемия коронавируса подкосила и народных умельцев. Так, во время карантина в области снизилось количество посетителей выставок, мастер-классов и других мероприятий, в которых участвуют мастера. Поэтому продавать свои изделия стало трудно.

Единственным, чем могут помочь в областном правительстве, – проводить фестивали, выставки и конкурсы, а также обучающие курсы и семинары. В основном пока они проходят в режиме онлайн.

По информации Минпромторга, оборот народных художественных предприятий в 2019 году в России вырос на 27%. А вот отраслевая ассоциация с этой оценкой не согласна. К примеру, производители текстильных изделий заработали почти 1 млрд рублей. Немного меньше — мастера художественной ковки и литья. Более 500 млн рублей — доля изделий из керамики.

Тем не менее, 2020 год уже проверил ремесленников на прочность. По оценкам отраслевой ассоциации, большинство художественных предприятий будут убыточны. Однако промыслы могут получить от государства субсидии на покрытие части затрат. Загвоздка в том, что ремёсла отнесены к промышленности. И каждая мастерская, которая получит поддержку, должна показывать рост выпуска и продаж.

Мне кажется, это уже в меньшей степени к промышленному производству, в большей степени это уже художественное произведение. Естественно, другой должен быть подход к этому: и к оценке, и к результатам. Ну что мы будем оценивать: сколько наштамповали подносов или сколько мы кинжалов наштамповали на этом производстве? Не в этом же суть этого производства. Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России

Отрасль ремесленников ждут изменения. Правительство намерено ввести для них саморегулирование, стандарты художественных стилей и разрешения на их использование. По мнению мастеров, данные правила ни к чему хорошему не приведут. Поэтому, наоборот, необходимо ослабить критерии поддержки мастерских, а также добавить изделия народных промыслов в программы госзакупок.

ИА «Бел.Ру» © 1999-2019. Все права защищены.

Сетевое издание Информационное агентство «Бел.Ру»

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 23.11.2018 г. регистрационный номер серия ЭЛ № ФС 77-74127.

Дата регистрации: 23.11.2018

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «ПремьерМедиаИнвест»

Телефон: +7 (47-22) 24-97-77

e-mail: newhot@iabel.ru; ooopremmediainvest@gmail.com

Читайте также:  Народные художественные промыслы костромы

Главный редактор: Артемова О.А., artemova@iabel.ru

Реклама на сайте: +7 (47-22) 24-97-78, smorodina@iabel.ru, reklama@iabel.ru

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте www.bel.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование без согласования с редакцией не более 50% от объёма оригинального материала, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал www.bel.ru, до или после цитируемого блока.

Материалы в сюжетах «Новости компаний» и «Партнёрский материал» публикуются на правах рекламы.

Источник

Ремёсла Белгородской области

По данным земских статистических сборников XVIII – начала XIX веков в Белгородском крае целые поселения занимались отдельными ремёслами. Крупными ремесленными центрами были Грайворонский, Борисовский, Старооскольский, Корочанский и Новооскольский уезды.

Кожевенное ремесло

В украинских поселениях Новооскольского и Грайворонского уездов около трёх тысяч дворов выделывали кожу. Здесь же мастера шили кожухи, шубы, и даже сапоги для царской гвардии. А Уразовскую замшу считали одной из самых качественных и поставляли в Италию и Францию. Во Франции даже одно время был популярен одеколон «Русская кожа».

Отличить украинское изделие от русского можно было по цвету. Украинцы окрашивали верх в черный цвет сажей,а русские – в желтый корой ольхи.

Однако технология обработки кожи была одинаковой. Вначале материал вымачивали, складывали в чан с золой и известью, затем очищали от шерсти и «квасили» – опускали в хлебный квас из отрубей и ржаной муки. А после дубили – пересыпали молотой корой дуба. Через 40 дней кожу доставали, сушили и пускали в производство. Местные кожевенники в основном выделывали полувал – грубую кожу крупного рогатого скота для сёдел. И лишь некоторые производили юфть – мягкую, эластичную, но очень прочную кожу для обуви.

Также ремесленники создавали кожаные украшения. И сейчас на Белгородчине есть мастера, которые на заказ могут сделать практически что угодно – обложку на документы, альбом для фотографий, ножны, кошельки, ремни, сумочки и бабочки – и все индивидуальное, в единственном экземпляре.

Гончарное ремесло

Одним из самых древних ремёсел нашего края считается гончарное. Археологи выяснили, что горшки из глины использовались на территории Белгородчины еще в новокаменном веке, 5000-2000 лет до нашей эры. Осколки древней посуды можно увидеть на экспозициях в краеведческих музеях Белгорода и области.

В XVIII веке гончарное ремесло стало самым распространенным. Больше всего мастеров было в слободе Борисовка. Некоторые семьи даже оставляли занятие земледелием и зарабатывали на жизнь только продажей керамики.

Секреты мастерства гончары передавали от сына к отцу. В день мастер мог изготовить на гончарном круге до 40 простых изделий – тарелок, горшков, кувшинов. Их особо не украшали, могли нанести тонкой палочкой прямые или волнообразные линии. После лепки посуду оставляли просохнуть: летом – на улице в тени, зимой – в помещении на полках. После того, как собиралось сотни три изделий, их отправляли на обжиг в большой горн – специальную печь для обжига керамических изделий. Если позволяла местность, то горн оборудовали внутри склона холма, так чтобы топочная камера была под землёй, а верхнее отверстие – снаружи. Внутри камеру обкладывали огнеупорным кирпичом. Огонь разводили под полом камеры и пламя, постепенно разгораясь, поднималось сквозь отверстия до нужной высоты. Обжигали изделия долго – 8 часов, начиная с малой температуры и постепенно поднимая ее примерно до 900 °C. Затем вся керамика остывала в течение 12 часов. Посуда борисовских мастеров исчезала с прилавков как горячие пирожки.

В ХХ веке, чтобы не утратить ремесло, несколько династий борисовских гончаров объединились в артель «Свобода». Позже была образована «Борисовская фабрика художественной керамики». Ее изделия сохранили традиционную форму, хоть процесс изготовления и поставлен на поток.

В городе и по области существуют также частные гончарные мастерские, в которых научиться мастерству может любой желающий.

Одним из современных мастеров гончарного дела является Алена Кичичиди. Мастерица нарочно оставляет небольшие неровности на изделии, делая его особенным.

Традиционные игрушки-свистульки

В Старом Осколе был развит игрушечный промысел. Скорее всего ремесло попало в наши края вместе с переселенцами из центральной и северной части страны и прижилось здесь как подсобный промысел гончарства. Если изготовлением домашней утвари занимались мужчины, то игрушки лепили в основном женщины. Для фигурок использовали белую глину, а сверху уже расписывали жидкой глиной красного цвета – ангбогом. Формы игрушек поначалу были условны, например, фигурки людей – без четко вылепленных лиц и деталей. Глаза и рот мастерица рисовала тонкой палочкой, а нос делала, просто защипывая часть глины. Некоторые из игрушек были со свистком: наши предки верили, что резкий звук отгоняет от человека злых духов и оберегает его.

Каждая новая эпоха накладывала на игрушки свой отпечаток. Сначала это были простые животные, птицы и люди. В XVII веке, в тяжелые военные времена, появились фигурки воинов, в начале XIX века – всадники в модных шляпа-двууголках, деревенские бабы и нарядные барыни. С появлением фабричных кукол мастера сильно изменили игрушки. Они делали оттиск с кукольной головы, а иногда даже фарфоровой статуэтки, все остальное вылепливали самостоятельно и расписывали.

Одной из самых известных династий мастеров-игрушечников XX века была семья Гончаровых – Анастасия Павловна и три её дочери, Евдокия, Ольга и Наталья. Глава семейства, Михаил Кузьмич, тоже занимался гончарным делом, но по традиции он изготавливал разнообразную посуду, банки для цветов и трубы для дымоходов. Сестры Гончаровы оставляли промысел почти на полвека, но потом снова начали лепить игрушки. Они сохранили традиции, выставлялись в музеях и обучали мастерству всех желающих.

Ткацкое ремесло

Особое внимание уделялось изготовлению рушников. Это были и простые полотенца для лица и рук, и атрибут многих обрядов, и детали традиционного интерьера. Рушники для украшения комнаты называли крючковатыми, потому что их вешали на крючки. Ими покрывали край зеркала или украшали красный угол – место, где висели иконы. Рушник был одним из немногих предметов, который сохранился в крестьянском быту с языческих времен практически неизменным и тоже считался оберегом.

Ткачество дало толчок еще одному старинному ремеслу – изготовлению бёрд. Бёрдо – это специальный гребень для ручного производства ткани. Основу делали из мягких пород деревьев – липы, берёзы, лозы. Веточки нужно было срезать ранней весной или поздней осенью, когда в них меньше всего сока. Помимо основы нужно было изготовить чисменки – поперечные палочки, между которых проходит нить. Для них брали веточки тех же деревьев или камышей. Работа эта была тонкая и кропотливая, действовать ножом нужно было очень аккуратно, чтобы срезы получались ровные, а палочки были примерно одной ширины и длины. Затем края чисменок зачищали, чтобы нитки не цеплялись за заусенцы, и заостряли с обеих концов. А для связывания всех частей бёрда использовали веревку, которую сами же делали из отходов конопли или пеньки. После приготовлений мастера собирали сам инструмент – закрепляли между собой длинные и короткие палочки, и постепенно между ними вставляли чисменки и каждую обматывали веревочкой. Работа выполнялась одновременно снизу и сверху бёрда, поэтому шла очень медленно.

Читайте также:  Машиностроительный комплекс народного хозяйства это

Бёрд сохранил свой первоначальный вид и до сих пор есть мастера, которые на нём работают.

Иконопись

Когда в Борисовке начала развиваться иконопись, точно неизвестно. Случилось это примерно в то время, когда Борис Шереметев, тогдашний владелец слободы, основал в начале XVIII века Богородице-Тихвинский женский монастырь. Расписывать стены он пригласил мастеров из Санкт-Петербурга, постепенно местные умельцы переняли навыки и ремесло закрепилось в слободе. В середине XVIII века многие мастера здесь уже зарабатывали только росписью, не занимаясь земледелием или скотоводством. Борисовские иконы пользовались большим спросом далеко за пределами края, их увозили на Кавказ, в Сербию и Болгарию. Постепенно из-за большого спроса на них появились низкоквалифицированные мастера – «личкуны». Они прописывали на своих иконах только лики и руки святых, а все остальное покрывали фольгой или украшениями. На такое изделие уходило немного времени, но и качество у него было ниже. Настоящие мастера-красочники расписывали все изображение полностью – лики, руки, одежды и фон. Краски для икон замешивали в основном на яичном желтке, разбавляли его водой или хлебным квасом. А в качестве консерванта добавляли поваренную соль.

Уже в начале XIX века стали появляться школы, в которых учили писать иконы. В них брали мальчиков 11-12 лет, знающих грамоту. Личкуны обучали мастерству 2-3 года, а красочники на два года дольше. Обучение было бесплатное, но первые два года ученики жили за свой счет, а последние – на школьном обеспечении. Закупали иконы в основном местные торговцы и Тихвинский монастырь.

Благодаря иконописи стало развиваться новое направление столярного ремесла – изготовление дощечек и киотов для икон. И возникновению нового промысла – отделке икон. Первыми стали украшать иконы монахини, а потом уже и крестьянки. Отделка «красочной» иконы и «личкунки» отличалась друг от друга. Первую декорировали у краев киота фигурно обработанной фольгой и искусственными цветами, вторую покрывалась фольгой полностью, прорезали отверстия для лица и рук, а контуры фигуры, нимб и складки на одежде просто выдавливались.

Само ремесло иконописи после революции 1917 года исчезло. Спустя почти сто лет борисовская иконопись стала возрождаться. При Тихвинском женском монастыре учат традиционному ремеслу создания и обрамления икон.

Источник

Чем славились на всю Россию белгородские кустари

Многие из них создавали бренды, которые прославляли белгородские сёла по всей России, во времена, когда и слова-то такого – бренд – не знали

В описаниях экономики Курской губернии, в том числе сделанных в XVIII–XIX веках действующими губернаторами, жители уездов на территории современной Белгородской области описывались как люди мастеровые и талантливые.

В сборнике, составленном Николаем Добротворским в 1886 году, в числе самых известных ремёсел упоминается изготовление скатертей из Борисовки Грайворонского уезда. Ткали их, кстати, только мужчины. Ткачей на тот момент насчитывалось 300 человек. В Борисовке также творили иконописцы, обделыватели икон и изготовители киотов. Их товар отправлялся в Таганрог, Одессу, Полтаву, Новороссийск и даже Болгарию.

Славились производители дуг – незаменимого элемента конской сбруи – из села Крутой Лог Масловской волости, где их было 235 человек. Огромное число мастеров занималось гончарным промыслом. И не только в Борисовке, но и в Анновке Богородицкой волости, Терновке, Муроме и других сёлах и слободах. Тысячи и тысячи людей с золотыми руками, которых эти руки кормили. И если сейчас традиционные ремёсла по большому счёту экзотика, в то время они были едва ли не стержнем земской экономики. На них маленькие сёла вырастали в богатые слободы, создавались династии мастеров, а неприметные географические названия гремели на всю Россию.

Шаховская охра

Сегодня мало кто помнит, но в XIX веке жители села Шахово Корочанского уезда (ныне село в Прохоровском районе) занимались весьма специфичным ремеслом и были главными поставщиками охры в нашем регионе. По воспоминаниям, запасы этого природного пигмента, употреблявшегося для производства краски, в селе были огромные. Залегала охра на глубине от 1,5 до 3 саженей (1 сажень – 2,16 м – прим. авт.) слоем 5–6 вершков (1 вершок – 4,45 см – прим. авт.) на большой площади. Разработки велись в четырёх ярах, но запрещались на общественных землях.

По счастью, исторические документы сохранили имя основателя производства – Захара Тюфанова. В 1820–1830-х годах он первым занялся изготовлением краски из местного полезного ископаемого, его поддержали односельчане. В середине века они объединились, основав артель из 19 человек. Вместе добывали охру, поровну её делили, а затем каждый по отдельности перерабатывал – обжигал и измельчал. Работала бригада только в летние месяцы, а точнее 100 дней в году. С пуском в 1888–1889-х годах железной дороги Курск – Харьков промысел стал чрезвычайно выгодным: отпала нужда в посредниках и товар отправляли напрямую на рынки Курска и Харькова. Продавали охру в разные годы по 25–60 копеек за пуд. За вычетом всех расходов в 1883 году чистый заработок одного кустаря составлял 168 рублей. Что по тем временам было очень и очень неплохо.

Ясеневский эксклюзив

Хотелось бы рассказать ещё об одном эксклюзивном ремесле, выпадавшем из традиционного перечня, – изготовлении трубок. Когда‑то в Белгородском уезде оно кормило целую деревню – Ясеневый Колодезь Шопинской волости (сегодня микрорайон Ячнево в Белгороде).

Случилось так, что после отмены крепостного права «ничтожные дарственные земельные наделы» вынудили его жителей искать средства к выживанию. Как они пришли к изготовлению курительных трубок – неизвестно, но дело это было, несомненно, выгодное. Конкурентов даже на крупных ярмарках у ясеневцев не было.

Дерево для трубок покупали по дешёвке у помещиков, жесть и клей – в Белгороде. Конопляное масло для пропитки в каждом дворе было своё. При минимальных трудозатратах крестьянин изготавливал по 20 трубок в день. Первоначально трубочники продавали свои изделия дорого – по 5–6 рублей за сотню. Работая 140 дней в году, хороший мастер имел чистого дохода 123 рубля, что превышало прибыль некоторых городских курских промышленников.

Погубило успешный трубочный бизнес становление капиталистических отношений. С прокладкой Курско-Харьковской железной дороги лес взлетел в цене. Добил мастеров Табачный устав 1882 года, запретивший розничную торговлю листовым табаком. Уже в конце XIX века современники вспоминали ясеневский промысел как бесследно ушедший, одновременно горюя о красивых и качественных изделиях селян.

Таланты и умельцы

Пожалуй, нет ни одного исторического источника, где бы не отмечались масштабы и уровень новооскольских кустарных промыслов. Так сложилось, что занимались ими в основном малороссы, которые селились в уезде большими слободами. Земельные наделы их были или очень малы, или удалены от усадеб. Чтобы выжить, люди осваивали ремёсла, стараясь стать в своём деле лучшими и завоевать своё место под солнцем. В начале XX века в Новооскольском уезде насчитывали 4 тыс. промысловых дворов.

В Чернянке, например, 200 дворов делали сита с волосяным дном. Их производство давало семьям круглогодичный заработок и было прибыльнее ткачества. Славились великомихайловские, опять же чернянские, а также слоновские и волтовские липовые и осиновые сундуки, скамьи и оконные рамы, изготовленные местными столярами.

Читайте также:  Народные приметы про муку

Не меньшей популярностью пользовалась глиняная посуда из Великомихайловки, корзины из Нового Оскола и многие другие вещи.

Знаменитый сапожок

Но самым ходовым товаром, который знали в самых удалённых уголках страны, были великомихайловские сапоги.

Официальное признание их изготовители получили на Первой всероссийской кустарно-промышленной выставке, которая прошла в 1902 году в Санкт-Петербурге под патронажем императрицы Александры Фёдоровны:

«Доставленные на выставку великомихайловские сапоги поразили экспертов своей невысокой ценой и тщательностью работы».

В 1886 году в слободе Великомихайловка работали 1 600 сапожников. Но в поисках лучшей доли они «выселялись не на землю – от сохи и бороны они уже давно отвыкли, – а с промышленной целью, в города и местечки, где спрос на их труд больше, чем в деревне».

Поэтому к 1904 году в слободе числилось уже 1 000 мастеров. В год они продавали голенастого товара примерно на 1 млн рублей. Занятые этим промыслом ремесленники землю не обрабатывали, а сдавали её в аренду. Поэтому сапожный промысел был для них круглогодичным.

Над пошивом часто трудились семьями, наёмных помощников принимали редко. Если и брали, платили им харчами и одеждой. Самую лёгкую часть – строчку голенища – делали женщины. Остальная работа была ручной и выполнялась мужчинами. Мальчики, едва окончив школу, сразу же включались в ремесло.

Выдавал семейный подряд 5–6 пар в неделю, зарабатывая 6–8 рублей. Сбывали сапоги «в донские земли» – на юг России. Везли их сотнями на ярмарки на лошадях – железнодорожные тарифы на этот вид товара были очень высоки.

Для своих – прочнее

Конечно же, нам стало интересно, что такого особенного было в знаменитых великомихайловских сапогах. И мы отправились в музей имени Первой конной армии села, где среди экспонатов сохранилась одна пара. С личным клеймом мастера! Тщательно осмотрев произведение старого мастера, пришли к выводу, что обувка‑то действительно превосходная. Во‑первых, красивая. Повернись мода в ретросторону – и сегодня не стыдно в них покрасоваться. Грубая, но при этом хорошо выделанная кожа, по виду напоминает материал качественных ботинок в стиле милитари. Подкладка из светлой тонкой кожи, швы – идеальные.

Но главное – есть в них отпечаток добротной надёжности: настолько крепкими и неподвластными времени они кажутся. Что называется, сносу им не будет.

Но, оказывается, были у михайловцев соседи-конкуренты.

В начале XX века, когда народ массово переходил с лаптей на сапоги и спрос на них сильно вырос, промыслом занялись чернянцы. Сапожники сбывали товар на месте, своим же землякам, поэтому на дизайн не налегали, а делали ставку на прочность. Времени на пошив тратили больше, соответственно, стоила такая пара дороже.

В Ольшанке сапожное ремесло и вовсе имело старинные корни. Ещё в XVIII веке владелец села, князь Трубецкой, свозил в село ремесленников из своих отдалённых поместий. Они должны были разбавить вольнолюбивых малороссов и выходцев из Литвы, которые населяли эти земли. И «научить чему‑нибудь полезному своих соседей казаков, в большинстве случаев не знавших до тех пор ничего, кроме войны и набегов».

Интересно, что изначально переселенцы передали местным жителям секреты винокурения и сопутствующего промысла – бондарного. Приносили они отменные барыши. Даже спустя век ольшанцы вспоминали, как благодаря производству горилки «прямо‑таки лопатой загребали золото».

Но в 1773 году свободное винокурение запретили, бондари и винокуры переквалифицировались: «пристраивались к сапожникам и учились у них выделывать кожи и шить сапоги».

Солдатский манер

В 1903 году ольшанцы стали одними из первых в наших краях, кто организовал сапожный цех.
Его открыли при поддержке уездного земства. По задумке местного начальства, имея в округе генетических, но не всегда успешных в коммерции сапожников, можно было заработать на госзаказах – шить сапоги для армии.

Уезд взял в банке кредит (с этим случилась удача – в тот момент отменили обязательный залог кустарного имущества при снабжении интендантства). Закупили для производства вытяжную и вальцовочную машины, пресс-резак, две швейные машины. Процесс разделили на 15 операций, каждая из которых оплачивалась по своему тарифу. Стачивание голенища (за одно платили 3 копейки с 1/4) и прошивку переда (1 копейка) доверяли надомникам, в основном женщинам и подросткам.

Самыми высокооплачиваемыми операциями в цеху были отделка сапога (6 копеек) и строчка задника и прошивка подошвы (5,5 копеек). За пошив пары сапог в целом кустари получали 41,5 копейки.

Недоброжелатели поговаривали, что таким образом земство наживается на работниках мастерской. Но одновременно оно брало на себя все риски. В 1904 году военное ведомство забраковало партию тысячу пар сапог, и земство потеряло около 4,5 тыс. рублей. Спасибо, был запасной капитал, иначе пришлось бы закрыть производство.

Секреты технологии

Шили в наших краях только чеботарные сапоги, то есть простые, мужицкие. В свою очередь они делились на чёрные (где подмётку прикрепляли к халявам гвоздями) и выворотные. Последние «представляли собой в высшей степени оригинальное явление, свойственное, кажется, исключительно только нашим, чернозёмным районам». В них сшитая передняя и задняя часть халявы выворачивалась наизнанку и пришивалась к подошве вручную, как в башмаках. Но сапоги эти считались ненадёжными: «проносить их можно было разве что с пятницы до субботы».

Уже выделанную кожу для производства сапожники покупали у местных кожевенников или в слободе Орлик Старооскольского уезда. В начале XX века появились спецы, которые стали отделывать голенище «под шагрень» (мягкая кожа с тиснением – прим. авт.). Мастера сами кроили изделие, затем вытягивали кожу руками.

«Голенище строчили по верху, пришивали ушки, заправляли задник, затягивали на колодку, обшивали, прибивали стельку вокруг колодки, прибивали подошву деревянными гвоздями…» – описывал процесс автор исследования кустарной промышленности в Курской губернии в 1904 году.

Народная одёжка

Шубные мастера (ещё их называли овчинники) жили повсеместно. Но самым массовым производством зимней одежды для простого люда на территории современной Белгородской области занимались жители Большой Халани. В 1904 году – 482 двора. При этом существовало разделение труда. Одни семьи специализировались исключительно на крашении овчины (красили её только в чёрный цвет), другие – на квашении. Особые мастера отделывали материал. И лишь затем он попадал на пошив. Вредные испарения, сидячий образ жизни, духота приводили к тому, что «шубники со здоровым цветом лица встречались редко». Негативно на здоровье отражалось и то, что в процессе производства загрязнялись водоёмы слободы, поскольку ежедневно использовалось не менее 20 тыс. вёдер воды.

На полушубок среднего размера шло восемь шкур. За неделю при помощи подмастерья мастер шил четыре шубы, имея с изделия за вычетом расходов 3–6 рублей.

Продавали товар не только на местных ярмарках (за 12–13 рублей), но и на юге, доезжая до Кавказа, где покупательская способность была выше. Халанские меха высоко ценились у покупателей не только за хорошее качество, но и широкий ассортимент: предлагались шубы, тулупы, полушубки, саксаи (шубы с большим воротником), жакеты и пальто.

Источник