Народный промысел в чувашии

Народные художественные промыслы Чувашии

МБУК МЦБ Вурнарского района Чувашской Республики

Рекомендательный список литературы

Современная Чувашия бережно относится к своей многовековой культурной истории.

Так уж сложилось исторически, что чувашская культура на пути своего многовекового становления сталкивалась и преодолевала значительные трудности. Несмотря на это, она смогла донести всю полноту традиций, самобытность и камерность до наших дней.

Церковное искусство Чувашии

Иконы. Скульптура. Иконостасы (XVI – начало XX вв.)

История Русской православной церкви на территории Чувашского края насчитывает более четырех с половиной столетий, она богата событиями, часто трагическими, связанна с именами выдающихся людей, отмечена созданием сотен произведений архитектуры, иконописи, резьбы и декоративно-прикладного искусства. Эти произведения, сохранившиеся до сегодняшнего дня в храмах и музеях Чувашии, составляют важную часть ее культурного наследия.

В монографии представлен неисследованный ранее пласт церковного искусства. Сохранившиеся в храмах и музеях Чувашии произведения иконописи, резьбы и прикладного искусства, а также утраченные памятники, упоминаемые в документах исторических архивов, по возможности атрибутированы и систематизированы. В четырех главах книги идет речь об истории изучения православного искусства, о строительстве и украшении храмов, рассматриваются как отдельные, древние и особо значимые иконы, так и общий характер и состав произведений, бытовавших в Чувашском крае. В приложениях — списки выявленных по архивным документам мастеров церковного искусства.

Книга предназначается как специалистам, так широкому кругу читателей, интересующихся историей и культурой родного края.

Узоры Цвет Символика

Народное искусство и художественные промыслы современной Чувашии

Произведения народных мастеров убедительно говорят о том, как умелыми руками талантливых творцов создаются уникальные предметы искусства. Оно тесно связано с бытом народа.

Узоры, цвет, символика. Народное искусство и художественные промыслы современной Чувашии. – Чебоксары: Чуваш. кн. Изд-во, 2012. – 191 с.

В книге освещены все основные виды чувашского традиционного искусства: вышивка, национальный костюм, узорное ткачество, национальные куклы, художественная обработка дерева и керамика. Иллюстративный раздел содержит шедевры народного искусства XVIII-XIX столетий, а также изделия мастеров XX-XXI веков.

Издание представляет интерес для широкого круга читателей и ценителей искусства, а также для студентов, учащихся, педагогов, художников, народных мастеров и специалистов в области народного творчества.

Чувашский костюм от древности до современности

Народный костюм вызывает в каждом человеке волнующие чувства красоты и прикосновения к вечности. Для многих его образ связан с песней и хороводами. Другие помнят детские впечатления от таинственных «бабушкиных сундуков», откуда по праздникам вынимались вышитые наряды и звенящие украшения. В наши дни чувашский народный костюм является неотъемлемой частью современной культуры: мы видим его на шумных фольклорных праздниках и в музейных залах, на сельских свадьбах и театрально-концертных площадках. Образ девушки в орнаментированной рубахе и нарядном головном уборе тухья прочно вошел в наше сознание как символ Чувашии.

Чувашский костюм от древности до современности. – Научно-художественное издание. На рус., чув. и англ. яз. – Москва – Чебоксары – Оренбург, 2002. – 400 с., ил.

Узоры земли чувашской

Современные художественные промыслы и сувениры

Большинство из нас время от времени оказывается перед проблемой выбора яркого, недорого и мастерски сделанного сувенира, подарка или полезного в быту неординарного предмета. Хочется приобрести то, что передает неповторимый дух конкретного места, отражает художественные вкусы народа, знакомит с историческими и природными памятниками.

Узоры земли чувашской. – Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2007. – 111 с.

Книга поможет ориентироваться в сложной и изменчивой ситуации в художественных промыслах Чувашии. Ее задача – систематизировать и представить широкий спектр тенденций, изделий, произведений и авторов, способных внести вклад в возрождение художественных ремесел. Выделяются приоритетные направления для общественной и государственной поддержки – традиционные для Чувашии виды художественного творчества, отвечающие требованиям национальной идентичности.

Чувашское узорное ткачество

Все, что требовалось в хозяйстве, в старину крестьянин делал сам, силами своих домочадцев. Сам же заботился о сырье. Человеку, скажем, всегда нужна одежда, не обходился он без подстилок, одеял, без пологов, мешков и прочего. Все это создавалось дома своими руками.

У чувашей ткачеством занималась главным образом женщина. Семью одевала она.

Ткачество было одним из сильно развитых домашних промыслов. Холст – сугубо ручная работа. Недаром низовые чуваши (анатри) называют его «ал туни», т. е. сделанное руками.

Издание вносит ценный вклад в развитие современной национальной культуры как в масштабах Чувашии, так и Российской Федерации.

Чувашская вышивка была массовым видом художественного творчества, которым владела каждая женщина. Наши бабушки и матери вышивали, словно песню – излагали на холсте свои самые глубокие душевные переживания. Хотелось бы, чтобы молодое поколение через искусство народа постигло его мудрость, характер, уклад жизни, многовековую историю.

Чувашская вышивка. Ч`ваш т=рри: Техника. Приемы: Книга-альбом. – Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2006. – 238 с., ил.

Известная вышивальшица, педагог, неутомимый исследователь традиционной чувашской вышивки, народный мастер России, лаурет всероссийских и республики

Издание предназначено для народных мастеров, художников, студентов и учащихся, педагогов, воспитателей, а также широкого круга читателей – всех тех, кто интересуется творчеством народных мастеров, историей и традициями родного края.

Чувашская резьба по дереву

Чувашская резьба по дереву. – Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 2007. – 182 с.

Издание посвящено истории и современному развитию чувашской национальной резьбы по дереву. Оно знакомит с творческими воззрениями и художественной практикой народного мастера Петра Мазуркина, который посвятил более 30 лет жизни возрождению и развитию ее лучших традиций. Книга, в новой серии «Из опыта народных мастеров», отличается оригинальностью и цельностью замысла. Она вносит значительный вклад в дело сохранения культурной идентичности и самобытности чувашей – древнего народа, проживающего в Среднем Поволжье.

Современное народное искусство во многом существует благодаря наиболее массовому и энергичному движению – деятельности единичных мастеров и художников. Их стимулируют два фактора: ощущение свободы и ответственности за народную культуру, а так же необходимость найти свое место в нынешней действительности. Это движение неоднородно – в него включены как профессионально образовательные художники и их ученики, так и простые сельские жители. Оно подпитывается различными истоками: родовой памятью, пестрой по качеству научно-популярной и визуальной информацией, исследованиями ученых и искусствоведов и др.

Источник

Народный промысел в чувашии

Ремесло и промыслы.

Во 2-й половине XVI—XVII вв. в Чебоксарах, как и в других российских городах, ремесленники работали не только на заказ, но и на рынок. Ремесло перерастало в мелкое товарное производство. Широко распространенным ремеслом и промыслом в Чебоксарах и в Чувашии вообще являлась деревообработка. В грамоте из Приказа Казанского дворца от 18 марта 1627 г. подрядчику по вывозу ясачного хлеба из Козьмодемьянска и Чебоксар в Астрахань предлагалось под хлеб купить «суды и якори, и конаты, и холсты на парусы и всякую судовую снасть, и лубье, и рогожи», а также продовольствие для ярыжных (так назывались бурлаки до конца XVII в.) в Нижнем Новгороде, Козьмодемьянске и Чебоксарах, где изготовлялись волжские суда — струги и все перечисленное в грамоте. Как видно из переписной книги 1646 г., в Чебоксарах имелись не только плотники, но и струговщики-судостроители. В городе было налажено и изготовление лубья, и производство прочных рогожных мешков под хлеб. Документы свидетельствуют о том, что в 1671—1692 гг. такие мешки покупались в Чебоксарах для отправки ржи, овса, толокна, круп в нижне-волжские города, вплоть до Астрахани. А. Олеарий в 1630-х гг. писал, что около Козьмодемьянска и Чебоксар «растет множество, даже целые леса, лип, с которых туземцы дерут лыка, развозят их повсюду по стране, делают сани, бочонки и разные ящики. Они распиливают деревья на цилиндрические куски, выдалбливают их и употребляют вместо ушатов, бочек и т.п.; выдалбливают из этого дерева также целые лодки, челны и гробы и продают их в разных местах на торгу». Археологические материалы свидетельствуют о том, что во 2-й половине XVI—XVII вв. в городе строили деревянные дома и другие дворовые постройки, изготовляли средства передвижения и предметы хозяйственного и домашнего обихода.

Читайте также:  Министерство внутренних дел донецкой народной республики официальный сайт

Еще в 1668—1669 гг. Приказ Казанского дворца предложил завести в городах и уездах винокуренные заводы. Наверное, уже тогда в Чебоксарах стали появляться винокурни. На восточной окраине Чебоксар, за р. Чебоксаркой, возникла Винокуренная улица. Письменные источники сохранили сведения о винокуренном заводе чебоксарского промышленника Т. Андреева, построенном на Чебоксарке, на казенной подгородной земле. В 1693 г. на ней имелось 10 больших чанов «бражных заторных» и другое оборудование. Т. Андреев платил за винокурню оброк в казну по 5,5 руб. в год. В 1690-х гг. заводчик брал подряды на поставку хлебного вина на кружечные дворы Саратова, Царицына и Уфы по 3500—5000 ведер в год ценою по 10—11 алтын за ведро сроком на 5 лет. Т. Андреев по 1696 г., до кончины, успел поставить по подрядам 20339,5 ведра вина и остался должен казне по подрядам 22160,5 ведер вина на сумму 6948 руб. 5 алтын. Со временем винокурня, мельница и другие заведения были «отписаны на государя». Винокуренный завод и мельницу в 1696 г. взяли из казны на оброк по 7 руб. в год нижегородские торговые люди гостиной сотни К.П. и Н.П. Калмыковы (став в 1696 г. купцами гостиной сотни, переехали в Москву). Они заключали подряды на поставку вина на кружечные дворы поволжских городов и в армию. В 1698 г. Калмыковы с винокурни чебоксарского посадского человека С.М. Олина поставили 5000 ведер хлебного вина в Саратов и Царицын. В 1700 г. ими было произведено 1540 ведер вина.

Во 2-й половине XVI—XVII вв. значительное развитие в Чебоксарах получило обработка кожи, сыромятно-скорняжное, сапожно-башмачное дела. О производстве в большом количестве в Казанской земле юфти (юхотного товара) в 1653 г. писал шведский комиссар Родес. В Чебоксарах появились предприятия, называвшиеся «кожевенными заводами» или «кожевенными дворами». В 1680—1681 гг. такие предприятия содержали посадские люди И. Игумнов и Е. Иванов. Вкладывая купеческий капитал в производство, купцы Григорий, Михаил и Алексей Игумновы на берегах Чебоксарки построили 3 кожевенных завода, на которых работали кабальные работники и разорившиеся посадские люди. Эти заводы производили в год в общей сложности более 6 тыс. юфтей. Они содержали также сальные заводы, воскобойные заведения. Тогда же возникли кожевенные предприятия Кожевниковых, Кологривовых, Киселевых, Калашниковых и др. Появились и скорняжные заведения.

Для выделки кож использовали толченое дубовое корье. Отставной служилый иноземец И.П. Воленский на своей поместной земле еще до 1684 г. построил на р. Трусовке «толчею в анбаре, а в нем шесть ступ пестами», которые «бьют корье водою х кожевному делу». Рядом с амбаром стояли сарай, куда клали корье, и овин, где сушили корье, изба для дуботолков. На левом берегу речки стояли его же мельничный амбар, где «жерновы шестерики», изба для помольщиков, изба засыпкина (рабочего. — Ред.), конюшня.

Чебоксарские сапожники применяли «различные сорта кожи, отличающиеся толщиной, прочностью, степенью мягкости и эластичности». Для изготовления основных видов обуви употребляли хорошо продубленную кожу. Портные в значительной мере работали на заказ. В большинстве городских семей женщины ткали сукна и холсты, шили различную одежду. В отличие от портных, рукавишники работали на рынок. Они шили не только кожаные, но и суконные, холщовые рукавицы. Шапошники шили меховые шапки-малахаи, женские меховые шапки и пр.

В последней трети XVII в. в Чебоксарах зародилось литье колоколов. Еще в XIX в. на колокольне Чебоксарского Никольского собора висел вседневный колокол с надписью: «Вылить колоколъ сей въ Девичь Монастырь Усекновения Честныя Главы Августа 20 дня лета отъ сотворения мира 7202-го», т.е. 20 августа 1694 г. Вероятно, литье колоколов в Чебоксарах возникло до 1670-х гг: в документе 1670 г. упоминается чебоксарский торговый человек И.С. Колокольников. Среди основателей и владельцев (даже в XVIII в.) колокольных заводов в городе были мастера с этой фамилией.

Источник

Народные промыслы

Культура каждого народа развивается по единым для всего человечества законам. А наци­ональное многообразие материальной и духовной культу­ры, их самобытность зависят от конкретных условий, в которых формировался и развивался народ.

На древнюю культуру предков чувашей немало влияли тюркоязычные племена и народы. Высокого уровня она достигла в государстве Волжской Булгарии.

Относящиеся к материальной культуре земледелие и животноводство, охота, рыболовство, бортничество, посе­ления и жилища, одежда, утварь, транспортные средства чувашского народа развивались в одном русле с народами Поволжья, но имеют свои значительные особенности.

Земледелие. Основу традиционного хозяйства чува­шей, как и других народов Среднего Поволжья, составляло земледелие в сочетании с животноводством.

Пашенным земледелием в середине I тысячелетия н.э. первыми в Среднем Поволжье начали заниматься именьковские племена и племена городецкой культуры (древняя мордва).

Известно, что волжские булгары-чуваши перекочева­ли в места, где население уже владело пашенным земледе­лием. До этого приазовские болгары занимались таборным кочеванием, основу их хозяйства составляло скотоводство. Но и пашенное земледелие им было известно. Крестьяне Волжской Булгарии пахали простейшим бесподошвенным ралом, его вытеснило затем рало с полозом. Из последнего в XI-XII вв. было построено пахотное орудие нового типа – тяжелый плуг, переворачивающий верхний пласт дерна, корней, кустарников и взрыхляющий почву. Акапуç (агабусь) у чувашей, сабан у татар являются модификацией это­го орудия. Деревянный плуг, акапуç, имел колесный пере­док, лемех, односторонний отвал. В него впрягали 3-4 лошади, а обслуживали 3 человека: один пахал, второй по­гонял лошадей, третий по ходу работы чистил отвал от на­липающей земли, корней, дерна.

Читайте также:  Народная примета муха в супе

Для обработки старопахотных земель использовали более легкое орудие – соху, двузубую с перекладной полицей. На территории Волжской Булгарии соха (чув. суха, сухапуç) распространилась не позднее конца XII – начала XIII вв. К концу XIX в. соха у чувашей почти полностью вытесняет старый плуг – агабусь и продолжает служить в приусадебном хозяйстве даже в XXI веке.

Другим пахотным орудием была косуля (чалăш). Она имеет сходство как с сохой, так и агабусь.

Обычным способом использования земли является трехпольный севооборот. Земля делилась на три участка: на одном сеяли озимые культуры, на втором – яровой хлеб, третье находилось под паром. На следующий год бывшее озимое поле отводилось под яровые культуры, яровое поле – под пар, а бывшее паровое, где в течение сезона пасли скот, засевалось озимыми.

Яровое поле начинали пахать в конце апреля. Первы­ми из яровых высевали овес (сĕлĕ) и горох (пăрçа), затем ячмень (урпа), полбу (пăри), пшеницу (тулă), чечевицу (ясмăк), последней высевали гречиху (хура тулă).

Население чувашского Поволжья в середине II тыс. н.э. возделывало полбу, ячмень, просо (вир), овес, озимую рожь, горох, чечевицу, лен (йĕтĕн) и коноплю (кантăр). Блюдами из полбы и проса чуваши совершали обряды. Эти культуры были освоены предками чувашей еще в азиатский период их истории.

Огородные культуры выращивали около водоемов на лугах. На чащобах и лесных полянках высевали репу.

После перевозки на ток снопы ржи складывали в круглые скирды (капан), вмещавшие полтора – два десятка возов. Их устраивали на подставке из столбов для лучшего проветривания и длительного хранения.

Наиболее древними способами молотьбы были хлес­тание и выбивание зерен палками. Из способов отбива­ния до начала XX в. сохранился обмолот льна. Основным способом молотьбы было отбивание зерна цепами (тăпач, çапуççи). Дубец (молотило) прикрепляли цепью с помощью путца (чĕн), изготовленного из сыромятного ремня.

Мельницы. Археологические образцы зернодробилок находят в больших количествах во всех поселениях, где народ стал оседлым и занялся земледелием (со времен неолита). Ветряную мельницу стали использовать 6-7 веков назад, а водяную мельницу еще раньше, в начале нашей эры.

Чувашские крестьяне в XIX в. применяли: ручную мель­ницу (ал арманĕ), водяную мельницу (шыв арманĕ), ветря­ную мельницу (çил арманĕ), конную крупорушку. В дерев­нях были шерстобойки (çăм арманĕ), маслобойки (çу арманĕ).

Ручная мельница имелась почти в каждом хозяйстве. Изредка она встречается до сих пор, иногда используется, но чаще хранится без применения. После первого пропус­ка зерен сквозь ручную мельницу они превращаются в кру­пу, а при пропуске от 3 до 5 раз, в зависимости от тяжести верхнего жернова, они смалываются в муку.

В Ишакском краеведческом музее имеется механизи­рованная ручная мельница XVIII века.

Ветряная мельница (çил арманĕ) распространялась со второй половины XVII в. В XIX в. ее можно было видеть на возвышенном месте почти у каждого селения. Сруб ветрян­ки был восьмиугольным и имел высоту около шести саже­ней (I сажень равна 2,134 м). Нижний сруб служил в каче­стве амбара, иногда мельница имела пристройку (çил арман лаççи). Крышу мельницы (арман тÿпи) делали ост­роконечной, чтобы уместилось под ней колесо вала. Кры­льев у мельницы (арман çуначĕ) бывает шесть, восемь или десять. Они вращают вал, на среднюю часть которого наде­то большое колесо (урапа) с зубьями. Колесо вращает шес­терню с веретеном (йĕке). Нижний конец веретена приво­дит в движение жернов.

Водяные мельницы ставились на речках. В прошлом (XVII-XVIII вв.) у чувашей, марийцев, татар бытовали ме­ленки – колотовки простейшего устройства. Водяная мель­ница представляла собой обычно водосливное колесо (шыв урапи), насаженное на горизонтальный вал. Колесо приво­дилось в движение силою падающей воды.

Около мельницы ставили избушку (арман пÿрчĕ), здесь жил мельник и останавливались на ночлег крестьяне в ожи­дании очереди на помол.

Наибольшее количество ветряных и водяных мельниц насчитывалось в начале XX в. Теперь их вытеснили элект­ромельницы.

Животноводство представляло самостоятельную от­расль хозяйства, которое обеспечивало население тягловым скотом, мясной и молочной пищей, сырьем для изготовле­ния одежды и обуви, инвентаря. Чуваши разводили лоша­дей, коров, овец, коз, свиней.

Охота была одним из главных занятий населения. До­бывали пушного зверя: бобров, лисиц, куниц, горностаев, выдр, белок. Их использовали для хозяйственных нужд и уплаты податей. Охотились на волков и медведей. Для охо­ты использовали лук со стрелами, дротики, копья, топоры, дубинки, а также различные ловушки, петли, капканы, при­меняли самострелы. Их устанавливали в зарослях, чащо­бах, на звериных тропах. Самострелы были похожими на натянутый лук со стрелой. Животное задевало волосяную нить или педаль – лук тотчас же спускал стрелу.

Рыболовством занимались на всех речках и повсеместно. Ловили мелкую рыбу: пескарей, ершей, вьюнов, а в родниковых водах – форелей. В больших реках ловили щук, сомов, налимов, судаков, лещей, стерлядей.

Бортничество. Сбором меда люди занимались издревле. Путешественники, посещавшие Волжскую Булгарию, отмечали широкое распространение на территории края бортничества – сбора меда диких лесных пчел. Это не являлось простым собирательством. Бортник подыскивал в лесу подходящее дерево, вырубал и обустраивал дупло, устанавливал приспособления для добывания меда и воска, запускал рой пчел. На такие деревья заносили знаки собственности – семейно-родовые тамги. Бортные угодья у чувашей передавались по наследству.

С конца XIX в. широкое распространение получают ра­мочные ульи, а колодные постепенно выходят из употребления. Рамочные ульи гораздо легче по весу, чем колодные, их проще перемещать с одного медоносного места на дру­гое. С таких ульев меду собирали в 1,5 раза больше, чем с колодных. Изготовление рамочных ульев даже выделилось в отдельное ремесло.

Все более разнообразным становится пчеловодный инвентарь: появляются медогонки, металлические дымари, воскотопки, приспособления для перевозки пчеломатки и т.п.

В настоящее время Поволжье и Приуралье являются районами развитого пчеловодства. Пасеки имеют многие колхозы и совхозы, а также фермерские и личные хозяй­ства, расположенные вблизи лесных массивов.

Читайте также:  Народная смеховая культура это

Металлообработка. Чуваши унаследовали от булгар высокую технику металлообработки. Булгарское ремесленное производство не уступало мировому стандарту.

До XVII в. среди чувашей, как и среди других народов Поволжья, были ремесленники – специалисты по обработке металла. Основным сырьем для получения железа служила болотная руда. На древесном угле в горнилах варили железо. Археологами на территории Чувашии обнаружено несколько древних домниц.

Запреты были сняты только в конце XIX в., и среди чувашей появились свои кузнецы.

В 1837 г. в Казанской губернии было всего 108 кузне­цов из чувашей. Позднее количество чувашей, занимавшихся кузнечным делом, резко увеличилось. Кузницы открывались во многих деревнях. Помещалась кузница обычно в небольшой срубной постройке. Здесь был горн с наковальней и несложный набор кузнечных и слесарных инструментов: молот, наковальня, зубило, обжимка, клещи, шаблоны, мех и пр. Кузнецы изготавливали разнообразную продукцию: домашнюю утварь (ухваты, заслонки, кочерги, сковородники, вьюшки, ковши, ведра и т.п.), различные инструменты (топоры, ножи, молотки, клещи, ножницы, долота и т.п.), металлические части сельскохозяйственных орудий (сошники, лемехи, полицы, зубья для борон, серпы, косы, вилы, лопаты).

Обработка волокна. Волокно для пряжи выделывали из льна и конопли, а в древности – из крапивы.

Коноплю и лен теребили – выдергивали с корнями после того, как листья начинали желтеть и созревали семена. Пучки связывали в снопы, корни отрубали топорами. Снопы су­шили на солнце, затем приступали к молотьбе семян с помо­щью колотушек (тукмак). Обмолоченные снопы конопли связывали по 100-200 штук (сÿс сулли) и погружали в воду на 10-15 дней. После отделения волоконцев от стеблей сно­пы вынимали из воды и просушивали на заборах, жердях.

В отличие от конопли лен не мочили, а расстилали на траве. После просушки коноплю и лен мяли и трепали, чтобы получить волокно. Для разделывания волокон кудели ее клали в ступу (килĕ) и толкали пестом (кисĕп). Размягченную кудель расчесывали специальной щеткой (шăрт). Основным способом обработки кудели было прядение на веретене (йĕке) и самопрялке.

Основные детали самопрялки: колесо; веретено-шпулька; педаль, придающая при помощи шатуна движение колесу. От колеса через туго натянутый ремень (струну) дви­жение передается шпульке. Весь механизм укрепляется на стояке.

Разнообразны и формы простых прялок: цельные прялки из одного куска дерева и прялки с донцем. В Чувашии встречаются палкообразные, лопатообразные и гребнеобразные прялки. Донца и стойки прялок часто украшались резьбой.

Чуваши употребляли горизонтальный ткацкий стан (пир вырăнĕ) с бедром и подножками – педалями. Для про­цесса тканья на стане характерны: 1) разделение ниток на две группы – основу и уток (утком называются нитки, про­пускаемые перпендикулярно к нитям основы); 2) нитки основы сами разделяются на две группы, образуя отверстие для утка – зев. При каждом чередовании зева нитки, находящиеся внизу, поднимаются кверху, а находящиеся ввер­ху уходят вниз.

Для пропускания утка при тканье служит челнок (ăса). В челнок устанавливается цевка (çĕрĕ) с нитками. При на­матывании нитки на цевку используется скальница (хултăрчă). Ее основу составляет валик с маховым колесом. В острый конец валика вставляется цевка, на которую при вращении колеса и валика наматывается нитка.

Полученный холст золили, парили в горячей печи, про­мывали и на весеннем снегу выбеливали 7-10 дней. Просушенный холст клали на дуплистое бревно (пир каски), креп­ко привязав к нему, били колотушкой (тукмак). Холст отбивали обыкновенно в майские дни, приглашали на помощь, созываемую по этому случаю, 5-6 девушек. В это время вечерами можно было слышать звонкий перестук коло­тушек.

Обработка шерсти и приготовление шерстяных изде­лий. Прежде чем приступить к прядению шерсти или валя­нию, её разбирают руками, расчесывают и бьют. Шерсть че­шут, чтобы разрыхлить и придать одно направление. Существует два способа чесания шерсти: расчесывание деревянным гребнем (турахуп) и битье лучком со струной – ручной шерстобойкой. Она состояла из простого деревянного лука – (укçу) с тетивой (хирлÿ), которую в старину делали из овечьей или собачьей кишки, позднее натягива­ли покупную металлическую струну. Разрыхленную руками шерсть взбивали тетивой. Тетиву оттягивали пальцем или специальным битком.

При ее спуске грубые части шерсти отбрасывались в сторону, основная масса получалась рыхлой и чистой.

Обработанную таким образом овечью шерсть в дальней­шем использовали для прядения из нее шерстяной пряжи для вышивок, изготовления сукна, вязаных, валяных и вой­лочных изделий.

Во второй половине XIX в. в чувашских деревнях по­являются механические шерсточесальники. Шерстобойки были на конной тяге, работали они также от водяного колеса.

Для изготовления войлока (кĕççе) шерсть расстилали ровным слоем, обдавали кипятком, прикрывали холстом и мяли. Затем сворачивали и продолжали мять, пока не получался рыхлый войлок, который опускали в корыто, ошпаривали кипятком и толкли пестами. Готовый войлок рас­стилали, растягивали, разравнивали.

В древности предки чувашей войлок использовали для покрытия юрты и других нужд. Чуваши изготовляли из войлока одежду (войлочную шляпу, стельки, чулки-вкладыши в кожаный сапог), предметы интерьера (до­рожки для подстилки перед женихом на свадьбе, для покрытия нар во время праздников, подстилки для ночлега), предметы упряжи (потник хомута, седелки, верхового седла и др.). Из шерсти валяли валенки, шляпы, онучи, сукно (тăла).

В чувашском быту широко применялись вязанные из шерсти варежки (алсиш), чулки (чăлха), носки (чăлхапуç), шапочки (пухча, калпак) и др.

Димитриева, Н. И., Никитин, В. П. Хозяйство, промыслы, ремесла / Н. И. Димитриева, В. П. Никитин // Мир чувашской культуры. – Чебоксары : «Новое время», 2007. – С. 128-135.

Еще литература на данную тему:

Ефимова, А. А. Изготовление национальных сувениров (ткачество, изготовление кукол) : учеб.-метод. пособие для образоват. учр-ний / Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева ; [авт.-сост. А. А. Ефимова, О. И. Голованева, науч. ред. Л. В. Кузнецова]. – Чебоксары : ЧГПУ, 2005. – 108 с. : ил.

Ефимова, А. А. Технология вязания на спицах : [учебное пособие] / А. А. Ефимова; Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева. – Чебоксары : ЧГПУ, 2011. – 89 с. : рис., табл.

Ефимова, А. А. Традиции народных ремесел в технологической подготовке студентов / А. А. Ефимова // Вестник Чувашского государственного педагогического университета имени И. Я. Яковлева. – 2007. – Т. 2, № 3 (55). – С. 17-21.

Ефимова, А. А. Художественная обработка материалов : учебное пособие [для технолого-экономического факультета] / Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева ; [сост. А. А. Ефимова]. – Чебоксары : Чувашский государственный педагогический университет, 2012. – 112 с. : рис., табл.

Источник