Народный промысел западной сибири

Народные промыслы Сибири

В различные эпохи, и в разных странах искусство развивалось в зависимости от объективных факторов- исторического, культурно- религиозного, экономического развития общества. Оно всегда отражало глубинные переживания того, или иного народа, было выразителем его мыслей и чаяний. Но, в то же время, оно развивается по своим собственным законам, для того, чтобы решать художественные задачи.

В наш стремительный век, когда бурно развивается научно- технический прогресс, не смотря ни на что, сохранились пришедшие к нам от предков из глубины веков народные промыслы, различные виды декоративно- прикладного искусства.

Искусство художественных промыслов, развивающееся стараниями многих поколений уникальных мастеров, раскрывает художественный талант народа, его самобытность.

Декоративное прикладное народное искусство не потеряло своей актуальности, и продолжает развиваться, найдя своё достойное место среди народных промыслов. Ведь народное искусство является источником вдохновения, стремления к прекрасному.

В Сибири, среди декоративно-прикладного искусства достойное место занимают народные художественные промыслы. Среди них — вышивка.

А вы следите за Инстаграм-аккаунтами знаменитостей? Маргарита Агибалова Инстаграм: фото знаменитости, биография и личная жизнь. На фото запечатлены ключевые события в жизни.

Во все времена ручная вышивка ценилась очень дорого. Особенно, если дело касалось мастерски вышитых картин, гобеленов. В быту вышивку применяли, украшая ею покрывала, наволочки, салфетки, носовые платки. Каждая девушка непременно умела вышивать, и торопилась к своему рукоделию в свободное время.

В наши дни мода на вышивку возвращается. В городах открываются мастерские, где можно делать заказы. Вышивают нитками, бисером, лентами.

Известно, что вышивка, как и любое рукоделие, оказывает положительное влияние на нервную систему, на эмоциональное состояние человека.

Сибирских мастеров отличает свой уникальный стиль. Наличие пушного зверя нашло отражение в вышивках. В них много мозаики из меха, аппликаций из кожи, войлока. В произведениях мастеров нашли выражение национальные мотивы, которые отражают природу и жизнь эскимосов, чукчей, ненцев, эвенков. Среди элементов и орнаментов вышивки можно увидеть оленьи рога, глухаря, символы солнца, дерева жизни. Коренные жители

украшали коврики, сумки, предметы одежды вышивкой из кожи, меха. Амулеты, в виде клыков, зубов, рогов вплетали в орнамент.

Источник

Музейный комплекс

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Лекция «Развитие ремесла в Западной Сибири в ХVIII – ХIХ вв.»

Лекция «Развитие ремесла в Западной Сибири в ХVIII – ХIХ вв.»

Сегодня мы будем говорить о ремеслах и промыслах Западной Сибири XVIII – XIX веков, об их основных видах, необходимых для выживания человека и декоративно-художественных направлениях этой деятельности.

ИЧИГИ – это татарская национальная кожаная обувь, украшенная мозаичным узором, детали которого сшиты особым «казанским» (татарским) швом. Эта обувь (предмет татарской одежды), которая настолько стара, что известна, еще со средневековья, но при этом настолько современна, что ее носят и по сей день.
В Тобольске мастер решил возродить производство национальной обуви сибирских татар. Об этом можно узнать здесь:

Научиться изготавливать татарские сапожки можно здесь:

Ремесла русских переселенцев

Жизнь сибиряка была в постоянной заботе о тепле и хлебе. Нам, в современных условиях трудно себе представить все тяготы жизни людей в тот период. Переселенцам надо было приспособиться к суровым климатическим условиям и освоить огромные территории, чтобы противостоять холоду и голоду.
Приток русского населения в Сибирь вызывал необ­ходимость обеспечить переселенцев не только продуктами питания, но и про­мышленными изделиями. В целом можно сказать, что, начиная с XVII века, в За­падной Сибири начался процесс формирования промыслов, в том числе художе­ственных, основанных на традиционном народном искусстве.
Этот процесс охватывает одну отрасль за другой. В течение XVII века здесь возникают деревообделочные, кожевенные, металлообрабатывающие, гончарные, портняжные, пимокатные и некоторые другие промыслы.
История показывает, что в XVIII—XIX веках промысловая деятельность сибирского крестьянства широко распространяется далее на восток и в южные районы Западной Сибири. Вслед за зауральскими центрами промысловыми городами становятся Ишим, Тюкалинск, Томск, Каинск, Мариинск, Барнаул и многие другие, а также промысловые села, их окружающие, что свидетельствует об устойчивых и развитых формах традиций народного декоративно-прикладного искусства сибиряков.

Ремесла и промыслы г.Каинска и Каинского уезда

К 1835г. в г.Каинске имелось только две кожевни и одна салотопня.
В «Кратком статистическом описании – Томской губернии – окружного города Каинска (Составленном Штатным смотрителем Каинского Уездного Училища Коллежским Асессором Александром Якимовским за 1842 год)» дано перечисление ремесел, которыми занимались в основном мещане и поселенцы — кузнечное, медничное, столярное, каретное, портняжное, башмачное, скорняжное и др. «Всех мастеровых считается до 22 человек, а кузниц 6».

Жители г. Каинска занимались промыслами:
рыбный — «. промышленники, большею частью из мещан. за скудностью реки Оми рыбою (в которой ловятся в малом количестве щуки, окуни, чебаки и пескари) занимаются в зимнее время ловлей оной на озерах Чаны и Сартлан, откуда в большом количестве привозят щук, карасей и окуней, продают в городе, уезде и некоторую часть отправляют в Екатеринбург. Так последние бывают крупны, что входят в пуд 6 и даже 5 рыб. Несмотря на таковую величину, вкусом намного уступает российской: вероятно, по причине иловатости воды»;

лесным — «. некоторые из мещан и крестьян ежегодно отправляются до вскрытия Оми вверх за 300 верст от г. Каинска в Урманские леса для сплава строевого кедрового и елового леса с дровами». (А. Якимовский заметил: «…что удивительно, ведь жители города и окрестных деревень не платят пошлины за вырубку леса, что составило бы большую выгоду для казны».) «Лесу строевого и мелкого почти ежегодно сплавляется до 4 тыс. лесин и более, дров березовых сплавлено (по наст время) до 2570 сажень».
Притрактовое положение Каинска объясняет большую роль извоза: «. некоторые из купцов и мещан содержат до 250 лошадей для перевоза разных кладей идущих из Нижнегородской и Ирбитской ярмарок до Иркутска и обратно. Доставляя прямо на место, полагают с пуда от 6 до 12 руб. ассиг.».

В экспозиции «Конюшня купца Левако И.А.» «Музейного комплекса» города Куйбышева можно увидеть множество уникальных предметов конца XIX – начала XX вв., которые наши предки использовали для извоза: сани, телегу, бричку, шаркунцы, конную упряжь и многое другое.

О значении пушного промысла в развитии Сибири XVII в. свидетельствует и сама символика ее герба из жалованной грамоты 1690 г.: два соболя, поддерживающих щит. ». С пушного промысла в XVII в. началось развитие капиталистических отношений в Сибири.
В экспозиции музея охота представлена пороховницами XVIII, XIX, начала XXвв., охотничьими сумками: ягдташ и патронташ, ружьем XVIII.

Деревянное зодчество

Одним из самых ярких и широко распространенных видов народного искусства стала художественная обработка дерева. Это не случайно, т.к. природа Сибири богата лесами (сосна, ель, лиственница, кедр, много березы и осины). На территории Сибири до сих пор сохранилось большое количество деревянных домов, многие из которых являются произведениями искусства.
Любовь русского народа к узорам особенно сказалась в деревянной резьбе Сибири. Образцы кружев из дерева без труда отыщутся в любом из старых сибирских городов. Среди всего многообразия форм резьбы по дереву есть скульптурная резьба, плоская, рельефная и пропильная, которая получила наибольшее распространение.
Резьбой украшались наиболее важные композиционные части сооружения: фронтоны, карнизы, обрамления окон и дверей, ворота. Это говорит о живучести традиций русского народного зодчества в условиях Сибири, где также все строго продумано, все являет единство конструк­тивного и эстетического.
Деревянные кружева Томска можно увидеть здесь. «Деревянная архитектура Томска»:

Гончарное ремесло

Широко развит в Сибири также и керамический промысел. Исследователи отмечают, что в XIX веке более всего гончарным делом славились села Томской и Тобольской губерний. Много керамики делалось и на Алтае. На территории юга Западной Сибири сложилось несколько крупных районов по производству керамики — в Томской, Новосибирской, Омской и Кеме­ровской областях. На территории Новосибирский области, например, керамические центры были в Венгеровском, Ордынском, Кыштовском, Сузунском, Колыванском районах. Изделия сибирских кустарей отличались разными формами, размером и назначением: банки для ва­ренья, крынки, квашенки, горшки для цветов, миски и т. д. Лучшей по качеству слыла посуда колыванских мастеров, по­лучившая название «колыванок», но ранние лепные образцы в основной своей массе выглядели грубовато.
Расписная посуда в Сибири была редкостью, так как для глазури требовалось сырье особого качества, которое было не всем доступено. К тому же гончары-глазуровщики старались сохранить в тайне секреты глазури и не всегда передавали их по наследству. Более традиционно для керамики Западной Сибири украшение рельефом.
Любопытно, что в Сибирь гончарный круг пришел раньше, чем во многие центральные области России. В подавляющем большинство керамика делалась на нем. Однако встречаются в регионе и образцы лепной керамики, например, сосуд для кислого молока (XVIII в.) из д. Кирза Ордынского района Новосибирской области. Славилась Сибирь и так называемыми «колыванками» — это широкогорлый тип горшка с короткой тульей. Сосуды этого типа изготовлялись в селе Колывань Новосибирской области. Название «колыванка» относилось к упомянутому выше типу широкогорлого горшка, а не ко всей керамической продукции села Колывань.
В Западной Сибири местное население обыкновенный сарай, где делали керами­ку, называло уважительно «завод». Такие заводы работали до революции и в селах Кама и Гжатск Куйбышевского района Новосибирской области, районных центрах Колывань, Бердское, Черепаново, деревне Низовое на границе с Омской областью, поселке Черлак Омской области и многих, многих других.

Освоить гончарное ремесло Вам поможет видео:

Изготовление вазы в технике » Мраморная глина»:

Именно фарфор как вид керамики считается самым благородным материалом. В отличие от большинства других материалов, он имеет множество подвидов, для каждого из которых существуют особые условия обработки.
Фарфор – это китайское изобретение. Он очень легкий и «прозрачный». Долгое время наши мастера не могли разгадать секрет его производства. В 1764 году русский мастер Виноградов разработал технологический процесс изготовления русского фарфора (по качеству он конечно уступал китайскому). В XIX – нач. XX в России уже более 100 фарфоровых заводов. Только один из них был государственным – Императорский фарфоровый завод, все остальные – частные.
В России наиболее известны в деле производства фарфора Кузнецовы. Было две династии, которые существовали независимо друг от друга:

Читайте также:  Лечение везикулярного грибка стопы народными средствами

Познакомиться с историей Хайтинского фарфорового завода можно здесь:

Насладиться красотой и разнообразием изделий из фарфора XVIII XIXвв. можно здесь:

Ткачество

Здесь можно посмотреть фрагмент фильма «Колесо истории» и узнать, как обрабатывали лен наши бабушки:

А, как делают льняную ткань сейчас, можно посмотреть здесь:

Научиться работать на ткацком станке можно здесь. «История увлечений: ткацкий станок»:

Кузнечное ремесло

Давайте посмотрим на потрясающую кузнечную работу мастера:

В древности ремесла и промыслы появились для выживания человека, для обеспечения его жилищем, одеждой и пропитанием, никакой тяги к творчеству или искусству у людей не было, и любое ремесло рассматривалось лишь как очередное вспомогательное средство для выживания. Однако позже человек научился находить прекрасное в любом виде труда, некоторые виды его деятельности превратились в искусство.
Мы, люди 21 века, считаем себя вершиной цивилизации. Нам достаточно «нажать на кнопочку», как все вокруг начинает работать.
НО! Если на минуту представить, что все «плоды цивилизации» исчезли, и мы с вами оказались один на один с природой, смогли бы мы выжить? Сколько времени мы сможем «продержаться» в таком мире, ведь мы отдалились от природы и разучились себя обеспечивать и обслуживать.
Люди в прошлые века все умели делать своими руками, были крепкие и выносливые (особенно наши предки сибиряки, которые «решились» переселиться в суровый, необжитый край). И нам с Вами, несомненно, есть чему у них поучиться!

Подбор материала – лектор-экскурсовод Иваненко О.А

Источник

Промысел в Сибири

Секреты и особенности промысловой охоты

Промышленная деятельность жителей Минусинского округа сводилась к переработке продуктов сельского хозяйства и ремёслам, удовлетворявшим потребности, как жителей города, так и окрестных деревень.

В Минусинском округе имели распространение смолокурение, сидка дёгтя, выжигание древесного угля, плотничество, столярничество, охота, бондарство, пчеловодство, обработка кож и меха и другие ремесла.

Любопытную, характеристику промыслов жителей Минусинского округа на 1879 год даёт Ф. Ф. Девятов, селекционер из села Курагино: « Относительно ремёсел, составляющих необходимость всякого хозяйства и домашнего обихода здешние жители настоящие энциклопедисты. Сохи, бороны, сани, телеги делает каждый сам для себя, не говоря уже о вилах, граблях и лопатах. Делают колёса, прядут верёвки, гнут дуги, сами дома строят, многие печи бьют сами, выделывают кожи на сыромять и на обувь, тоже сами, очень многие делают овчины, делают хомуты, шьют шлеи, шьют обувь.

Женщины приготовляют сукно, холст, хотя и в недостаточном количестве, жена мужу шьёт шубу, кафтан, рукавицы и шапки, муж жене шьёт обувь. Кому досуг по вечерам вяжут чулки и варежки; пояски и кушаки тоже приготовляют домашним образом. Многие мужчины умеют делать деревянную посуду, а женщины горшки льют, свечи и многие варят мыло сами. Всё это делается так, один делает очень хорошо, другой похуже, третий совсем худо и всё оправдывается пословицей «Хорошим хозяином и настоящим крестьянином считается тот, кто умеет делать всё сам».

В каждой деревне и каждом селе были и есть в настоящее время свои народные умельцы, развивались и продолжают развиваться ремёсла.

В селе Лугавском, со слов старожилов, развивалось ткацкое мастерство, прядение, вязание, пчеловодство, вышивка, деревообработка, печное дело, кузнечество, бондарство, сапожничество, кузнечное дело.

В настоящее время сохранились: ткацкое мастерство, прядение, вязание, вышивка, деревообработка, пчеловодство, печное дело.

Ткацкое ремесло, прядение, вязание, вышивка.

Ручное прядение известно давно. Оно было распространено среди всех народов земного шара, за исключением Крайнего Севера, где носили меховые одежды.

Первыми орудиями прядильного производства были ручные гребни для расчёсывания волокон и ручные веретена для их скручивания. Волокна, приготовленные для прядения, привязывались к прялке с подставкой или прялись непосредственно с гребня.

В 15 веке была изобретена самопряха с рогулькой, что позволяло одновременно скручивать и наматывать пряжу. С 18 века развивается машинное прядение. Сегодня широко известны электрические прялки. Но в нашей местности до сих пор отдаётся предпочтение обыкновенной, изготовленной своими руками, прялке. Из рассказа народной умельцы нашего села Рёвтовой Елизаветы Гавриловны, которая родилась в селе Лугавском. Любовь к ремеслу привила мать.

Этим делом она занимается семьдесят лет и считает, что оно помогает сохранить ей здоровье, мы узнали о прядении: «Пряха вытягивает из пучка шерсти несколько длинных волокон, скручивает их пальцами и привязывает к веретену – к круглой деревянной палочке, которая посередине толще, а к концам тоньше.

Веретено, должно быть, оттого так и называется, что его дело – вертеться и скручивать нитку. А скручивать её надо, чтобы она ровнее и прочнее была.

Конопля.

С коноплёй человечество познакомилось рано. По мнению специалистов, одним из косвенных доказательств тому служит охотное употребление в пищу конопляного масла. Кроме того, некоторые народы, к которым культура волокнистых растений пришла через посредство славян, заимствовали у них начало коноплю, а лён – уже позднее.

Коноплю, в отличие ото льна, убирали в два приёма.

Сразу после цветения убирали мужские растения, а женские оставляли до конца августа в поле – «донашивать» маслянистые семена. Уже было сказано, что пищевое конопляное масло ценилось; по несколько более поздним сведениям, коноплю на Руси выращивали не только на волокно, но и специально на масло.

Обмолачивали и стлали – мочили коноплю почти так же, как и лён, но вот мялкой не мяли, а толкли в ступе с песком. Коноплю использовали для плетения пеньковых верёвок.

Лён. Об урожаи льна гадали заранее («бельё зимой долго не сохнет – льны не хороши будут»), а самый сев, происходивший обычно во второй половине мая, сопровождался священными обрядами, призванными обеспечить добрую всхожесть и хороший рост льна.

В частности, лён, как и хлеб, сеяли исключительно мужчины. Помолившись Богам, они выходили в поле ночевали и несли посевное зерно в мешках, сшитых из старых штанов. При этом сеятели старались ступать широко, раскачиваясь на каждом шагу и мотая мешком: по мнению древних, так должен был колыхаться под ветром рослый, волокнистый лён.

И конечно, первым шёл всеми уважаемый, праведной жизни человек, которому Боги даровали удачливость «лёгкую руку»: чего ни коснётся, всё растёт и цветёт.

Особое внимание уделялось фазами луны: если хотели вырастить долгий, волокнистый лён, его сеяли «на молодой месяц», а если «полный в зерне» — то в полнолуние.

Когда у растений бурели головки, их выдёргивали с корнем.

Чтобы отделить семена от волокнистого стебля, ещё в начале 20 века в разных местах России коробочки отрывали руками, либо топтали ногами, либо молотили теми же орудиями, что и хлеб: дубинками, цепями, вальками, «лапами» — изогнутыми тяжёлыми и очень прочными палками, вырезанными из «копани» — ствола дерева вместе с корнем.

Шерсть.

Шерсть в подсобном хозяйстве наших сельчан была овечья. Считается, что овца была одомашнена несколько тысячелетий назад. Овец стригли железными пружинными ножницами.

Затем перед прядением шерсть очищали от мусора и чесали железными и деревянными граблями. Шерсть использовали не только овечью, но ещё и собачью, и козью.

Далее требовалось освободить волокна от склеивающих веществ, которые придают живому стеблю упругость и прочность. Для этого лён тонким слоем раскладывали на влажном лугу и выдерживали в течение 15 – 20 дней, или опускали связками в пруд, или в специальную яму, выдутую в низине.

Использовалась только стоячая вода. Затем его сушили, мяли, отделяя волокно от посторонних тканей стебля. Далее лён трепали. И наконец, чтобы хорошо рассортировать волокно и разгладить его в одном направлении для удобства прядения, лён чесали с помощью гребней. Получалось высокосортное волокно – кудель. Готовую кудель можно было прикреплять к прялке – и прясть нить.

А ещё баба Лиза рассказала нам игру «Прялица»: все ходят по кругу и поют:

Прялица, кормилица моя,

С горя выброшу на улицу тебя.

Стану прясть и попрядывать,

На беседушку поглядывать.

По беседы нет весельица,

Моя милая не сердится.

Моя милая по дорожке шла,

Черноброва барабан нашла,

Она била, барабанила,

Из – за лесу парня манила,

Из – за лесу, лесу темненька.

А во время песни в кругу парень и девушка вертятся в одну, потом в другую сторону, целуются и уступают место другой паре.

В такую игру играли во времена молодости бабы Лизы.

Нитки у нас есть, а о каком именно ремесле сейчас пойдёт речь, Вы узнаете, отгадав загадку, которую нам рассказали сельские мастерицы по вязанию: Чиркова Елена Владимировна, родившаяся 1972 года в городе Кызыле.

Вязать научилась сама, спицами вяжет с шести лет, а крючком с 25 лет. Считает, что человек, занимающийся вязанием должен обладать терпением. После очерёдной красиво связанной вещи появляется азарт, и хочется вязать ещё и ещё. С ней согласна и Германчук Татьяна Геннадьевна, родившаяся в городе Минусинске и проживающая в нашем селе больше десяти лет.

Вещи, изготовленные Татьяной Геннадьевной, отличает особая фантазия, индивидуальность.

Две весёлые сестрицы –

На все руки мастерицы:

Сделают из ниточки

Конечно, речь пойдёт о вязании.

Когда появилось искусство вязания – точно не известно. Овцы были одомашнены ещё за девять тысяч лет до нашей эры. В России эти животные, а вместе с ними и искусство вязания появилось очень давно. Вязаные изделия пользовались популярностью всегда. Не вышли они из моды и сегодня. Одежда, связанная своими руками неповторима.

Многие мастерицы нашего села занимаются вышивкой.

Искусство вышивания насчитывает века. Находки археологов подтверждают, что уже в 9 – 11 веках в Древней Руси украшали золотым шитьём одежду знатных людей и предметы быта.

Читайте также:  Народные средства при облитерирующем атеросклерозе нижних конечностей

Вышивку выполняли при помощи иглы на различных тканях нитями льна, конопли, шёлка, серебра, шерсти, золота, драгоценных камней. Русская вышивка имела свои особенности. В ней часто использовали геометрический орнамент, изображая женщин, деревьев, птиц, растительности. Русскую вышивку делят на два вида: северную и среднерусскую.

Для севера характерна вышивка крестиком, вырезом, гладью. Основная особенность среднерусской вышивки — цветная перевить (мережка).

Удивительно красивые вещи вышивает крестиком ученица 10 класса нашей школы: Черкасова Наталья

Таким образом, в нашем селе в настоящее время развивается ткачество, прядение, вязание и вышивка.

Пчеловодство.

Одно из древнейших занятий человека – пчеловодство. Исследователями установлено, что в России им занимались ещё в 11 веке.

Пчёл разводили славянские племена, которые жили по берегам Волги, Оки, Клязьмы. Промыслу способствовала сама природа. Окружавшие населённые пункты, леса, поймы рек, покрытые сплошным ковром дикорастущих цветов и трав, представляли собой не отнимаемую базу для мёдосбора. Люди вначале использовали мёд только для пинания, а затем и для лечения. Позже было найдено применение и воску. Оба продукта являются важнейшим сырьём для пищевой, фармацевтической и радиоэлектронной промышленности. После того, как были открыты лечебные свойства яда насекомых и найден способ его получения в чистом виде, люди стали проявлять ещё больший интерес к пчёлам.

Пчёлы являются хорошими помощниками агрономов. Они главные опылители подсолнечника, клевера, гречихи, эспарцета, донника, кориандра, плодовых и овощных растений. Прибавки урожая, полученные в результате опыления медоносными пчёлами, существенно превышают стоимость прямой продукции пчеловодства. Уже по этой причине необходимое всемирно поддерживать и развивать пчеловодство.

Таким образом, пчеловодство в нашем сельском хозяйстве получило ещё одно название. Оно стало одним из важнейших способов повышения урожайности сельскохозяйственных культур без применения удобрений и особого ухода за посевными посадками.

Из жизни крылатых тружениц мне рассказали наши пчеловоды: Ильина Нина Васильевна, Снеговых Нина Васильевна и Абрамова Галина Михайловна, которая родилась в 1937 году в селе Лугавском.

Пчеловодством её увлёк дед. Любимым делом она занимается с 1961 года, более сорока лет. Работает для удовольствия и денег.

Медоносные пчёлы, пожалуй, единственные насекомые из живущих сообществами, которых сумел приручить человек. Крылатые труженицы обладают удивительными природно-охранным свойством. Пчёлы не уничтожают цветы и растения, не вредят им, а наоборот, способствуют их выживанию и развитию.

По их мнению, пчёлы – это самые трудолюбивые существа. Пчёлы очень миролюбивые. Тех, кто им не угрожает, не боится их, они не трогают. По их словам пчёлы летают вокруг их, садятся на руки, лицо и ни когда не кусают. Надо знать их характер и уметь себя с ними вести. Для них это полезное дело, интересное, от этого занятия светлее на душе.

Деревообработка.

Для изготовления мебели, столярно-строительных изделий, покрытий для полов используют древесину.

Мастер по дереву мог заниматься своим ремеслом как одновременно с земледелием, так и специализируясь на нём.

В нашем селе особенно знамениты деревообработчики: Самарин Василий Иванович (родился 1951 году в селе Быстрая, мастерству обучался самостоятельно.

Считает, что для этого дела необходимо трудолюбие и желание принести пользу людям. Занимается ремеслом более 15лет. Получает от своей работы удовольствие, деньги) и Попов Александр Леонидович (считает, что для работы главное – усидчивость.

Занимается резьбой по дереву с детства, научился от отца. От работы он получает большое удовольствие).

Печное мастерство.

Одним из самых нужных и уважаемых мастеров старой деревни был печник, ибо без печи нет жизни в доме.

Печь – источник тепла и жизни. Первоначально печи «били», т. е. на деревянный опечек устанавливали короб, по периметру частично плотно набивали густой, хорошо промешанной глиной, а затем устанавливали деревянный разборный свод – «свинью», затем, подсушив печь, её слегка начинали подтапливать, слабым огнём, чтобы она не потрескалась.

Печи получались монолитными, очень прочными. Рассказывают, что, бывало, в старину разбирали ветхий дом, а затем строили новый, вокруг печи.

В 19 веке печи начали класть из кирпича. Тогда и появились настоящие, творчески работающие печники, потому что в каждой избе они по – своему складывали печь.

Печь должна была соответствовать площади дома, её высота завесила от роста хозяйки, вход в избу и планировка определяли её местоположение и т.

д. Хорошая печь не дымила в избу, «тяга» должна быть такой, чтобы выходил дым, и в то же время не выдувало тепло. Печь не должна быть угарной, но должна быть жаркой и, в то же время, «экономной» в отношении дров. Кроме того, на печи делалась достаточно обширная лежанка для стариков и детей. И, конечно, хороший мастер клал красивые печи, чтобы была аккуратно украшена карнизами с гладкой обмазкой. В Сибири повсеместно печи белили, а иногда расписывали узорами.

Хороший печник работал неторопливо, степенно, аккуратно.

Основным инструментом был мастерок и кельма. Хозяин от души кормил печника, оплата – по договорённости. Хороший мастер славился на район.

Так и наш печник Подлинных Анатолий Анатольевич, славится не только в нашем селе, района, но и в соседней Хакасии.

Родился мастер в 1954 году в Ермаковском районе, в селе Ново – Полтавка.

Прочитал в книге о печном деле, и его это очень увлекло. Настойчивость помогла преодолеть все преграды. Занимается этим делом 45 лет.

Итак, исследовав современное состояние промыслов в селе, можно сделать вывод, что в Лугавском активно развиваются

Промысел в Сибири

В XVII в. в хозяйственный оборот России была включена, по сути дела, вся Северная Азия, и главная роль на начальной стадии ее освоения принадлежала промысловой колонизации. Она явилась не только первым, но длительное время и основным видом использования природных богатств на большей части сибирской территории, особенно к востоку от Енисея.

Первые русские переселенцы оседали в Сибири прежде всего по берегам ее главных рек, которые становились как бы «каркасом» первоначального расселения.

Реки служили там главными, а часто и единственными дорогами, давали важнейший источник существования — рыбу. Приречные земли обычно более всего подходили и для хлебопашества, и для скотоводства. Но междуречья в XVII в. также осваивались, и делали это в основном охотники за пушным зверем — промышленники.

По своей общей численности промышленники уступали таким группам русского населения Сибири XVII в., как служилые люди и крестьяне.

Однако в отдельных ее районах в это время численность промышленников оказывалась либо равной количеству охотников из коренного населения (в Якутии и Енисейском крае в 40-х гг.), либо даже превосходила его (в Манга-зейском уезде в начале XVII в.).

Всемерно содействуя присоединению обширнейших территорий к Российскому государству, промышленники укрепляли его могущество еще и тем, что обогащали «государеву казну» сданными в виде десятинной пошлины мехами, и в итоге давали такое количество ценной пушнины, которое намного превышало ясачный сбор.

Вплоть до XVIII в. благодаря усилиям именно промыслового населения Сибири Россия занимала первое место в мире по добыче и вызову за рубеж дорогих мехов— этого «мягкого золота».

Начало бурного развития соболиного промысла приходится на 20-е гг., а период наивысшего подъема — на середину XVII столетия.

Главным промысловым районом к тому времени стала Восточная Сибирь. Западная уступала ей не только в количестве, но и в качестве соболя (чем более суровым является климат, тем пышнее становятся шкурки зверей, а к востоку от Енисея морозы сильнее).

Районы интенсивного пушного промысла находились далеко от наиболее заселяемых мест, и промышленники направлялись сначала в низовья Оби и Енисея, а затем — на Лену и еще далее на восток.

В большинстве своем промышленники являлись северорусскими крестьянами и посадскими людьми, стремившимися хоть немного разбогатеть в «златокипящих государевых вотчинах».

Однако дорога к сибирским соболям была опасна, длинна, нередко отнимала несколько лет. Кроме того, она требовала значительных средств «на подъем».

Промышленнику требовались орудия охоты и рыбной ловли, обычная и специально сшитая для промысла одежда и обувь. Недешево обходился в далекой Сибири и продовольственный запас. Общая стоимость «ужины» (необходимого для промысла снаряжения и продовольствия) составляла обычно от 20 до 40 рублей.

Это была весьма значительная по тем временам сумма: тогда дневное пропитание стоило несколько копеек, а годовое жалованье рядового казака или стрельца составляло в среднем около 5 рублей.

Далеко не каждый имел нужные средства, и большинство охотников становились «покрученниками», т. е. снаряжались за счет нанявшего их хозяина. Условия найма были кабальными. Покрученник попадал в зависимость от нанимателя, выполнял его поручения и отдавал ему две трети добытой пушнины.

Нанимателями обычно являлись торговые люди, но нередко ими бывали и сами промышленники. Они составляли четвертую или третью часть таких хозяев, правда, в отличие от торговых людей, свыше 10 покрученников имели очень редко.

Поднимавшиеся на промысел «собою» так называемые «своеужинники», как было недавно выяснено, играли тем не менее довольно видную роль в освоении пушных богатств Сибири.

Однако и своеужинники редко охотились в одиночку. Обычно соболиный промысел в Сибири XVII в. велся организованно — артелью. Объединение промышленников в артели («ватаги») объясняется дальностью и неимоверной трудностью путей к промысловым угодьям, выгодностью организации совместных зимовок, глубоко укоренившимися в русском народе общинными традициями. Согласованных усилий требовал и сам промысел. Он чаще всего просто не окупал расходов «на подъем», если производился в одиночку.

Артели по своим размерам бывали от нескольких до 40 и более человек и нередко объединяли и своеужинников, и покрученников, и их хозяев. Во главе каждой артели стоял выбранный промышленниками из своей среды «передовщик» — наиболее опытный, бывалый охотник. Если в ватаге было несколько промысловых групп, избирался главный передовщик.

Сам промысел начинался в октябре — ноябре, а заканчивался в марте. В другие месяцы, когда качество меха было низким, промышленники занимались устройством зимовий, рыбной ловлей и охотой для пополнения запасов продовольствия, подготовкой снаряжения и т. п. «Съестной припас» для лучшей сохранности обычно зарывался в ямы. Как и добыча, он считался общим достоянием артели. С началом промыслового сезона большая артель делилась на мелкие группы и расходилась по распределенным заранее охотничьим угодьям.

Читайте также:  Народное творчество в доу цели и задачи

«Промышляли» почти исключительно соболя; изредка добывали чернобурых лис: менее ценные меха не окупали промысловых расходов.

В отличие от коренных сибирских жителей, стрелявших соболя из луков, у русских главными орудиями охоты в XVII в. были «кулемы» — ловушки давящего действия с приманкой из мяса или рыбы и «обмёты» — сети. Они позволяли вести промысел с наивысшей для того времени производительностью. Для охоты иногда использовали и специально обученных собак (когда стреляли соболей «по иноземческому обычаю» — из луков).

Ранней весной промышленники съезжались в свои зимовья, где поровну делили добытые за сезон меха, рассчитывались с хозяевами (если те были на промысле), выделывали и разбирали пушнину. При этом односортные шкурки связывались по 40 штук в общепринятом порядке: «лучший зверь к лучшему, середний к середнему, а худой к худому». Соболи наивысшего качества сшивались либо попарно, либо хранились по одному. Со вскрытием рек артель обычно распадалась: одни оставались в зимовьях еще на один сезон, другие отправлялись искать новые промысловые угодья, третьи возвращались домой, скупая или продавая по пути пушнину.

В 40 — 50-е гг. XVII в. из Сибири «на Русь» вывозили в год до 145 тыс. и более соболиных шкурок. Средняя добыча на одного охотника в основных промысловых районах составляла тогда около 60 соболей, наивысшая же добыча в самые благоприятные для промысла годы доходила до 260 соболей на человека. Лучшие шкурки продавались по 20–30 рублей за штуку, а отдельные могли оцениваться фантастическими для простого человека суммами — в 400, 500, 550 рублей.

Однако обычная цена соболя в период наибольшей его добычи редко составляла более 1–2 рублей, и в итоге промышленники чаще всего получали доход, лишь в 1,5–2 раза превышавший затраты на снаряжение. Но и так получалось далеко не у всех. Даже в середине XVII в. иные промышленники возвращались без денег, без товаров и без «мягкой рухляди». В дальнейшем число «прогоравших» охотников все более увеличивалось; уже в 70-х гг. оно превысило в некоторых уездах половину возвращавшихся домой.

Это являлось одним, из красноречивых показателей начавшегося упадка сибирского пушного промысла. Резкое сокращение поголовья соболя привело к свертыванию промыслового движения в Сибири, но оно уже сыграло свою роль в освоении края.

Значение промысловой колонизации Сибири в XVII в. заключалось не только в вовлечении в хозяйственный оборот огромных пушных богатств. По определению П. Н. Павлова, крупнейшего знатока истории сибирского пушного промысла, «движение промышленников в Сибирь с учетом возвращающихся обратно было самым многолюдным в XVII в.» и явилось «живой нитью, связывавшей Сибирь с Россией».

Дело в том, что около трети промышленников имели постоянные многолетние связи с Сибирью. Кроме того, наряду с возвращавшимися в Поморье охотниками за Уралом сложилось довольно многочисленное промысловое население, которое обитало в Сибири постоянно, хотя и не оседало там в каком-то одном месте.

Это заставило пересмотреть некогда широко бытовавшее мнение о промышленных как «пестрой толпе случайных гостей» Северной Азии.

После оскудения соболиных запасов далеко не все промышленники спешили покинуть Сибирь.

Например, некоторые из них прочно осели на севере Якутии. Там главным занятием стала рыбная ловля, а сами они положили начало весьма своеобразным, непохожим на другие группам русского старожильческого населения Колымы, Анадыря, Оленёка и нижней Лены.

Из-за неудач с промыслом иные промышленники оказывались в Сибири совершенно без средств. Не имея возможности ни вернуться домой, ни дождаться организации новой ватаги, эти люди подолгу жили «по наймам» на всякого рода сезонных работах.

Обычным явлением в Сибири, особенно Восточной, было верстание таких промышленников на военную службу. Наконец, они нередко вспоминали приобретенные еще до ухода на промысел навыки ремесленников и земледельцев и пополняли ряды посадских людей и крестьян, приступая, таким образом, к освоению других богатств сибирских земель.

В конце XVII в. вышли царские указы, вообще запрещавшие русским промышлять в Сибири соболя.

Они, впрочем, никогда полностью не выполнялись, и, несмотря на истребление большей части соболиного поголовья и всякого рода ограничения на промысел, охота на пушного зверя оставалась в Сибири одним из важнейших занятий переселенцев. Правда, она со временем видоизменилась. Среди охотников стали преобладать постоянные и вполне оседлые обитатели Сибири, и промышляли они в основном уже несоболиную пушнину, постепенно поднимавшуюся в цене.

На протяжении всего рассматриваемого нами периода пушному промыслу естественно сопутствовала охота на мясную дичь и всякого лесного зверя.

Она играла важную роль в питании промышленников, но не только их. В ранний период освоения Сибири лесные продукты пользовались большим и постоянным спросом почти у всех переселенцев. Поэтому многие из них добывали зверей и птиц не только для собственного пропитания, но и на продажу.

В сибирских городах можно было встретить торговцев медвежатиной, олениной, зайчатиной, куропатками, гусями и т. д. Имеются также сведения о занятии части русских переселенцев морским промыслом. Так, по сообщению знаменитого голландского географа Н. Витсена, жители Туруханска в XVII в. регулярно выезжали «в Ледовитое море» «на охоту за моржами».

Одним из основных занятий оседавших за Уралом русских людей сразу же становился и «рыбный промысел».

Рыба всегда занимала важное место в питании русского человека, а в Сибири из-за «бесхлебья» она нередко круглый год являлась его основной пищей.

В непригодных для хлебопашества районах такое положение сохранялось не одно столетие, чему прежде всего содействовало просто сказочное богатство сибирских рек рыбой и широкие возможности ее добычи.

В Сибири в то время были распространены ценные сорта рыбы — севрюга, осетр, стерлядь, сиг, семга, горбуша, нельма. В огромном количестве там водились таймень, форель, язь, омуль, налим, окунь, щука, карась, сазан и другие, менее ценные виды.

Наряду с засолкой рыбы русские поселенцы использовали такие способы ее заготовки впрок, которые были малоизвестны в Европейской России (например, специальная, в рыбьем жире, варка, приготовление в большом количестве самого рыбьего жира). Даже привычные лепешки русские в Сибири нередко выпекали из сухой толченой рыбы и икры.

Однако только «про свой обиход» рыбу добывали лишь в самых глухих уголках Сибири. В остальных районах потребительский промысел очень быстро превращался в товарный, т. е. ориентированный на продажу. За Уралом на рыбу стал предъявляться огромный спрос. В сибирских городах и острогах скапливалось много промышленников, которые, отправляясь за пушниной, стремились запастись на первое время сушеной и соленой рыбой для себя и своих собак. Поэтому не только в «непашенных», но и в пригодных для хлебопашества районах для части жителей рыбный промысел превращался из дополнительного занятия в основное.

Организовывался он часто так же, как и пушной промысел. При объединении в артель рыболовы могли приобрести на общие средства лодки и снасти. В большие рыболовные экспедиции входили и свое-ужинники, и покрученники.

Покрута в рыбном промысле тоже превращала нанявшегося на определенное время в лично зависимого человека.

Рыбу добывали круглый год, однако главными промысловыми сезонами считались весна, лето, осень.

Тогда на лов временами выходило все трудоспособное население. В XVII в. еще не получило большого распространения закрепление рыболовных угодий за отдельными лицами, но те места, где для лова устраивались специальные сооружения, обычно находились в чьем-то владении и отмечались при переписях земель уже в первой четверти XVII в.

Благодаря этому мы знаем о существовании на сибирских реках той поры «тонь», «езовищ», «заколов», «запоров» и тому подобных устройств для задержания и ловли рыбы.

Довольно рано в документах начинают упоминаться и различные виды сетей — невода, бредни и т. д. Они делались в основном «по русскому обычаю» и иногда достигали гигантских размеров — до 100 м. Вообще же орудия и способы лова были чрезвычайно многообразны. Во время весеннего разлива рыбу ловили в поймах рек сетями.

Когда вода шла на убыль, в ход пускались всевозможные заграждения и ловушки, преграждавшие рыбе путь обратно в реку. Затем до поздней осени главным видом промысла становился неводный лов. Применялись и более простые способы добычи — с помощью удочки, а также остроги и охотничьего лука (обычно ночью, когда рыба шла на разведенный в лодке огонь). Зимой широко использовали плетенные из прутьев «морды» и другие ловушки, ставили сети в устьях малых рек и ручьев. Важное место в зимней ловле занимал так называемый «ировой промысел».

Его производили коллективно. Места скопления рыбы — глубокие ямы и быстрины — распределялись между участниками лова, которые вытаскивали рыбу через проруби крючковыми снастями («самоловами»). А ранней весной начиналась добыча «духовой рыбы», т. е. той, которая шла «подышать» к прорубям и другим свободным ото льда местам.

Особенно сильно рыбный промысел был развит в районах, расположенных по путям передвижения промышленных людей, и вообще там, где собиралось много приезжего люда.

Большое количество рыбы добывалось, например, на среднем и нижнем Енисее, в окрестностях Тобольска. В сибирской столице иностранный наблюдатель в середине XVII в. обратил внимание на «замечательно большой рыбный базар», какого он «не видел ни в одной стране». Рыбу туда привозили по 30, 50 и более телег в день и в самом различном виде — сушеную, соленую, мороженую.

Ее продавали штуками, ведрами, кадушками и возами. Лучшие сорта иртышской рыбы стоили дешевле хлеба. Много продавалось икры, рыбьего жира и рыбьего клея.

С Тобольском были связаны промысловые районы Иртыша и Оби, в том числе столь отдаленные, как Тара, Берёзов, Сургут, Обдорск. Рыбу покупали не только «про себя», но и для продажи в других районах Сибири, за рубежом (в «калмыках») и даже в «русских городах», как ближних, так и дальних — Костроме, Вологде, Устюге Великом, Москве.

Источник