Наводнение в крымске как это было

Содержание
  1. Крымск. До востребования
  2. Рассекая волны
  3. Что на самом деле случилось с Крымском
  4. Конспирология
  5. Здравый смысл
  6. Минимум вопросов
  7. Новое в блогах
  8. Сообщество «Политика, экономика, общество (без банов)»
  9. Правда о наводнении в Крымске
  10. Очевидцы рассказывают правду о наводнении в Крымске 6 июля 2012 года
  11. Крымск наводнение 2012: видео, страшные кадры!
  12. Ложь и изворотливость Путина на встрече с пострадавшими.
  13. Это вырезано из эфира, но чекист во всей красе.
  14. Наводнение Крымск июль 2012: видео, информация очевидцев
  15. Трупы ловили сетями!
  16. Вся правда о наводнении в Крымске глазами очевидцев
  17. Путин помог? Смотрим и слушаем пострадавших.
  18. Свидетельства очевидцев. Крымск!
  19. За правду о Крымске угрожают убить
  20. Арина Соколова
  21. Очевидцы:
  22. Сотовая связь вчера в городе работала очень странно-сеть есть, полные антенны, а позвонить люди не могли. Странно,правда?
  23. На улицах видела прикрытые трупы людей.
  24. v_n_zb
  25. «А поговорить?» (с)

Крымск. До востребования

В ночь с 6 на 7 июля исполнилось два года со дня катастрофы в Крымске. О той ночи и ее последствиях рассказывают тысячи статей и телерепортажей, вышла книга и обещан фильм. Но есть несколько важных фактов, которые знают разве что местные жители, до сих уверенные, что правду об обстоятельствах трагедии власти не озвучат никогда.

В 2012 году Крымск затопило не в первый раз. Кто-то слышал о стихии 2002 года, а о наводнении 1995 вообще никто не знает – кроме крымчан. Мало кому известно, что прибрежные кварталы топило каждый год (иногда и не по одному разу), и в сильный дождь жители выходящих на реку улиц проводили ночи, следя за уровнем воды, предварительно закинув на чердак документы и подняв вещи на шкафы, столы и холодильники.

Кто-то скажет: а зачем жить в городе, который постоянно топит бурная река (Адагум именно так и переводится с черкесского)? С этого и начнем…

1995

Мои бабушка с дедушкой с десятилетней мамой переехали В Крымск в 1964-ом. Там в 1981 году родился и я. Ни о каких наводнениях я в детстве не слышал. Рассказывали, правда, что в конце 1960-ых «город затопило» – лило сутки, в центре вода стояла местами до пояса. Но эта история давно превратилась в легенду, которую даже не все старики помнят.
Первый раз наводнение я увидел в 14 лет – 27 декабря 1995 года. Около девяти вечера к нам прибежала соседка.
Что вы сидите у телевизора? – тараторила она. – Нашу улицу топит! У Гавриловых вода уже в огороде по пояс.

Это было в пяти дворах от нас, но мы ничего не понимали: как это топит, какая вода, откуда она взялась? Все высыпали на улицу, там уже было полно людей. Они наперебой разговаривали. Последние дни шли дожди, и река вышла из берегов. Я всматриваюсь в темень сада, слышу нарастающий гул и, наконец, вижу черную волну в отблеске света из окна.

Вода шла всего часа три, потом остановилась. Мы всю ночь строили баррикады и рыли канавы, чтобы не пустить ее в дом. Нам это удалось. А вот летнюю кухню залило и нанесло в нее ила, который потом два дня вычищали. С того момента наш саманный дом начал постепенно разрушаться, по стенам пошли трещины. Ни о каких компенсациях тогда не было и речи. Власти просто не заметили этого наводнения, которое даже стихийным бедствием не считалось.

И все же именно 1994-1995 годы стали своеобразной точкой отсчета для катастрофы 2012 года. В тот раз причиной наводнения часто называли Неберджаевское водохранилище. В начале девяностых у него была спусковая шахта, и с помощью шлюзов можно было частями спускать накапливающуюся воду. При реконструкции в 1994 году денег на полноценный ремонт не было, поэтому ветхую шахту просто залили бетоном. Водохранилище попросту наполнялось, как чашка, и переливалось через край.

Есть еще один факт, о котором пару раз упоминали СМИ. В начале девяностых годов отрезок реки в районе автоколонны 1201 пустили по новому руслу. «Петлю» длиной в 2 км засыпали и выровняли русло, насыпав дамбу. На месте старого русла остался пруд, в котором мы купались и ловили рыбу, потом он пересох и стал болотом. Позже его засыпали и начали строить на его месте дорогие коттеджи. Местные жители недоумевали и крутили пальцем у виска, смотря на вырастающий на месте реки поселок. В 2012-м этот район пострадал очень сильно.

2002

Все началось днем. Я работал журналистом местной газеты «Призыв». Мы делали репортаж из станицы Нижнебаканской, которую тогда топило. Я снимал кадры залитой станицы с трассы: дорогу заливало, мимо меня неслись бревна, собачья будка. Путь в редакцию, номер в печать. Никто тогда даже не подозревал, чем все это закончится.

«Колхозный мост» я успел перейти пешком. Наш квартал заливало. Когда я ворвался в дом, мама с бабушкой варили борщ и смотрели телевизор.
Вы что, ничего не знаете? Вода идет. У нас максимум полчаса!

Я швырял документы, вещи в мешки и поднимал по лестнице на чердак. У нас не было получаса – когда с очередным мешком с книгами я выходил из дома, через распахнутую дверь меня снесло волной.
Мы сидели на диване и ждали. Стемнело. Вода поднималась. Электричество отключилось почти сразу. Тишина и гул воды. Глубина в доме – по пояс. Потом ушли через дорогу к соседям, у них более капитальный дом на высоком фундаменте, и временный приют там уже нашли три семьи.

Тяжелее всего было моей бабушке, она за два дня до этого ударила себя в огороде тяпкой по ноге и с трудом передвигалась. Напоследок я оглянулся, но в тот момент уже понимал, что наш дом обречен, это наводнение он не выдержит. Попытался закрыть калитку – течение не дало.

Пока мы были у соседей, вода поднималась. Пока женщины и старики ждали, мужчины разламывали сараи, выбрасывали кур и индюков на крыши. Крупные животные – коровы и свиньи – погибли. Глубина была уже по грудь, и надо было уходить. Сын моего крестного начал строить двухэтажный дом на соседней улице, решили идти туда – на наивысшую точку. Никаких спасателей, вообще никого, каждый спасался сам.

Двое крепких мужиков выносили мою бабушку. Мы уходили огородами. Луны не было, кругом кромешная тьма и гул идущей воды. Мне вручили грудного ребенка. Я нес его на вытянутых руках, как автомат. Вода сносила. Глубина – по подбородок, временами захлестывало с головой. В меня бились бревна, ветки, что-то грузное и тяжелое – дохлая свинья. Длилось это минут двадцать, но в такие минуты время вытягивается в тугую липкую ленту и стремится к бесконечности. В какой-то момент мои ноги запутались в сетке поваленного забора, но я выпутался.

Мы дошли. Двадцать человек расположились на втором этаже недостроенного дома. Хозяин принес бутылку спирта – пили все, поили даже промокших и испуганных детей, но никто не пьянел. Единственный звук – шум прибывающей воды. И примерно раз в минуту: плюх, плюх, плюх. Это рушились дома. Кто слышал этот звук, не сможет забыть никогда.

Наш дом снесло. В тот год впервые начали давать деньги за утраченное жилье, потерянное имущество. Риэлторы воспользовались ситуацией, и цены на дома и квартиры моментально вскочили. Я вложил все выплаты, семейные накопления и страховку в покупку трехкомнатной квартиры на четвертом этаже. Мои родственники жаловались на отсутствие лифта. В июле 2012 они признали, что это был правильной выбор.

Потом, уже после наводнения 2012 года, в новостях по телевизору сказали, что 10 лет назад во время затопления Крымска погибли 30 человек. Это был первый раз, когда было озвучено количество жертв – до этого всему городу рассказывали, что в 2002 году погибшими оказались лишь 3 старушки. Ложь официальной версии раскрылась только после еще большей трагедии.

2012

Трагедию в 2002 году быстро «замяли», выделив заодно деньги на то, чтобы она не повторилась. Лет пять реку чистили, подсыпали дамбу, но потом об охранных работах забыли.
Я был в Крымске за четыре дня до катастрофы. Берега реки представляли собой джунгли. Любой местный житель знает, что главная проблема – мосты. Их много. Река несет мусор, он забивается между сваями, мешает течению и вода идет на город.

7 июля 2012 я тоже должен был быть в Крымске, писать материал о местном хлебозаводе. Утром позвонил директору, который по делам находился в Краснодаре и на обратном пути должен был забрать меня.
– Где вы, когда мы едем?
– Ты не в курсе, здесь катастрофа, есть жертвы!

Было утро, центральные каналы еще молчали, никто не понимал, какого уровня катастрофа обрушилась на город.
Я не мог выбраться в Крымск три дня. Смотрел новости по телевизору у соседа по квартире, как и все, звонил родным, друзьям. Телефоны молчали.

О жителях Крымска и их реакции на трагедию писалось много. Но часто слова бывают лишними, а в этот день лучше помолчать и помянуть погибших. Среди них – подруга моей мамы. Она успела выкинуть в окно двоих детей. Они спаслись, она не успела.

Источник

Рассекая волны

Что на самом деле случилось с Крымском

Конспирология

Для полноты картины следует также сказать, что неподалеку от Крымска расположено Варнавинское водохранилище и оно тоже попало в поле внимания блогеров. Правда, быстро выяснилось, что этот водоем находится ниже Крымска, поэтому вода из него никак не могла стать причиной затопления города. Неберджаевское водохранилище, напротив, находится выше уровня, на котором расположен Крымск.

Читайте также:  Кто бы это ни был как пишется

Распространение версии о Неберджаевском водохранилище тоже было подобно потопу.

Местная «Комсомолка», цитирующая Нестеренко, который «как в воду глядел», опубликовала заметку, также намекающую то ли на прорыв дамбы, то ли на спуск воды: «Дорога на Неберджаевское водохранилище раскурочена, кругом валяются грузовики. Да и мост, который идет к месту икс сильно разрушен».

Здравый смысл

Вслед за следователями выступил глава МЧС Владимир Пучков. Он вновь опроверг версию о технической причине наводнения в Крымске. Плотина на Неберджаевском водохранилище, расположенном рядом с Крымском, находится в нормальном состоянии, так что сброс воды не мог стать причиной бедствия, заявил Пучков.

К воскресенью, 8 июля, наконец-то появилась независимая и относительно беспристрастная (то есть заведомо не считающая местные власти виновниками трагедии) аналитика.

Едва ли не самый убедительный разбор ситуации в Крымске дает Кирилл Панкратов: «Никакого ‘сброса воды’ из Неберджаевского водохранилища, конечно, не было. Во-первых, в самом водохранилище нет никакого шлюзового механизма, а есть только воронка, позволяющая сливать излишки воды при превышении его уровня (типа верхнего отверстия в ванной). Во-вторых, водохранилище относительно небольшое. Если бы даже его объем ополовинить за короткое время, этот поток составлял бы небольшую долю от объема дождя, собранного с десятков квадратных километров водораздела при очень интенсивной грозе в ночь с пятницы на субботу».

У Чекаловского при этом есть альтернативная техногенная версия случившегося: «В 60-х годах Адагум впадал в плавни Кубани. Это была растянувшаяся на много квадратных километров болотистая территория. Ее осушили, там стали сеять рис. К сожалению, все наши гидротехнические сооружения в последние 20 лет эксплуатируются, мягко говоря, не очень грамотно. Так что гидротехническая система в этом регионе могла быть просто засорена. И если по Адагуму и его притокам прошел сильный паводок, то вода в случае засорения системы могла довольно быстро подняться над уровнем земли в Крымске. Конечно, не так быстро и не таким штормовым образом, как при прорывной волне, но подняться могла».

Минимум вопросов

Все это, конечно, чистая риторика. Но ведь когда возникнет консенсус относительно причин, именно эти вопросы из риторических превратятся в конкретные.

Источник

Новое в блогах

Сообщество «Политика, экономика, общество (без банов)»

Очевидцы наводнения в Краснодарском крае 2012 говорят, что власти скрывают всю правду о наводнении. Сколько на самом деле погибло людей? Кто и как помогали пострадавшим? До сих пор нет ответов на многие вопросы.

Правда о наводнении в Крымске

Что случилось в Крымске? Почему разрушения от наводнения 6 июля 2012 года оказались настолько масштабными? Почему людей не оповестили? Сколько жертв в Крымске? Можно ли было избежать такого количества жертв наводнения на Кубани? Вопросов много, ответов мало. Официальные данные и комментарии по многим вопросам расходятся. Конечно, у страха глаза велики. Но стоит хотя бы послушать рассказы очевидцев наводнения в Крымске 6 июля 2012.

Очевидцы рассказывают правду о наводнении в Крымске 6 июля 2012 года

Крымск наводнение 2012: видео, страшные кадры!

Трупы просто оставили на улице! Как такое может быть? Правительство просто вытирает ноги о свой народ!

Ложь и изворотливость Путина на встрече с пострадавшими.

Это вырезано из эфира, но чекист во всей красе.

То, что жителей Крымска не оповестили о надвигающемся наводнении, власти признали. Оповещения о наводнении появились лишь после 10:00 7 июля. И что интересно, чиновники успели эвакуировать свои семьи и вывезти имущество еще до начала наводнения в Крымске.

Трупы ловили сетями!

Вся правда о наводнении в Крымске глазами очевидцев

Путин помог? Смотрим и слушаем пострадавших.

Свидетельства очевидцев. Крымск!

За правду о Крымске угрожают убить

Блогерам, рассказывающим о происходящем в районе наводнения в Краснодарском крае, поступают угрозы!

В Крымске, пережившем чудовищное наводнение, фотоблогеру Арине Соколовой начали поступать угрозы из-за публикаций фотографий бедствия, а также откровенного о нем.

Фотографии, опубликованные девушкой, вызвали нешуточный резонанс в глобальной сети.

«Я прошла по всем улицам, по колено в воде и грязи, и нигде, нигде не было видно хоть кого-то из администрации, — рассказала журналистам «Московского комсомольца» Арина Соколова. — Полиция стояла на подступах к городу. МЧСники стеснительно торчали в начале улицы. На вопрос, почему они стоят, ответ был убийственный: «У нас нет бензина». Люди плачут, говорят, что их просто затопили, как котят. Никто из местной администрации не приходил, и об этом говорят жители не одного дома. Раздача сухпайка и воды? Вам нужен? приходите и берите. А это за три-пять километров от дома».

Арина Соколова

Вот что написала Арина Соколова в своей статьеhttp://kotenarina.livejournal.com/336013.html

Утром выехала из Краснодара в Крымск, дорога до Новоукраинской достаточно чистая. На подъезде к Крымску стоят огромные очереди из фур. Уточнила у водителей-по какой причине-они не знают. Кроме того,что из машины заворачивает ГАИ. Стоят так второй день.

При заезде на мост-вырванные куски асфальта, которые носило, как листы бумаги. Нет частично асфальта около лееров. На дороге разлит мазут, запах явственно ощущается. Заборы с кирпичными столбами-лежат на земле, листы железа погнуты с нечеловеческой силой. Видно, что шел вал воды,и вал этот был огромен. В домах виден уровень прибывшей воды. На многих домах нет крыш, обвалены стены. Внутри смесь грязи и ила, по 30-40 см толщиной. Я прошла порядка 26 домов,люди сами просили зайти внутрь и посмотреть-ЧТО ТАМ ТВОРИТСЯ. Мебель,ХОЛОДИЛЬНИКИ-КАК ИГРУШКИ-РАЗБРОСАНЫ ПО УГЛАМ. Вещи,технику-выносило в огороды и сады. Все покрыто грязью. Повсюду перевернутые машины, поток сносил все на своем пути. Люди плачут.. Знаете.. это то ощущение страха, безысходности, которое ощущаешь физически. Боль.Женщина с двумя сыновьями по 13 и 16 лет стояла 5 часов на пирамиде из кухонного и журнального столов, наблюдая, как прибывает вода, молясь-только бы выжить. В соседнем с ней доме бабушка с дочерью утонули. Много жертв. Прицепились полицейские с глупым вопросом-по какому праву я тут фотографирую. Поняв,что адекватно этим ребятам я ничего не объясню и ситуация развивалась не в мою пользу, когда они начали хватать за ремень камеры, пришлось озвучить тех, чьей поддержкой я заручилась, чья поддержка мне была официально обещана на момент моего нахождения в городе, включить пятую скорость и по грязи-лужам ретироваться.

Теперь то, что услышала лично от жителей Крымска. И подпишусь под каждым их словом! Не та ситуация,чтобы они обманывали.
Оповещения никакого НЕ БЫЛО!В 10 вечера внезапно отключился свет. Люди подумали-видимо авария, не придав значения. В промежутке между 12.00 ночи и 01.00 ночи внезапно поднялся гул,те, кто не спали-выскакивали на улицу и падали в воду,т.к. вода прибывала и уже были затоплены дворы.Вода прибывала часов до 5 утра,потом пошла медленно на спад.

Очевидцы:

-На улице,в темноте,стояли крики людей о помощи,кричали громко.Мимо проплывали трупы животных,мебель,машины.
-Мы звали на помощь,но нас никто не слышал.
-нас разбудила соседка с криком «Валя,мы тонем! Спасай детей!»
-У соседки сын служит в военной части,его вызвали в 11 вечера,ничего не сказав.
-утром ходила полиция и говорили,чтобы мы никому ничего не рассказывали.
-Около того места,где стоял забор, росла вишня, и за нее судорожно вцепившись, плакала и кричала девушка,прося помощи. Потом крик в ночи пропал.

Разговаривала со спасателями.. На утро 8 июля 110 трупов официально было, за этот час еще 10, но это-только начало, по их словам. Это те, что вытащили из под завалов, которые ТОЛЬКО начали разбирать. Ожидают, что будет много погибших. Очень много пропавших без вести деток. Официально-4 ребенка погибли.

Сотовая связь вчера в городе работала очень странно-сеть есть, полные антенны, а позвонить люди не могли. Странно,правда?

На улицах видела прикрытые трупы людей.

Люди благодарили, а мне было очень стыдно.. Стыдно за то, что ничем, кроме воды не могу им помочь.

Источник

v_n_zb

«А поговорить?» (с)

Независимое расследование трагедии в Крымске обнаружило страшные факты

Наша небольшая группа в составе четырех человек отправилась в Крымск спустя 10 дней после чудовищного наводнения с целью понять, что же там произошло, и попытаться начать общественное расследование катастрофы. Кроме меня, Павла Шелкова (“Солидарность”), в расследовании участвовали Наташа Чернышева, муниципальный депутат Москвы, Владимир Шейдлер (видеооператор) и отец Тимофей (церковь Богородицы). Отправились мы на моей машине марки Toyota. Признаюсь, в Москве у меня были совершенно другие представления о том, что происходит в Крымске, перед мысленным взором вставали горы трупов на полях, армия, оцепившая Крымск, которая непременно блокирует нашу машину с московскими номерами уже на дальних подступах.

Поэтому мы несколько удивились, когда без проблем въехали в Крымск и нашли там лагерь волонтеров, многих из которых уже я знал по протестному движению в Москве. К нашему сожалению, волонтеры практически ничего не знали о происшедшем в ночь с 6 на 7 июля и приехали в Крымск на третий день после того, как сотрудники МЧС убрали трупы погибших. Некоторые подробности катастрофы нам стали известны от ребят из МЧС в Нижнебаканском, сельском поселении, расположенном в долине реки Баканка. Через него проходит трасса М-4 в пяти километрах от Крымска и через него, Нижнебаканский, прокатилась та самая смертоносная семиметровая волна, затопившая впоследствии Крымск.

Читайте также:  Как сделать содержание по тексту то есть по главам

Сотрудник МЧС Карен, которого волонтеры именовали не иначе как наш герой, рассказал, что в ночь с 6 на 7 июля волной, шедшей по долине Баканки, был сметено пять километров участка трассы М-4 вместе с находившимися там машинами, автобусами, грузовиками, и практически никто из ехавших в них на море и с моря людей не имел шансов на спасение. Естественно, когда первая вода разлившейся реки начала подтапливать трассу М-4, машины стали останавливаться. Образовалась пробка и со стороны Крымска, и со стороны Новороссийска, и спустя короткое время лавина воды высотой до пяти-семи метров просто смела все эти автомобили вместе с пассажирами и понесла их вниз. Если считать, что длина этого участка составила пять километров, и учесть, что длина одной машины примерно пять метров, то в пробке могло одновременно находиться по двум полосам до 2000 машин. Причем их пассажиры — жители всех регионов России, среди которых множество детей, возвращавшихся с родителями с моря или, наоборот, ехавших туда.

Вот что рассказал нам очевидец происходившего на трассе, чудом оставшийся в живых: “Я с дочерью на автомашине находился в эпицентре наводнения — за 500 метров до въезда в Нижнюю Баканку. В месте, где перед выходом на равнину горы образуют узкую горловину. Кстати, полицейская машина с мигалкой стояла перед въездом в эту горловину, но пропускали всех: и автобусы, и легковые, хотя воды было уже сантиметров 30. Шел дождь, и менты не хотели промокнуть. Из-за них погибли десятки людей. Они БЫЛИ В КУРСЕ УГРОЗЫ НАВОДНЕНИЯ, НО НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛИ.

В 10:00 воды было метр, в 22:20–22:30 начало смывать легковые машины. Но скорости у воды еще не было. Я успокаивал всех, что в России МЧС лучшее в мире, армия пригонит лодки, танки, нас обязательно спасут. Что полиция в курсе, что в России лучшие вертолеты. Вот- вот ПРИБУДЕТ МЧС…

В 23:00 воды было около 1,8–2 метров, и тут началось. Сзади нас утонула белая шестерка. Четверо людей пытались выбраться, стояли на крыше, но их за минуту снесло, первым упал в воду ребенок около двух лет и тут же скрылся в потоке. Женщина кинулась за ним, а следом два мужчины, но они поплыли не в ту сторону. Их понесло в русло реки, и через метров 50 их захлестнуло в водоворотах.

В 24:00–1:00 произошел первый сильный выброс воды. Высота воды достигла 2,5–3 метров. Дочь ударилась головой о стойку, потеряла сознание. Я ее придержал над водой, через несколько минут она пришла в себя. Когда вылезал в окно, меня чуть не унесло, напоследок успел схватиться за задний верхний габаритный фонарь. Вокруг — адско бурлящая каша из глины, досок, деревьев и веток, трупов кур, животных и ЛЮДЕЙ. (Рядом проплыл труп мужчины). И это под аккомпанемент тропического ливня.

Мы ждали помощи от МЧС, мы молились о ней, но она не приходила. Мы с дочерью провели в воде более восьми часов и замерзли так, что казалось, еще чуть-чуть, и остановится сердце. На крыше сначала воды не было. Потом она поднялась сантиметров на 20–30. Мы держались еще часа два, метрах в 100 от нас стояла пожарная машина, там было трое или четверо пожарных, они спаслись, иногда светили фонарем в нашу сторону, но в 4:00 за 5–10 минут вода поднялась еще на метр.

Дальше держаться не было сил и у нас. С меня поток сорвал пояс с деньгами и документами. Но в тот момент это казалось просто мелкой неприятностью. Мы бросились в поток в обратную сторону от русла, к железнодорожным путям, я что было сил держал дочку за майку. Я поражаюсь ее стойкости и мужеству: откуда хватило сил выстоять в маечке и шортах восемь часов в очень холодной воде? Не было никакой паники, только говорила: “Пап, мы, наверное, погибнем, я не выплыву”, но без истерик, слез, просто глядя в воду, а поток свирепо бурлил. Под дождем в полной темноте мы из последних сил гребли против течения к верхушкам деревьев. У первого дерева, высотой, как потом оказалось, около пяти метров, я успел схватиться за ветку, но она сломалась, и нас сразу утащило под воду, и мы едва выплыли. Затем мы подплыли к дереву (яблоня с яблочками на макушке высотой метров шесть). Зацепились и минут пять пытались отдышаться. Кстати, это было последнее дерево на пути к спасению, дальше нас бы унесло в русло реки. Повсюду плакали и кричали: “Помогите, спасите, тонем!” Это было так страшно.

Мы ждали помощи восемь часов! Где наша армия, полиция, хваленая МЧС? Мы доплыли до насыпи. Но и там было полтора метра воды. Нас опять понесло, стало бить по камням, я ударился коленом. Понесло опять на глубину, мне казалось, пришел наш конец. У меня уже попросту не было физических сил, но был дух, злость. Я говорил себе: “Я не имею права погибнуть”. Выжить, удержаться на плаву, и в тот момент — главное, спасти дочку. Было неимоверно трудно, трудно как никогда. Но вдруг нас занесло на верхушку дерева, и мы, зацепившись за тоненькие веточки (всего 2–3 миллиметра), в очередной раз спаслись. В свете молнии увидел дерево, оно торчало из воды метров на пять. И опять мы поплыли. Течение начало нас сносить, но нам удалось дотянуться до ветки. Попробовал достать дно — не смог. Вытолкнул дочку на ветку ивы. Потом вылез сам. В метре над водой была развилка из веток, я наломал мелких веток и кое-как затащил туда дочь. Сам стоял на тонкой ветке в воде. Дочке стало плохо, ее вырвало. Она пожаловалась, что не чувствует ног. Я прижал ее ноги к своему животу и пытался согреть.

Постоянно кричали, плакали люди. Было темно, но уже не так страшно. Мы поняли, что чудом спаслись. Дождь лил, как из ведра, мы жутко замерзли. Я в мокрых джинсах и курточке. Могу дать всем совет: даже в мокрой одежде теплей, чем без нее. Прошло еще полчаса или час. В этот момент я полностью отключился. Очнулся опять от криков людей, звавших на помощь, кричали десятки людей. По берегу ходили люди с фонарями, мы кричали, но в ответ — тишина, и через минут 15 — снова свет фонаря. Люди отозвались. Мы попросили показать, куда нам плыть. После всего испытанного нами броситься вновь в воду было страшно. Но мы это сделали. Проплыв еще метров 20–30, мы вылезли на берег. Радости и счастью не было предела, нам светили двое мужчин и женщина с 10-месячным ребенком. Они тоже чудом спаслись и, что еще чудеснее, сумели спасти малыша”.

Про массовую гибель пассажиров на М-4 нам рассказывали волонтеры. Некоторые машины и автобусы с трупами пассажиров находили и спустя 3–5 дней после наводнения. Девушка-волонтер из лагеря в Нижнебаканском, рассказывая об обнаружении среди деревьев на склоне двухэтажного автобуса с погибшими пассажирами, не могла сдержать слез. Все свидетели говорили о массовой гибели детей, но ведь в опубликованных официальных списках погибших детей почти нет!

По приезде в Крымск мы остановились на ночлег в Нижнебаканском, в доме, который, к счастью, был расположен на возвышенности и поэтому не пострадал, в то время как почти все село оказалось затоплено. Хозяин дома Павел, работающий водителем, с трудом успел выскочить из грузовой машины, которую понесло потоком, и был очевидцем массовой трагедии на трассе М-4. Он также поведал нам, что следующая после наводнения ночь была мертвой, безмолвной, ни одного звука, ничего подобного он раньше не наблюдал. Словно вся живая природа была в состоянии шока, скорбела о погибших. А утром 8 июля завыли оставшиеся в живых собаки, так, как они воют по покойникам. Павел подтвердил, что пять километров трассы М-4 было смыто потоком воды и шансов спастись у пассажиров практически не было.

На следующий день нашими помощниками в расследовании стали местные вольные казаки. Особую благодарность хочется выразить Анатолию Васильевичу Безуглову. От него мы узнали, как казаки самоотверженно спасали попавших под наводнение людей, оказывали помощь МЧС в сборе тел погибших.

Благодаря казакам нам удалось получить очень ценные материалы, свидетельствующие о том, что власти всеми силами скрывают реальное число жертв наводнения, а также узнать множество подробностей трагедии. Отмечу особо, что местные власти сделали все, чтобы запугать людей, переживших трагедию и потерявших близких.

От обходящих их дома сотрудников звучали угрозы физической расправы, обещания, что, если они “будут трепать языком” и рассказывать правду о наводнении, их тела тоже найдут в расположенном ниже Крымска Варнавинском водохранилище вместе с трупами погибших 7 июля. И такие угрозы не беспочвенны. Нам рассказали, что у жителя Крымска, подписавшего на сайте Каспаров.Ru обращение “Путин должен уйти”, убили сына и что при Ткачеве весь Краснодарский край превратился в одну большую “Кущевку”.

Читайте также:  Никогда не жалей о том что сделал если в этот момент был счастлив как понять

Наверное, поэтому наше общение с очевидцами обычно начиналось так: “Я их не боюсь, пусть со мной делают что хотят, но я расскажу все”. Со слов Кузнецовой Веры Никитичны, потерявшей в Крымске двух родственников, она попыталась найти их фамилии в списке погибших, но их в нем не оказалось. Женщина заметила, что список погибших занимал огромное пространство и состоял из множества листов формата А4, на каждом из которых фамилии были написаны мелким почерком. Часто напротив фамилии стояли цифры от двух до четырех, это означало, что люди гибли семьями.

Нам удалось найти фотографию списка, про который рассказывала Вера Никитична. На снимке хорошо видно, что количество жертв очень велико и может превышать тысячу человек.

Судя по тому, что своих родственников Вера Никитична в списке не нашла, он был неполным. Вера Никитична попыталась найти тела родственников в крымском морге, но и там женщина их не обнаружила. Выйдя из морга, несчастная спросила про содержимое рефрижераторов “Магнит”, стоявших рядом с моргом, но ей заявили, что они пустые, однако открыть отказались. Женщина заявила, что не уйдет, пока не откроют рефрижераторы. Оказалось, там действительно лежали в ряд трупы погибших. Во втором рефрижераторе она нашла тела своих погибших родственников. На их руках были бирки: “354 Кузнецов Алексей Никитович” и “356 Кузнецова Александра Сергеевна”.

Вторую историю о гибели двух сестер — 20-летней Елены Носковой и Натальи Дорохиной (Носковой) — и годовалого сына последней Ильи Дорохина мы записали в Новороссийске со слов их младшей сестры.

Две девушки и годовалый ребенок погибли в самом центре Крымска на улице Ленина, 164, в районе винзавода, где, по словам очевидцев, высота воды достигла семи метров.

Отец девушек, поддерживающий с ними связь по мобильному телефону, бросился вплавь в сторону их дома, но сам чудом не погиб. Со второй попытки он, найдя лодку, сумел добраться до крыши дома, где тонули его дочери и внук. Они кричали: “Папочка, спаси нас”, но, несмотря на все попытки проникнуть в дом, он ничего не смог сделать.

Наталья, умирая, до последнего пыталась спасти сына. Когда спала вода и отец сумел проникнуть в дом, дочери были мертвы. Илюша оказался на подоконнике и еще подавал признаки жизни, но позже умер. По словам врачей, у мальчика был бы шанс выжить, если бы помощь пришла хотя бы на 15 минут раньше.

Я не могу представить себе, что пережил этот мужчина, который слышал крики о помощи своих умирающих дочерей. Их крики слышали и соседи, которые спасались на крыше рядом стоящего дома. Двадцатилетнюю Лену, собиравшуюся выйти замуж, похоронили в белой фате. Родственникам пришлось самим одевать девушку, так как работник морга в хамской манере отказался это делать.

Когда мы впервые нашли дом, где трагически погибли девушки и ребенок, мы ощутили присутствие вокруг нас смерти. Наш оператор отказался снимать дом в этот день. На следующий день мы вернулись. На пороге дома были зажжены свечи, лежали розы и маленький медвежонок в память о трагически погибшей семье. Снимая на видео рассказ о гибели девушек и малыша, мы все не могли сдержать слез. Это ужасная трагедия и одновременно преступление власти, таких историй гибели сотни и тысячи.

Так что же предприняла наша власть?

Имея заблаговременно необходимую информацию о надвигающемся наводнении, власть ничего не сделала ни для эвакуации населения, ни для спасения гибнущих людей во время наводнения.

Никто из опрошенных нами местных жителей не подтвердил факта предупреждения о надвигающейся катастрофе. Ни СМС-рассылки, ни оповещения жителей по ТВ или по громкоговорящей связи не было. И это при том, что наводнения разной интенсивности происходят в Крымске постоянно. Уже после наводнения 5 мая в Новороссийске стало понятно, что колоссальной силы ливни приближаются к Крымску. Заблаговременно Гидрометцентр сделал предупреждение о высокой вероятности наводнения в Крымске.

Мы побывали в селе Грушевом, расположенном в 30 километрах от Крымска. По словам местных жителей, там наводнение началось уже после 16:00. То есть власти неминуемость наводнения в Крымске стала известна уже в первой половине дня 6 июля, времени было более чем достаточно для эвакуации населения из зоны затопления. Все жители нам заявляли, что в случае предупреждения о наводнении они покинули бы свои дома и поднялись бы на холмы, где переждали бы наводнение. Получается, заявление власти о том, что жителей предупредили, но они поленились выйти из домов, — бессовестная и циничная ложь.

В то же время от жителей Крымска и Нижнебаканского мы слышали много историй о том, как главы администраций и их родственники в Крымске заблаговременно покинули свои дома и вывезли не только ценные вещи, но даже личных баранов. Во время затопления Крымска сидящие на вершине дерева родители просили взять в проплывавшую мимо лодку маленького ребенка. Находящиеся в ней люди отказались это сделать, заявив, что они спасают имущество одного из чиновников…

После пренебрежительного высказывания губернатора Ткачева в духе “мы, что, должны по избам ходить народ будить?” происшедшее в Крымске не может быть истолковано иначе как сознательное неоказание властью помощи населению, повлекшее массовую гибель.

Отвечать за это злодеяние должна вся властная вертикаль, начиная от президента и кончая главами поселений.

Теперь про МЧС и армию. Выяснилось, что в распоряжении МЧС Крымска, где наводнения, как уже отмечалось, происходят регулярно (одна из жительниц сказала, что на ее памяти это 11-е), всего два грузовика. Машины пытались выехать на дорогу, но их смыло, и сотрудники МЧС чудом спаслись сами. Где, позвольте узнать, те десятки миллиардов выделяемых МЧС рублей, если сотрудников министерства при стихийных бедствиях самих нужно спасать?

Со слов местных жителей, в нескольких километрах от Крымска есть аэродром и войсковая часть, располагающая большим парком грузовиков “Урал”, способных преодолевать водные преграды. Эти машины могли бы очень помочь в первые часы наводнения. Вероятно, в этой же части есть и резиновые лодки, понтоны и другая техника. Почему часть не была поднята по тревоге и не отправлена спасать гибнущих жителей Крымска и других регионов России? Кто за это ответит?

Где во время трагедии находились доблестные сотрудники полиции, кто из них отличился в спасении гибнущих граждан? Или задача полиции только запихивать в автозаки и избивать демонстрантов, протестующих против беззакония в России?

Зато наша власть, ничего не сделавшая для предотвращения гибели мирных жителей и их спасения, проявила чудеса изворотливости для сокрытия правды о том, что произошло в Крымске, и о масштабах жертв. Родственники погибших в Крымске, проживающие в Анапе, Новороссийске и других городах Краснодарского края, не могли выехать в Крымск на следующий день после наводнения, так как выезд в сторону города был закрыт. Можно предположить, что в это время проводился сбор трупов погибших и посторонние глаза власти были не нужны.

После того как трупы были собраны (по данным одного сотрудника МЧС из Анапы, только их группа собрала за смену 450 трупов, а групп работало более пяти), власть фактически бросила граждан, переживших страшное бедствие, лишившихся домов и утвари, на произвол судьбы на долгие 12 дней. В течение этого времени единственной силой, помогавшей местным жителям, были волонтеры, раздававшие гуманитарную помощь, собранную всем миром в Москве, Петербурге и других городах. Волонтеры помогали собирать трупы домашних животных, чистили участки от наносов и ила, разбирали завалы.

Только на 13-й день, после того как местные жители стали призывать волонтеров остаться и стать у них властью, федеральные и региональные власти проснулись и нагнали в Крымск войска для разбора завалов, направили гуманитарную помощь пострадавшим.

Но даже сегодня, после заявлений власти по ТВ, что последствия наводнения преодолены, жители 5000 пострадавших домов ночуют на улице или у родственников, так что это очередная ложь.

Местные жители вспоминали, что 10 лет назад в Крымске случилось чуть меньшее по масштабам наводнение, только вода прибывала плавно (по мнению жителей, тогда не было сбросов с водохранилищ), и люди успели спастись. Но, поскольку в 2002 году волонтеров не было и в помине, пострадавшим в качестве компенсации заплатили сущие гроши, помощь, выделенная государством, до людей не дошла (по результатам проверки 45 процентов денег исчезло неизвестно куда), зато у администрации чудесным образом появились шикарные особняки. И никто за это не ответил, никаких выводов из происшедшего тогда сделано не было, все спустили на тормозах.

Напоследок отмечу еще одно обстоятельство. Как рассказывали пережившие наводнение местные жители, вода, пришедшая в ночь с 6 на 7 июля, была обжигающе ледяная, многие стоявшие в воде получили обморожение, и она пришла бурным потоком, сметавшим все на своем пути. Во время наводнения в 2002 году, по воспоминаниям жителей, вода была теплая и прибывала плавно. Отступив из Крымска, бурный водный поток оставил после себя множество рыб — зеркальных карпов крупных размеров, которые выращивались в Нижнебаканском и, возможно, Неберджаевском водохранилищах. Но это уже тема следующей части расследования. Откуда ночью пришла вода и был ли сброс с водохранилищ?

Источник