Не знаю как при вас молодых будет а при нас ни одна пушка в европе

Содержание
  1. Как Екатерина Великая с Европой разговаривала
  2. «Без нашего позволения ни одна пушка в Европе выпалить не смела!»
  3. Арбитр всея Германии
  4. Ответ Англии на её морской разбой
  5. Как Екатерина срезала Францию по поводу Крыма
  6. Несравненная Екатерина
  7. Как Екатерина Великая с Европой разговаривала
  8. История русской дипломатии в цитатах
  9. Афанасий Ордин-Нащокин (1605–1680)
  10. Христофор Миних (1683—1767)
  11. Александр Безбородко (1747–1799)
  12. Александр Горчаков (1798–1883)
  13. Карл Нессельроде (1780–1862)
  14. Георгий Чичерин (1872–1936)
  15. Максим Литвинов (1876–1951)
  16. Андрей Громыко (1909–1989)
  17. Анатолий Добрынин (1919–2010)
  18. Глава двенадцатая «БЕЗ НАС В ЕВРОПЕ НИ ОДНА ПУШКА НЕ ВЫСТРЕЛИТ»
  19. Читайте также
  20. «Одна новинка; да всего одна…»
  21. Глава 18 В ОСВОБОЖДЕННОЙ ЕВРОПЕ
  22. Глава четвертая. От Империи к Европе
  23. Глава девятнадцатая. Окончание войны в Европе
  24. Глава 9 МОСКВА И ПОБЕДА В ЕВРОПЕ
  25. Глава 10 ОТ ДНЯ ПОБЕДЫ В ЕВРОПЕ ДО ПОТСДАМА
  26. Глава 3 ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЕВРОПЕ
  27. ГЛАВА 12 В ЕВРОПЕ РАВНЫХ НЕТ
  28. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ РОДИНА У НАС ОДНА…
  29. 25. Большая пушка
  30. Глава II. Распространение книгопечатания в Европе
  31. Глава V. Замечательнейшие типографии в Европе
  32. Пушка № 115

Как Екатерина Великая с Европой разговаривала

«Мы ни за кем хвостом не тащимся»

«Без нашего позволения ни одна пушка в Европе выпалить не смела!»

«Внешняя политика – самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, – писал великий русский историк В.О. Ключевский, – произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство».

Вступив на престол, Екатерина II стремилась лично руководить международными делами России. «Я сама хочу править, и Европа про это знает», — говорила она. Россия, по убеждению императрицы, должна была «следовать своей собственной системе, согласной с её истинными интересами, не находясь постоянно в зависимости от желаний иностранного двора».

Кадр из сериала «Великая»

Екатерина надеялась, что история должным образом оценит её усилия: «Время всем покажет, что мы ни за кем хвостом не тащимся». Про такой стиль, с которым императрица разговаривала с Европой, обычно говорят: «Мягко стелет, но жёстко спать». Екатерина с гордостью замечала про это: «Весьма ошибутся те, кто по персональным приёмам станут судить о делах».

Успеху этого подхода способствовало умение Екатерины II подбирать талантливых сотрудников. Выдающийся государственный деятель России, из малороссиян, князь Александр Безбородко, руководивший внешней политикой империи большую часть царствования Екатерины II, говорил в конце своей жизни молодым дипломатам: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смела!»

Арбитр всея Германии

В июле 1778 года между Австрией и Пруссией вспыхнула Война за Баварское наследство. Екатерина II, стремившаяся к дружественным отношениям с обеими немецкими державами, сразу предложила посредничество, которое было принято. В мае 1779 года в городе Тешин состоялся мирный конгресс. Справедливые условия мирного договора, удовлетворившие обе стороны, были продиктованы Екатериной II.

Российская империя взяла на себя функции гаранта соблюдения договора. Престиж Екатерины II в Германии после этого необычайно возрос. Немецкие государи по всем запутанным спорам стали обращаться к третейскому суду российской самодержицы. Даже прусский король Фридрих Великий стал после этого, по выражению историка Ф. Мартенса, «послушным вассалом северной Семирамиды».

Ответ Англии на её морской разбой

В это же время Англия безуспешно пыталась подавить восстание в своих североамериканских колониях, на стороне которых выступили Франция и Испания. Борьба развернулась на всех морях земного шара. Англия регулярно нарушала нейтралитет других стран, захватывая их суда. От Англии не отставали и её противники.

К декларации Екатерины тут же присоединились Дания и Швеция, а вскоре Нидерланды, Пруссия и Австрия. Под эгидой России образовался блок государств, отстаивавших цивилизованные принципы международных отношений. Франция, Испания и США заявили о своём согласии с понятием «вооружённого нейтралитета».

Как Екатерина срезала Францию по поводу Крыма

В 1783 году Россия объявила о присоединении Крыма. Французский посол от имени короля Людовика XVI заявил протест по поводу нарушения прав Османской империи – давнего союзника Франции. В ответ на это Екатерина II поручила президенту коллегии иностранных дел графу Ивану Остерману заявить французскому послу следующее. В 1769 году Россия изволила беспристрастно взирать на присоединение Францией Корсики, а потому вправе ожидать теперь столь же беспристрастного поведения Франции.

Насмешкой по врагу

В июне 1788 года шведский король Густав III развязал войну против России, надеясь внезапным нападением взять реванш за все проигранные Швецией России войны в 18 веке. Вскоре шведская армия была отбита от Петербурга и бежала назад в Финляндию.

Екатерина II высмеяла самонадеянного шведского короля в собственноручно написанной ею сатирической опере «Горебогатырь Косометович», поставленной на сцене Эрмитажа уже в январе 1789 года. На премьеру были приглашены посланники Англии и Пруссии, чьи королевские дворы подстрекали Швецию к нападению.

Кадр из сериала «Екатерина» 2014г.

Более подробно о внешней политике Екатерины Великой смотрите на нашем ютуб канале. Также просим подписаться на ютуб канал, чтобы не пропустить новые выпуски, а также поставить лайк этому видео.

Источник

Несравненная Екатерина

Граф де Сегюр, французский посол в России с 1784 по 1789 (и отец известного наполеоновского генерала-мемуариста), писал о ней: «Екатерина отличалась огромными дарованиями и тонким умом; в ней дивно соединились качества, редко встречаемые в одном лице. Склонная к удовольствиям и вместе с тем трудолюбивая, она была проста в домашней жизни и скрытна в делах политических. Честолюбие её было беспредельно, но она умела направлять его к благоразумным целям. Страстная в увлечениях, но постоянная в дружбе, она предписала себе неизменные правила для политической и правительственной деятельности; никогда не оставляла она человека, к которому питала дружбу, или предположение, которое обдумала. Она была величава перед народом, добра и даже снисходительна в обществе; к её важности всегда примешивалось добродушие, весёлость её всегда была прилична. Возвышенное чело, несколько откинутая назад голова, гордый взгляд и благородство осанки, казалось, возвышали её невысокий стан. У неё были орлиный нос, прелестный рот, голубые глаза и чёрные брови, чрезвычайно приятный взгляд и привлекательная улыбка. Чтобы скрыть свою полноту, которою наделило её всё истребляющее время, она носила широкие платья с пышными рукавами, напоминавшими старинный русский наряд. Белизна и блеск кожи служили ей украшением, которое она долго сохраняла. Она никогда не ужинала; в 6 часов вставала и сама затопляла свой камин. Личные её убеждения были философские, но как государыня она обнаруживала большое уважение к религии. Никто не умел с такой непостижимой лёгкостью переходить от развлечений к трудам. Предаваясь увеселениям, она никогда не увлекалась ими до забвения и среди занятий не переставала быть любезной. Сама диктуя своим министрам важнейшие бумаги, она обращала их в простых секретарей; она одна одушевляла и руководила своим советом. Царствование её было блистательное. [Князь] де Линь имел право сказать, что она, будучи человеколюбива и великодушна, как Генрих IV, была величава, добросердечна и счастлива в войнах, как Людовик XIV; она соединяла в себе свойства обоих государей. В её царствование Россия стала державой европейской. Петербург занял видное место между столицами образованного мира, и царский престол возвысился на чреду престолов самых могущественных и значительных»:http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Segur/frametext1.htm (Показательно, что наши смердяковы, с мазохистским удовольствием цитируя русофоба Кюстина, никогда не цитируют Сегюра с его симпатиями к Петру, Екатерине и России в целом).

Вольтер называл её ласково «моя несравненная Като». Кутузов благоговейно вспоминал о том, как был представлен ей после награждения Георгием 2-й степени: «Приём мне был назначен парадный. Я вхожу в залу в одну, в другую, все смотрят на меня, я ни на кого и смотреть не хочу. Иду себе и думаю, что у меня Георгий на груди. Дохожу до кабинета, отворяются двери: что со мной сталось! И теперь ещё не опомнюсь! Я забыл и Георгия, и то, что я Кутузов. Я ничего не видел, кроме небесных голубых очей, кроме царского взора Екатерины. Вот была награда!»

Читайте также:  Как узнать когда был выдан инн

Доктор исторических наук В.Г. Хандорин

Источник

Как Екатерина Великая с Европой разговаривала

«Без нашего позволения ни одна пушка в Европе выпалить не смела!»

«Внешняя политика – самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, – писал великий русский историк В.О. Ключевский, – произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство».

Оригинал взят у luanda_ru в Как Екатерина Великая с Европой разговаривала

Вступив на престол, Екатерина II стремилась лично руководить международными делами России. «Я сама хочу править, и Европа про это знает», — говорила она. Россия, по убеждению императрицы, должна была «следовать своей собственной системе, согласной с её истинными интересами, не находясь постоянно в зависимости от желаний иностранного двора».

Екатерина надеялась, что история должным образом оценит её усилия: «Время всем покажет, что мы ни за кем хвостом не тащимся». Про такой стиль, с которым императрица разговаривала с Европой, обычно говорят: «Мягко стелет, но жёстко спать». Екатерина с гордостью замечала про это: «Весьма ошибутся те, кто по персональным приёмам станут судить о делах».

Успеху этого подхода способствовало умение Екатерины II подбирать талантливых сотрудников. Выдающийся государственный деятель России, из малороссиян, князь Александр Безбородко, руководивший внешней политикой империи большую часть царствования Екатерины II, говорил в конце своей жизни молодым дипломатам: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смела!»

Арбитр всея Германии
В июле 1778 года между Австрией и Пруссией вспыхнула Война за Баварское наследство. Екатерина II, стремившаяся к дружественным отношениям с обеими немецкими державами, сразу предложила посредничество, которое было принято. В мае 1779 года в городе Тешин состоялся мирный конгресс. Справедливые условия мирного договора, удовлетворившие обе стороны, были продиктованы Екатериной II.

Российская империя взяла на себя функции гаранта соблюдения договора. Престиж Екатерины II в Германии после этого необычайно возрос. Немецкие государи по всем запутанным спорам стали обращаться к третейскому суду российской самодержицы. Даже прусский король Фридрих Великий стал после этого, по выражению историка Ф. Мартенса, «послушным вассалом северной Семирамиды».

Ответ Англии на её морской разбой
В это же время Англия безуспешно пыталась подавить восстание в своих североамериканских колониях, на стороне которых выступили Франция и Испания. Борьба развернулась на всех морях земного шара. Англия регулярно нарушала нейтралитет других стран, захватывая их суда. От Англии не отставали и её противники.

К декларации Екатерины тут же присоединились Дания и Швеция, а вскоре Нидерланды, Пруссия и Австрия. Под эгидой России образовался блок государств, отстаивавших цивилизованные принципы международных отношений. Франция, Испания и США заявили о своём согласии с понятием «вооружённого нейтралитета».

Как Екатерина срезала Францию по поводу Крыма
В 1783 году Россия объявила о присоединении Крыма. Французский посол от имени короля Людовика XVI заявил протест по поводу нарушения прав Османской империи – давнего союзника Франции. В ответ на это Екатерина II поручила президенту коллегии иностранных дел графу Ивану Остерману заявить французскому послу следующее. В 1769 году Россия изволила беспристрастно взирать на присоединение Францией Корсики, а потому вправе ожидать теперь столь же беспристрастного поведения Франции.


Насмешкой по врагу
В июне 1788 года шведский король Густав III развязал войну против России, надеясь внезапным нападением взять реванш за все проигранные Швецией России войны в 18 веке. Вскоре шведская армия была отбита от Петербурга и бежала назад в Финляндию.

Екатерина II высмеяла самонадеянного шведского короля в собственноручно написанной ею сатирической опере «Горебогатырь Косометович», поставленной на сцене Эрмитажа уже в январе 1789 года. На премьеру были приглашены посланники Англии и Пруссии, чьи королевские дворы подстрекали Швецию к нападению.

Источник

История русской дипломатии в цитатах

Афанасий Ордин-Нащокин (1605–1680)

Дипломат и политик времен царствования Алексея Михайловича, глава Посольского приказа.

Какое нам дело до иноземных обычаев, их платье не по нас, а наше не по них.

На государственные дела подобает мысленные очеса устремлять беспорочным и избранным людям к расширению государства со всех сторон, а это есть дело одного Посольского Приказа.

Христофор Миних (1683—1767)

Первый министр Российской империи по военным, гражданским и дипломатическим делам.

Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Богом, иначе невозможно понять, как оно существует.

Александр Безбородко (1747–1799)

Государственный деятель и дипломат. Секретарь Екатерины II (1775–1792). С 1784 года — второй член Коллегии, но фактически исполнял обязанности министра иностранных дел.

Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела.

Александр Горчаков (1798–1883)

Глава русского внешнеполитического ведомства при Александре II, последний канцлер Российской империи.

Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается.

Да! Я хотел бы стать имперским канцлером только затем, чтобы, не выкатив из арсеналов ни единой пушки и не тронув даже копеечки из казны, без крови и выстрелов, сделать так, чтобы наш флот снова качался на рейдах Севастополя.

Мне не уйти от этой земли! И пусть хоть кто-нибудь и когда-нибудь постоит над моей могилой, попирая прах мой и суету жизни моей, пусть он подумает: вот здесь лежит человек, послуживший Отечеству до последнего воздыхания души своей…

Карл Нессельроде (1780–1862)

Дипломат, канцлер Российской империи (1844–1862).

Турецкие войска сохраняют традиционные нравы и предаются самым разнузданным эксцессам, когда их используют против христианских народов.

Нам необходимо, чтобы Черное море не было открыто для иностранных военных кораблей.

Новому императору французов любой ценой нужны осложнения, и нет для него лучшего театра, чем на Востоке.

Георгий Чичерин (1872–1936)

Нарком по иностранным делам РСФСР, а потом и СССР (1918–1930).

Наш лозунг был и остается один и тот же: мирное сосуществование с другими правительствами, каковы бы они ни были.

Максим Литвинов (1876–1951)

Нарком по иностранным делам СССР (1930–1939), заместитель наркома по иностранным делам (1941–1946).

Мир неделим. Нет безопасности лишь в собственном мире и спокойствии, если не обеспечен мир соседей — ближних и дальних.

Где бы ни был нарушен мир, мир повсюду оказывается под угрозой.

Министр иностранных дел СССР в 1939–49 годах, 1953–56 годы — депутат Верховного Совета СССР I–IV созывов.

Талейран учил: «Дипломатия для того и существует, чтоб уметь говорить, и молчать, и слушать». Послать к ядрене бабушке дипломат не может.

Андрей Громыко (1909–1989)

Министр иностранных дел СССР в 1957–1985 годах, на этом посту находился во время Карибского кризиса 1962 года; председатель Президиума Верховного Совета СССР (1985–88).

Когда я вел дипломатические переговоры, то все время чувствовал, что за моей спиной кто-то стоит и говорит мне: «Не уступай, не уступай. Это не твое. Это наше!».

Анатолий Добрынин (1919–2010)

Посол СССР в США (1962–1986), секретарь ЦК КПСС (1986–88), в 1986–88 годах — депутат Верховного Совета СССР.

Почти четверть века работы послом в Вашингтоне пришлась, в основном, на сложный период советско-американского соперничества. (…) И все же я могу честно сказать, что делал все, что было в моих силах, чтобы «холодная война» не превратилась в «горячую».

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Глава двенадцатая «БЕЗ НАС В ЕВРОПЕ НИ ОДНА ПУШКА НЕ ВЫСТРЕЛИТ»

«БЕЗ НАС В ЕВРОПЕ НИ ОДНА ПУШКА НЕ ВЫСТРЕЛИТ»

Тем не менее Екатерина воевала много и с большим успехом. Она щепетильно следила за тем, чтобы никогда не делать «первый выстрел», что, впрочем, не спасло ее от звания «агрессора» ни во французских памфлетах, ни в русской либеральной литературе последующего столетия.

Читайте также:  Как по английски будет слово кетчуп

Внешняя политика считается одной из самых блестящих сфер деятельности Екатерины. Может показаться, что удача сопутствовала государыне практически во всех международных начинаниях. Две выигранные войны с Турцией и одна со Швецией, присоединение Крыма, разделы Польши заметно округлили границы и создали такое положение, при котором, по словам императрицы, «без нас в Европе ни одна пушка не выстрелит». Однако знакомство с дипломатическими и административными документами открывает картину тяжелейшего, прямо-таки каторжного труда, который пришлось затратить правительству Екатерины для решения насущных внешнеполитических задач того времени. Удивление от череды побед сменяется осознанием колоссальной работы, которой они были обеспечены.

Императрица не любила изменять старые, хорошо продуманные планы, отказываться от заранее подготовленных проектов ради случайностей военного счастья. Она была сторонником усидчивого кабинетного труда, а не блестящих импровизаций. Но быстро менявшаяся внешнеполитическая ситуация иногда требовала перестраивать курс на ходу. Не раз и не два кабинет Екатерины оказывался над пропастью: один неверный шаг, и кампания могла быть проиграна, территории потеряны, а сама императрица лишена короны.

Счастье сопутствовало ей. Екатерина была хладнокровным и вместе с тем азартным политическим игроком. Для нее характерно стремление использовать любой подворачивающийся шанс и выжать из него максимум выгод. Даже случайные удачи она превращала в ступени достижения крупных целей.

«Самый искусный… человек при моем дворе»

Долгие годы руководителем внешней политики Екатерины оставался Никита Иванович Панин, на мнение которого в международных делах императрица полагалась безусловно. При этом она не могла опереться на его личную преданность, что придавало их альянсу неповторимое своеобразие. Оба держались друг за друга и в то же время желали избавиться от взаимного контроля, обретя полноту власти. Каждый их шаг был пропитан взаимным недоверием. Тем не менее Екатерина терпела Панина — «самого искусного, самого смышленого, самого ревностного человека» при ее дворе. А Никита Иванович, несмотря на досаду, сознавал, что только с энергией императрицы можно воплотить в жизнь его проекты.

В первые два десятилетия царствования Панин — неизменный сотрудник-соперник — безраздельно господствовал в сфере «дел иностранных». Екатерине было за что сказать ему спасибо, так как его идеями оказалась вымощена дорога к успеху. Буквально в первые дни после переворота 28 июня 1762 года Никита Иванович повел себя очень активно. Он словно взял с места в карьер, подавая императрице одно «рассуждение» за другим. Еще раньше, чем на стол Екатерины лег проект создания Совета, будущий вице-канцлер вручил новой государыне записку касательно внешней политики, которая в основных чертах совпадала с ее собственным мнением.

Попытка Екатерины выступить посредницей при заключении мира после Семилетней войны не была и не могла быть воспринята всерьез. Держава обанкротилась в результате разрыва Петром III союзнических связей, а новая императрица еще слишком непрочно сидела на престоле. Игнорирование прежними «друзьями» Австрией и Францией мирных инициатив России способствовало сближению Петербурга и Берлина. Последние сделались на время товарищами по несчастью и постарались извлечь максимум пользы из создавшегося положения.

В октябре 1763 года Екатерина подписала указ о назначении Панина «первоприсутствующим» в Коллегии иностранных дел, то есть фактическим главой этого учреждения вместо отправившегося в заграничное путешествие М. И. Воронцова. Теснейшая связь последнего с Францией сделала его непригодным для реализации новой политики: канцлеру просто не доверяли.

Австрия, чувствуя, что ее вот-вот обойдут при дележе земель, в 1771 году заключила союз с Турцией. На деле она не собиралась воевать ни с Петербургом, ни с Берлином, ее демарш был лишь способом попасть в число пайщиков. Но Вена намеревалась воспрепятствовать подписанию выгодного для России мира с Портой и приращению территории за счет Крыма. Чтобы развязать уже туго затянувшийся узел конфликта в Восточной Европе, Польшу принесли в жертву.

Однако среди французских памфлетистов были и такие, кто увидел в разделе первый шаг русской экспансии: «Они позавтракали в Варшаве, но где будут обедать?» Этот вопрос интересовал не только европейские кабинеты, но и Стамбул. Там, узнав о судьбе Польши, решили, что дворы-участники имеют тайный договор и в отношении Турции.

«Любезный мой питомец»

Эта страница царствования Екатерины больше связана с именем ее фактического соправителя Потемкина. С середины 70-х годов Григорий Александрович стал ближайшим сотрудником императрицы во всех вопросах, касавшихся внешней политики. Екатерина называла его своим «учеником» и «питомцем», ему была предоставлена реализация самых смелых планов русского правительства. Разработанные им проекты «О Крыме», «О Польше», «О Швеции» легли в основу русской внешней политики второй половины екатерининского царствования.

Роман Потемкина с императрицей продлился около двух лет — с 1774 по 1776 год. И вина за охлаждение во многом лежала на самом Григории Александровиче. Его политическое положение было исключительно трудным. Придворные партии видели в нем преходящую фигуру, вся сила которой основывалась на переменчивой сердечной привязанности государыни. Было непонятно, почему Потемкин получил от Екатерины так много власти по сравнению с прежними фаворитами; новому «случайному» вельможе всячески старались напомнить его место. Неудивительно, что Потемкин внутренне терзался, а на людях проявлял надменность и высокомерие. С годами он научился сдерживать себя, но опыт и знание истинной цены придворных связей пришли не сразу.

Как бы сильно Екатерина и Потемкин ни любили друг друга, долго вытерпеть подобное они не могли. В 1776 году придворные группировки, почувствовав угрозу во всевозрастающей власти нового фаворита, ополчились на него общим фронтом. И тогда Екатерина совершила страшный для женщины, но единственно верный для государыни шаг. Все еще любя своего вспыльчивого героя, все еще очень страдая из-за их разлада, она решила пожертвовать им как фаворитом, удалив с поста «случайного» вельможи и тем самым успокоив его недоброжелателей. Зажав собственные чувства в кулак, императрица не посчиталась и с чувствами любимого человека. Потемкин устроил ряд сцен, бросил двор, ускакал в Новгородскую губернию якобы на инспекцию крепостей… Пока он страдал и метался, Екатерина сохраняла внешнее спокойствие, ожидая, что буря стихнет и разум возобладает в голове мужа. Так и произошло. Императрица слишком хорошо знала людей: для Потемкина, как и для нее самой, главным в жизни была работа, и удаление отдела он переживал болезненнее, чем удаление от своей супруги. Поэтому князь вернулся. Екатерина выиграла этот раунд. Она сохранила для себя блестящего сотрудника и ближайшего друга, но… потеряла возлюбленного.

Это была семья, где мужа и жену объединяли не любовь, а дружба, не ложе, а кабинет. Императрица оказывала знаки внимания поклонницам светлейшего князя. С другой стороны, каждый новый фаворит Екатерины мог занять свое место только после согласия Потемкина — слишком уж важен был с политической точки зрения пост «случайного» вельможи, чтобы сквозь пальцы смотреть на людей, сменяющихся на нем.

Потемкин именно потому и был ценен для Екатерины, что умел давать «упор», то есть отпор, «людским страстям», в частности «властолюбию», кипевшему вокруг трона. Любовника выставили из дома за попытку конфронтации с мужем. Этот урок должны были усвоить и другие кандидаты на пост фаворита.

Итак, «царь» хочет отдыха, и именно для отдыха существуют «милые рожи». Все остальное — работу, споры, политическое партнерство, интересные беседы, духовную близость — может дать Потемкин.

В мае 1777 года Екатерина получила известие о том, что шведский король Густав III едет к ней в гости. Подобного сюрприза никто не ожидал, поскольку приглашения Густаву русский двор не делал. Тем не менее северный сосед посчитал себя вправе нарушить дипломатический этикет и явиться в Петербург запросто.

Официальным поводом для встречи стало желание шведского короля сгладить неприятное впечатление от государственного переворота 1772 года, в результате которого Густав III отказался от старой конституции и стал абсолютным монархом. Усиление Швеции, последовавшее за этим событием, не могло быть приятно России, так же как и широкие экспансионистские планы молодого монарха. Согласно старой конституции 1720 года, в стране существовала партийная система. В риксдаге боролись за власть две группировки: так называемых «шляп» и «колпаков». Первые стояли за союз с Францией, вторые — с Англией и Россией. В бытность кронпринцем Густав благоволил «шляпам», позднее Екатерина даже назвала его «француз с ног до головы». Именно активное дипломатическое содействие Франции и ее субсидии помогли Густаву восстановить абсолютную монархию. Поскольку слабость Швеции после Северной войны рассматривалась ее соседями как гарантия собственной безопасности, то незадолго до переворота, почувствовав настроения в Стокгольме, Россия и Дания заключили договор, по которому изменение конституции рассматривалось как агрессия и должно было вызвать интервенцию союзников с целью восстановления прежнего строя.

Читайте также:  Как по английски будет жираф произношение по английски

Личная встреча монархов разрядила русско-шведские отношения. После возвращения Густава из Петербурга в Стокгольме заметно упало влияние Франции. В 1780 году Густав подписал предложенное Екатериной соглашение о вооруженном нейтралитете, и политические контакты стали еще более тесными. До поры до времени обе стороны были довольны этим.

Встреча в Могилеве

Однако Россия нуждалась не только в поддержании покоя на севере, но и в приобретении союзника на юге. Новые политические идеи, которые выдвигал Потемкин, позволяли разрешить наболевшие проблемы в татарско-турецких отношениях. Для того чтобы успешно справиться с ними, предстояло переориентировать внешнюю политику России на союз с Австрией.

Между тем уклонение «на восток» — такое естественное, с точки зрения Екатерины, — не вдохновляло Панина. Он вынашивал идеи господства Петербурга на северо-западе, а столкновение с Турцией, обладание Крымом представлялись ему недопустимым распылением сил. Двигаясь в данном направлении, Россия неизбежно покинула бы своего «естественного союзника» Пруссию и сблизилась бы с Веной. Что, на взгляд вице-канцлера, было ошибкой.

«Рассуждение…», а также написанное примерно тогда же «Мнение о государственном казенном правлении и производстве дел по свойству их рассмотрения и распоряжения его зависящих» содержат предложение отказаться от выборности дворянских судей, отменить генерал-губернаторов, как лиц, мешающих осуществлению принципа единоначалия. Сам факт подачи «Рассуждения…» свидетельствовал об уверенности сторонников партии наследника в своих силах. И они отчаянно сопротивлялись так называемой «новой восточной системе», предложенной Потемкиным. Но Григорий Александрович сумел настоять на своем.

На протяжении полутора десятилетий, прошедших после Семилетней войны, Петербург и Вена были противниками на международной арене. Однако у великих держав нет постоянных союзников, а есть постоянные интересы. Интересы же подталкивали прежних врагов друг к другу, поскольку и Россия, и Австрия желали присоединить к себе ряд турецких земель. Именно на это обратил внимание императрицы Потемкин.

Однако сам по себе выход империи к берегам Черного моря и обладание Крымом неизбежно ставили перед ней те вопросы, ответы на которые и содержались в «Греческом проекте». В переписке императрицы и светлейшего князя проблема о прохождении черноморских проливов поднималась не раз. К возможности ее решения через воссоздание «империи Константиновой» оба корреспондента относились серьезно. Это был перспективный план, рассчитанный на долгий срок, трудную дипломатическую работу, возможные военные столкновения, но вполне осуществимый при благоприятных внешнеполитических условиях, например, при создании общей европейской коалиции для изгнания турок из Европы.

«Дружба этой страны похожа на ее климат»

До начала 80-х годов Потемкину пришлось делить влияние на внешнюю политику России с группировкой Н. И. Панина, которая была еще далека от потери могущества. Екатерина не могла не считаться с ней, и 1780 год стал временем своеобразного равновесия сил. Чтобы проводить свою линию, от каждой из сторон требовались уступки. Со стороны Потемкина это было согласие на Декларацию о вооруженном нейтралитете.

Необходимость этой меры отстаивал Панин. С началом войны Англии в колониях торговля на морях стала делом крайне опасным. Суда нейтральных держав, шедшие с грузами к противникам Великобритании, например, во Францию, задерживались и конфисковывались британской стороной как имущество врага. В том числе страдали и русские корабли. Поэтому в желании России вооруженной рукой защитить свои суда и товары не было ничего удивительного.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

«Одна новинка; да всего одна…»

«Одна новинка; да всего одна…» Одна новинка; да всего одна разыскана за книжными рядами, смущается, обласканная вами, и отрицает то, что есть она, и жребий свой. Но книгами, вещами вещает нам желанная страна, их счастьем будничность окружена, они смягчают грани между

Глава 18 В ОСВОБОЖДЕННОЙ ЕВРОПЕ

Глава 18 В ОСВОБОЖДЕННОЙ ЕВРОПЕ После окончания войны я на три месяца в составе своей роты по распоряжению командования возвращаюсь из Чехословакии в Силезию, в город Левенберг.В конце июня 1945 года направляют меня в резерв армии на предмет демобилизации, но в связи с

Глава четвертая. От Империи к Европе

Глава четвертая. От Империи к Европе Благочестивый наследник Внешне вроде бы ничего не изменилось. Епископы управляли диоцезами, аббаты – монастырями, графы творили суд, государевы посланцы ревизовали отдаленные регионы, купцы торговали, крестьяне пахали землю и

Глава девятнадцатая. Окончание войны в Европе

Глава девятнадцатая. Окончание войны в Европе Проблемы командованияЧитатель уже понял, что начиная с 1 сентября 1944 года меня не удовлетворяла наша организация командования и оперативного руководства. Я написал по этому поводу докладную, озаглавленную «Замечания по

Глава 9 МОСКВА И ПОБЕДА В ЕВРОПЕ

Глава 9 МОСКВА И ПОБЕДА В ЕВРОПЕ Все документы по польскому вопросу, на которые я ссылался в предыдущей главе, были или полностью приватными (я их вообще никому не показывал), или являлись памятными записками для посла. Он их обычно не комментировал, и я не помню,

Глава 10 ОТ ДНЯ ПОБЕДЫ В ЕВРОПЕ ДО ПОТСДАМА

Глава 10 ОТ ДНЯ ПОБЕДЫ В ЕВРОПЕ ДО ПОТСДАМА В аналитическом докладе посольства в Москве от 19 мая 1945 года, основанном на обзоре советской прессы, содержались следующие положения:«Никто так хорошо не понимает критического характера настоящего военного периода, как

Глава 3 ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЕВРОПЕ

Глава 3 ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЕВРОПЕ Мрачный, замкнутый, одинокий, путешествовал он по Германии. Посетил Гамбург, Ганновер, Бонн, Кельн, поднимался на легендарный Брокен, пешком прошел по Гарцу. «Жизнь моя казалась мне настолько разбитою моим утраченным счастьем, что нужно было

ГЛАВА 12 В ЕВРОПЕ РАВНЫХ НЕТ

ГЛАВА 12 В ЕВРОПЕ РАВНЫХ НЕТ Суперкубок-75В начале августа 1975 года стало известно, что руководство УЕФА приняло решение провести матчи между обладателем Кубка чемпионов — мюнхенской «Баварией» и победителем розыгрыша Кубка кубков — киевским «Динамо». Эти матчи стали

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ РОДИНА У НАС ОДНА…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ РОДИНА У НАС ОДНА… 1Когда закончилась Великая Отечественная война, Буденному исполнилось 62 года. Но об отдыхе он не думал, хотелось еще многое сделать. Впоследствии он говорил, что, когда ездил по стране и видел разрушенные города и села, у него «от боли

25. Большая пушка

25. Большая пушка Одно из заданий, с которым Порше справился блестяще, – создание тягача для большой армейской пушки – мортиры калибра 30,5 см.Орудие для штурмового навесного огня должно было обладать высокой мобильностью. Пушку требовалось подкатывать поближе к

Глава II. Распространение книгопечатания в Европе

Глава II. Распространение книгопечатания в Европе Успехи книгопечатания. – Быстрое распространение книгопечатания в Европе. – Хронология появления книгопечатания в разных государствах. – Богатства европейской культуры того времени. – Газета. – Возникновение

Глава V. Замечательнейшие типографии в Европе

Глава V. Замечательнейшие типографии в Европе Типография Брокгауза в Лейпциге. – Типография при Академии наук в Петербурге. – Типография Экспедиции заготовления государственных бумаг. – Государственная печатня в Вене и др.В каждом большом европейском городе имеются

Пушка № 115

Пушка № 115 В Ленинграде в Центральном военно-морском музее хранится противотанковое орудие № 115. «С этим орудием воевал зимой 1941 года отряд моряков под командованием младшего политрука Дуклера» — гласит надпись на пушке.Чем же знаменита эта пушка? Кто были

Источник