Меню

Толкование сновидений принципы методы символика фрейд

Сновидения, символы и фантазии Фрейда

Зигмунд Фрейд не сразу пришёл в невропатологию и психиатрию, его первым научным изысканием были половые органы угрей. С 1876 по 1882 год он занимался анатомией и физиологией, хотя потом биографы, исследователи его жизни и творчества увидят и здесь истоки психоанализа.
Пробовал он себя и в хирургии, но очень быстро понял, что эта трудная, кровавая, кропотливая работа не для него.

Зигмунд (Сигизмунд Шломо) родился 6 мая 1856 года в городке Фрейбурге, тогда это было на территории Австрийской империи, теперь в Чехии. Его отец Якоб был мелким торговцем тканями. В возрасте 40 лет Якоб женился во второй раз на Амалии Натансон, бывшей вдвое его моложе. Сигизмунд (Зигмунд) стал их первенцем, вскоре родилась дочь Анна.
В 1859 году, после совершенного упадка в торговых делах, недалёкого от полного краха и разорения, семья переезжает в Лейпциг, а через год в Вену. Первое время семья живёт в беднейшем квартале, месте обитания воров, проституток, цыган, неудачливых евреев.
Через пару лет семья вылезает из нищеты, переезжает в более престижный район, где появляются новые дети. Первенцу уделяется особое внимание, а мама Амалия не чает в нём души. Впоследствии Зигмунд Фрейд напишет: «Человек, который был бесспорным любимцем своей матери, через всю свою жизнь проносит чувство победителя и уверенности в удачу, которые нередко приводят к действительному успеху».
Другие дети учатся при свечах, Зигмунду предоставляется для занятий отдельная комната и керосиновая лампа. Ему мешают музыкальные упражнения девочек, и пианино тут же продаётся.
В девятилетнем возрасте Зигмунд поступил в гимназию, где стал одним из лучших учеников. Там он изучал латынь и древнегреческий язык, читал и говорил он на английском, французском, итальянском языках. Иврит и, конечно, идиш были ему доступны; поэтому роль Каббалы в психоанализе не случайна.
Чтение было любимым занятием Зигмунда: Гомер, Шекспир, Гёте, Кант, Ницше, Шопенгауэр. Хорошо знал он и Библию, но читал её не с религиозным поклонением, а с критическим чувством исследователя. Любовь к литературе и философии он пронёс через всю жизнь.
Годы, проведенные в гимназии, были для него нелёгкими в основном из-за бытовавших там антисемитских настроений. С тех пор он стал избегать смотреть собеседнику в глаза.
Ещё в подростковом возрасте Зигмунда тяжело поразил случай, когда прохожий сбил с головы его отца Якоба шапку, а отец молча поднял её и безропотно снёс обиду. ( Не отсюда ли детская неприязнь к отцу, а в дальнейшем одна из причин Эдипова комплекса в психоанализе? )

Анализ сновидений по Фрейду исходит из того, что они имеют в себе ещё больше бессознательного материала, чем свободные ассоциации.
Во всём массиве бессознательного определяющую роль Фрейд отвёл сексуальности, впрочем, все другие мотивы он просто отверг, не придал им какого-либо внимания. Венский доктор как-то оговорился, что если бы он создавал свой метод в других условиях, например, в голодной России, то он нашёл бы ему иное, но не менее прочное основание. То есть, если бы становление учения происходило в экстремальных условиях революционной России, то главную роль в нём скорее бы занял пищевой инстинкт, а не половой.

Вначале сексуальная доминанта фрейдовского метода вызывала шок у пациентов и неприятие у врачебного сообщества, но гибкое упорство основателя психоанализа постепенно их преодолели.
Фрейд определяет цену одного сеанса психоанализа ( около 50 минут ) в 40 крон ( стоимость хорошего костюма в то время ): « Плата за терапию должна существенно сказываться на кармане пациента, иначе терапия идёт худо.»
И ещё одно из откровений основателя психоанализа на эту тему: « Деньги для меня – веселящий газ и поэтому я сделаю всё, чтобы нервные заболевания стали модой, и за их лечение люди были готовы отдать целые состояния.»
К Фрейду, наконец, приходит успех, популярность его растёт, поток пациентов увеличивается. Основатель психоанализа принимает 8 пациентов в день, 6 раз в неделю. Наступает признание коллег-врачей и немедицинской общественности: сначала образовалось « Психологическое общество по средам », а в 1908 году – респектабельное « Венское психоаналитическое объединение ».
Лежать на кушетке у психоаналитика богатой европейской публике (особенно женщинам! ) понравилось значительно больше, чем исповедываться у священника.
Медицина и религия из глубины веков шли рука об руку друг с другом, но теперь психоаналитическая медицина стремится направлять религию и философию.
Происходит настоящий всплеск творческой активности, Зигмунд Фрейд публикует следующие книги: «Психопатология обыденной жизни», «Я» и «Оно», «Остроумие и его отношение к бессознательному», «Очерки по психологии сексуальности»… В 1913 году он завершил фундаментальный труд «Тотем и табу», которому придавал значение, сравнимое даже с «Толкованием сновидений».

Австрийский психиатр получает звание профессора медицины. За огромные заслуги в науке и литературе ему присуждают премию Гёте. Всю психологию теперь разделяют на два этапа: дофрейдовскую и фрейдовскую. Огромное влияние учение Фрейда оказывает на развитие всей западной философии. Значение фрейдизма для жизни современного общества сравнивают с христианством и марксизмом. Сам Зигмунд при этом в интервью признаётся: « Я учёный по необходимости, а не по призванию. В действительности я прирождённый художник-беллетрист».

Зигмунда Фрейда приглашают читать курс лекций в США, и в гавани Нью-Йорка Зигмунд говорит своему спутнику и ученику Карлу Юнгу: « Мы везём им чуму, а они и не знают». Есть сведения, что он обращался к Николе Тесле с идеей создания фрейдоскопа – прибора для путешествий по снам.
Наряду с медицинской практикой отец психоанализа становится идеологом мировой сексуальной революции в быту, литературе, искусстве. При этом он становится первым феминистом, причём, первым мужчиной-феминистом, который в глубине своих мыслей женщину ставит на самом деле гораздо ниже мужчины.
Вокруг Фрейда собираются ученики и последователи, для которых психоанализ стал новой специфической религией. Зигмунд Фрейд требовал от них полного подчинения, не позволял никаких отклонений, пресекал малейшую критику. Как папа Римский, Фрейд провозгласил свою непогрешимость. Его ученик Макс Граф писал об этом впоследствии так: «Фрейд – как глава церкви – изгнал Адлера; он отлучил его от официальной церкви. В течении ряда лет я пережил полное развитие церковной истории.»
Сам Фрейд кроме клиники и медицины очень много энергии и времени уделяет религии. В работе «Будущее одной иллюзии» он исследует происхождение и особенности религиозных верований в свете психоанализа. Эти исследования он пишет в Англии, куда через Францию попадает после оккупации Австрии фашистской Германией. По его представлениям, религия – это компульсивный ( навязчивый, принудительный ) невроз, а бог – это иллюзия.

Тут необходимо отметить, что Зигмунд Фрейд ( Сигизмунд Шломо Фройд ) – это единственный еврей, которого Гитлер живым и невредимым отпускает из оккупированной Австрии. Его учение объявлено дегенеративным, его книги жгут в фашистской Германии, а самого не трогают. За него заплатила огромный выкуп принцесса греческая и датская Мари Бонапарт, но главное не в этом. Гитлер, по некоторым сведениям, когда-то консультировался у доктора Фрейда, и опять суть не в этом. Сталин никогда не обращался к венскому доктору, известно также, что он лично ненавидел его теорию, фрейдизм с 30-х годов в СССР официально запрещён, но… Фрейд неофициально полезен и Гитлеру, и Сталину. Учение Фрейда можно отрицать и клеймить, но люди, живущие по Фрейду, легко управляемы, а значит их оболванивание необходимо сильным мира сего, и Сталину, и Гитлеру, и Ротшильду.

23 сентября 1939 года Макс Шур, личный врач Зигмунда Фрейда, ввёл ему смертельную дозу наркотика по отчаянной просьбе Зигмунда и с согласия младшей и любимой дочери Анны. Дочь Анна была убеждённой сторонницей учения своего великого отца, хранителем архивов и продолжательницей его дела. Так совершилась первая и самая известная эвтаназия.
Великий мистификатор, гениальный авантюрист закончил свой земной путь, но его идеи продолжили своё триумфальное шествие.

Источник

Толкование сновидений принципы методы символика фрейд

Зигмунд Фрейд считается основоположником теории бессознательного. Несмотря на то что сознание и подсознание изучали и другие ученые, не менее знаменитые, именно Фрейда вспоминают, говоря о подсознании и связанных с ним загадках, в том числе и о сновидениях.

Фрейду принадлежит огромное количество работ по психологии человека, среди которых особенно следует отметить «Толкование сновидений», «Я и Оно», «Тотем и табу», «Остроумие и отношение к бессознательному» и многие другие. Поэтому, пытаясь объяснить природу и причины эротических сновидений, обратимся к теории этого ученого.

Согласно Фрейду, все психические процессы человека подчиняются принципу удовольствия. Мы изначально стремимся к получению удовольствия, а неудовольствие вызывает у нас отрицательные эмоции.

В генитальной фазе, с начала подросткового периода, начинается фаза развитой сексуальности. В этот период сексуальные желания удовлетворяются путем нормальной половой деятельности.

Изучая нервное расстройство у пятилетнего ребенка, Фрейд установил связь между снами мальчика и его фобиями. Кошмары ребенка имели следующее содержание: он боялся потерять мать, так как ему «не к кому будет приласкаться». Наяву же отмечалась повышенная нежность к собственной матери, восприятие ее как объект эротического желания. Фрейд отмечает, что сновидение мальчика представляет собой сновидение наказания и вытеснения (то есть перехода психического сознания в бессознательное и удержания его в бессознательном); наслаждение от ласк матери претворяется в страх и содержание сна кардинально изменяется. Ребенок просыпается, прерывая сон, таким образом вытеснение побеждает механизм сновидения.

Как объясняет сновидение Зигмунд Фрейд? Мы уже говорили о том, что сновидения зависят от пережитого наяву. Кроме того, следует отметить роль раздражителей, действующих на спящего, а также душевной жизни бодрствующего человека. Сновидения имеют различные функции, к которым можно отнести психическую, биологическую и некоторые другие.

Следовательно, и сновидения должны быть разные. Поэтому в первую очередь необходимо установить, какие ассоциации возникают у человека, видящего сон.

Информация, которую получает мозг, перерабатывается следующим образом: вначале происходит концентрация различных образов, потом они искажаются, и вслед за этим формируются символы.

Источник

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СНОВИДЕНИЯ (1916 1915)

ДЕСЯТАЯ ЛЕКЦИЯ. СИМВОЛИКА СНОВИДЕНИЯ

Уважаемые дамы и господа! Мы убедились, что искажение, которое мешает нам понять сновидение, является следствием деятельности цензуры, направленной против неприемлемых, бессознательных желаний. Но мы, конечно, не утверждаем, что цензура является единственным фактором, вызывающим искажение сновидения, и в дальнейшем мы действительно можем установить, что в этом искажении участвуют и другие моменты. Этим мы хотим сказать, что если цензуру сновидения можно было бы исключить, мы все равно были бы не в состоянии понять сновидения, явное сновидение не было бы идентично скрытым его мыслям.

Читайте также:  Под судебным толкованием понимается толкование уголовного закона

Этот другой момент, затемняющий сновидение, этот новый фактор его искажения мы откроем, если обратим внимание на изъян нашей техники. Я уже признавался вам, что анализируемым иногда действительно ничего не приходит в голову по поводу отдельных элементов сновидения. Правда, это происходит не так часто, как они утверждают; в очень многих случаях при настойчивости мысль все таки можно заставить появиться. Но бывают, однако, случаи, в которых ассоциация не получается или, если ее вынудить, она не дает того, что мы от нее ожидаем. Если это происходит во время психоаналитического лечения, то приобретает особое значение, о чем мы не будем здесь говорить. Но это случается и при толковании сновидений у нормальных людей или при толковании своих собственных сновидении. Когда видишь, что никакая настойчивость не помогает, то в конце концов убеждаешься, что нежелательная случайность регулярно повторяется при определенных элементах сновидения, и тогда начинаешь видеть новую закономерность там, где сначала предполагал только несостоятельность техники.

В таких случаях возникает соблазн самому истолковать эти «немые» элементы сновидения, предпринимаешь их перевод (Ьbersetzung) собственными средствами. Само собой получается, что, если довериться такому замещению, каждый раз находишь для сновидения вполне удовлетворяющий смысл; а до тех пор, пока не решишься на этот прием, сновидение остается бессмысленным и его связность нарушается. Повторение многих чрезвычайно похожих случаев придает нашей вначале робкой попытке необходимую уверенность.

Я излагаю все несколько схематично, но это вполне допустимо в дидактических целях, и мое изложение не фальсификация, а некоторое упрощение.

Таким образом для целого ряда элементов сновидений получаешь одни и те же переводы, подобно тем, какие можно найти в наших популярных сонниках для всевозможных приснившихся вещей. Однако не забывайте, что при нашей ассоциативной технике постоянные замещения элементов сновидения никогда не встречались.

Вы сразу же возразите, что этот путь толкования кажется вам еще более ненадежным и спорным, чем прежний посредством свободных ассоциаций. Но здесь следует кое что добавить. Когда благодаря опыту накапливается достаточно таких постоянных замещений, начинаешь понимать, что это частичное толкование действительно возможно исходя из собственных знаний, что элементы сновидения действительно можно понять без [использования] ассоциации видевшего сон. Каким образом можно узнать их значение, об этом будет сказано во второй части нашего изложения.

Это постоянное отношение между элементом сновидения и его переводом мы называем символическим (symbolische), сам элемент сновидения символом (Symbol) бессознательной мысли сновидения. Вы помните, что раньше при исследовании отношений между элементами сновидения и его собственным [содержанием] я выделил три вида таких отношений: части от целого, намека и образного представления. О четвертом я тогда упомянул, но не назвал его. Введенное здесь символическое отношение является этим четвертым. По поводу него имеются очень интересные соображения, к которым мы обратимся, прежде чем приступим к изложению наших специальных наблюдений над символикой. Символика, может быть, самая примечательная часть в теории сновидения.

Прежде всего: ввиду того, что символы имеют устоявшиеся переводы, они в известной мере реализуют идеал античного и популярного толкования сновидений, от которого мы при нашей технике так далеко ушли. Они позволяют нам иногда толковать сновидения, не расспрашивая видевшего сон, ведь он все равно ничего не сможет сказать по поводу символа. Если знать принятые символы сновидений и к тому же личность видевшего сон, условия, в которых он живет, и полученные им до сновидения впечатления, то часто мы оказываемся в состоянии без затруднений истолковать сновидение, перевести его сразу же. Такой фокус льстит толкователю и импонирует видевшему сон; это выгодно отличается от утомительной работы при расспросах видевшего сон. Но пусть это не введет вас в заблуждение. Мы не ставим перед собой задачу показывать фокусы. Толкование, основанное на знании символов, не является техникой, которая может заменить ассоциативную или равняться с ней. Символическое толкование является только дополнением к ней и дает ценные результаты лишь в сочетании с ассоциативной техникой. А что касается знания психической ситуации видевшего сон, то прошу принять во внимание, что вам придется толковать сновидения не только хорошо знакомых людей, что обычно вы не будете знать событий дня, которые являются побудителями сновидений, и что мысли, приходящие в голову анализируемого, как раз и дадут вам знание того, что называется психической ситуацией.

В связи с обстоятельствами, о которых будет идти речь ниже, достойно особого внимания то, что признание существования символического отношения между сновидением и бессознательным вызывало опять таки самые энергичные возражения. Даже люди, обладающие смелостью суждения и пользующиеся признанием, прошедшие с психоанализом значительный путь, отказались в этом следовать за ним. Такое отношение тем более удивительно, что, во первых, символика свойственна и характерна не только для сновидения, а во вторых, символику в сновидении, как ни богат он ошеломляющими открытиями, открыл не психоанализ. Если уж вообще приписывать открытие символики сновидения современникам, то следует назвать философа К. А. Шернера (Scherner, 1861). Психоанализ только подтвердил открытия Шернера, хотя и основательно видоизменил их.

Теперь вам хочется услышать что нибудь о сущности символики сновидения и познакомиться с ее примерами. Я охотно сообщу вам, что знаю, но сознаюсь, что наши знания не соответствуют тому, чего бы нам хотелось.

Сущностью символического отношения является сравнение, хотя и не любое. Предполагается, что это сравнение особым образом обусловлено, хотя эта обусловленность нам не совсем ясна. Не все то, с чем мы можем сравнить какой то предмет или процесс, выступает в сновидении как символ. С другой стороны, сновидение выражает в символах не все, а только определенные элементы скрытых мыслей сновидения. Итак, ограничения имеются с обеих сторон. Следует также согласиться с тем, что пока понятие символа нельзя строго определить, оно сливается с замещением, изображением и т. п., приближается к намеку. Лежащее в основе сравнения в ряде символов осмысленно. Наряду с этими символами есть другие, при которых возникает вопрос, где искать общее, Tertium comparationis 43 этого предполагаемого сравнения. При ближайшем рассмотрении мы либо найдем его, либо действительно оно останется скрытым от нас. Удивительно, далее, то, что если символ и является сравнением, то оно не обнаруживается при помощи ассоциации, что видевший сон тоже не знает сравнения, пользуется им, не зная о нем. Даже больше того, видевший сон не желает признавать это сравнение, когда ему на него указывают. Итак, вы видите, что символическое отношение является сравнением совершенно особого рода, обусловленность которого нам еще не совсем ясна. Может быть, указания для его выяснения обнаружатся в дальнейшем.

43 Tertium comparationis — «третье в сравнении», т. е. общее в двух сравниваемых между собой явлениях, служащее основанием для сравнения. — Прим. ред. перевода.

Бросается в глаза, что по сравнению с перечисленными объектами объекты из другой области представлены чрезвычайно богатой символикой. Такова область сексуальной жизни, гениталий, половых процессов, половых сношений. Чрезвычайно большое количество символов в сновидении являются сексуальными символами. При этом выясняется удивительное несоответствие. Обозначаемых содержаний немного, символы же для них чрезвычайно многочисленны, так что каждое из этих содержаний может быть выражено большим числом почти равнозначных символов. При толковании получается картина, вызывающая всеобщее возмущение. Толкования символов в противоположность многообразию изображений сновидения очень однообразны. Это не нравится каждому, кто об этом узнает, но что же поделаешь?

Так как в этой лекции мы впервые говорим о вопросах половой жизни, я считаю своим долгом сообщить вам, как я собираюсь излагать эту тему. Психоанализ не видит причин для скрывания и намеков, не считает нужным стыдиться обсуждения этого важного материала, полагает, что корректно и пристойно все называть своими настоящими именами, и надеется таким образом скорее всего устранить мешающие посторонние мысли. То обстоятельство, что мне приходится говорить перед смешанной аудиторией, представляющей оба пола, ничего не может изменить. Как нет науки in usum delphini, 44 так нет ее и для девочек подростков, а дамы своим появлением в этой аудитории дают понять, что они хотят поставить себя наравне с мужчинами.

Благодаря примечательному свойству члена подниматься в направлении, противоположном силе притяжения (одно из проявлений эрекции), он изображается символически в виде воздушного шара, аэропланов, а в последнее время в виде воздушного корабля цеппелина. Но сновидение может символически изобразить эрекцию еще иным, гораздо более выразительным способом. Оно делает половой орган самой сутью личности и заставляет ее летать. Не огорчайтесь, что часто такие прекрасные сны с полетами, которые мы все знаем, должны быть истолкованы как сновидения общего сексуального возбуждения, как эрекционные сновидения. Среди исследователей психоаналитиков П. Федерн (1914) доказал, что такое толкование не подлежит никакому сомнению, но и почитаемый за свою педантичность Моурли Вольд, экспериментировавший над сновидениями, придавая искусственное положение рукам и ногам, и стоявший в стороне от психоанализа, может быть, даже ничего не знавший о нем, пришел в своих исследованиях к тому же выводу (1910 1912, т. 2, 791). Не возражайте, что женщинам тоже может присниться, что они летают. Вспомните лучше, что наши сновидения хотят исполнить наши желания и что очень часто у женщин бывает сознательное или бессознательное желание быть мужчиной. А всякому знающему анатомию понятно, что и женщина может реализовать это желание теми же ощущениями, что и мужчина. В своих гениталиях женщина тоже имеет маленький орган, аналогичный мужскому, и этот маленький орган, клитор, играет в детском возрасте и в возрасте перед началом половой жизни ту же роль, что и большой мужской половой член.

К числу менее понятных мужских сексуальных символов относятся определенные пресмыкающиеся и рыбы, прежде всего известный символ змеи. Почему шляпа и пальто приобрели такое же символическое значение, конечно, нелегко узнать, но оно несомненно. Наконец, возникает еще вопрос, можно ли считать символическим замещение мужского органа каким нибудь другим, ногой или рукой. Я думаю, что общий ход сновидения и соответствующие аналогии у женщин заставляют нас это сделать.

Женские половые органы изображаются символически при помощи всех предметов, обладающих свойством ограничивать полое пространство, что то принять в себя. Т. е. при помощи шахт, копей и пещер, при помощи сосудов и бутылок, коробок, табакерок, чемоданов, банок, ящиков, карманов и т. д. Судно тоже относится к их разряду. Многие символы имеют больше отношения к матке, чем к гениталиям женщины, таковы шкафы, печи и прежде всего комната. Символика комнаты соприкасается здесь с символикой дома, двери и ворота становятся символами полового отверстия. Материалы тоже могут быть символами женщины, дерево, бумага и предметы, сделанные из этих материалов, например, стол и книга. Из животных несомненными женскими символами являются улитка и раковина; из частей тела рот как образ полового отверстия, из строений церковь и капелла. Как видите, не все символы одинаково понятны.

Читайте также:  Восьмерка кубков таро толкование

К гениталиям следует отнести также и груди, которые, как и ягодицы женского тела, изображаются при помощи яблок, персиков, вообще фруктов. Волосы на гениталиях обоих полов сновидение описывает как лес и кустарник. Сложностью топографии женских половых органов объясняется то, что они часто изображаются ландшафтом, со скалами, лесом и водой, между тем как внушительный механизм мужского полового аппарата приводит к тому, что его символами становятся трудно поддающиеся описанию в виде сложных машин.

Теперь я буду исходить не из изображаемого, а из символа, рассмотрю те области, из которых по большей части берутся сексуальные символы, и прибавлю некоторые дополнения, принимая во внимание символы, в которых неясна общая основа. Таким темным символом является шляпа, может быть, вообще головной убор обычно с мужским значением, но иногда и с женским. Точно так же пальто означает мужчину, но не всегда в половом отношении. Вы можете сколько угодно спрашивать почему. Свисающий галстук, который женщина не носит, является явно мужским символом. Белое белье, вообще полотно символизирует женское; платье, форменная одежда, как мы уже знаем, является заместителями наготы, форм тела, а башмак, туфля — женских гениталий; стол и дерево как загадочные, но определенно женские символы уже упоминались. Всякого рода лестницы, стремянки и подъем по ним — несомненный символ полового акта. Вдумавшись, мы обратим внимание на ритмичность этого подъема, которая, как и, возможно, возрастание возбуждения, одышка по мере подъема, является общей основой.

Мы уже упоминали о ландшафте как изображении женских гениталий. Гора и скала — символы мужского члена; сад — часто встречающийся символ женских гениталий. Плод имеет значение не ребенка, а грудей. Дикие звери означают чувственно возбужденных людей, кроме того, другие грубые желания, страсти. Цветение и цветы обозначают гениталии женщин или, в более специальном случае, — девственность. Не забывайте, что цветы действительно являются гениталиями растений.

Комната нам уже известна как символ. Здесь можно продолжить детализацию: окна, входы и выходы комнаты получают значение отверстий тела. К этой символике относится также и то, открыта комната или закрыта, а ключ, который открывает, является несомненным мужским символом.

Таков материал символики сновидений. Он еще не полон и его можно было бы углубить и расширить. Но я думаю, вам и этого более чем достаточно, а может быть, уже и надоело. Вы спросите: неужели я действительно живу среди сексуальных символов? Неужели все предметы, которые меня окружают, платья, которые я надеваю, вещи, которые беру в руки, всегда сексуальные символы и ничто другое? Повод для недоуменных вопросов действительно есть, и первый из них: откуда нам, собственно, известны значения этих символов сновидения, о которых сам видевший сон не говорит нам ничего или сообщает очень мало?

Я отвечу: из очень различных источников, из сказок и мифов, шуток и острот, из фольклора, т. е. из сведений о нравах, обычаях, поговорках и народных песнях, из поэтического и обыденного языка. Здесь всюду встречается та же символика, и в некоторых случаях мы понимаем ее без всяких указаний. Если мы станем подробно изучать эти источники, то найдем символике сновидении так много параллелей, что уверимся в правильности наших толкований. 45

45 Выдвинутое Фрейдом толкование мифа, согласно современным научным представлениям, является совершенно неверным, игнорирующим своеобразие мифологического сознания как особой формы неадекватного осмысления действительности.

Человеческое тело, как мы сказали, по Шернеру часто изображается в сновидении символом дома. При детальном рассмотрении этого изображения окна, двери и ворота являются входами во внутренние полости тела, фасады бывают гладкие или имеют балконы и выступы, чтобы держаться. Но такая же символика встречается в нашей речи, когда мы фамильярно приветствуем хорошо знакомого «altes Haus» [старина], когда говорим, чтобы дать кому нибудь хорошенько aufs Dachl [по куполу] или о другом, что у него не все в порядке in Oberstьbchen [чердак не в порядке]. В анатомии отверстия тела прямо называются Leibespforten [ворота тела].

То, что родители в сновидении появляются в виде императорской или королевской четы, сначала кажется удивительным. Но это находит свою параллель в сказках. Разве не возникает у нас мысль, что в начале многих сказок вместо: «жили были король с королевой» должно было бы быть: «жили были отец с матерью»? В семье детей в шутку называют принцами, а старшего наследником (Kronprinz). Король сам называет себя отцом страны [Landesvater, по русски — царь батюшка]. Маленьких детей в шутку мы называем червяками [по русски — клопами] и сострадательно говорим: бедный червяк [das arme Wurm; по русски — бедный клоп].

Вернемся к символике дома. Когда мы во сне пользуемся выступами домов, чтобы ухватиться, не напоминает ли это известное народное выражение для сильно развитого бюста: у этой есть за что подержаться? Народ выражается в таких случаях и иначе, он говорит: Sie hat viel Holz vor dem Haus [у этой много дров перед домом], как будто желая прийти нам на помощь в нашем истолковании дерева как женского, материнского символа.

И еще о дереве. Нам неясно, как этот материал стал символически представлять материнское, женское. Обратимся за помощью к сравнительной филологии. Наше немецкое слово Holz [дерево] одного корня с греческим ili, что означает «материал», «сырье». Тут мы имеем дело с довольно частым случаем, когда общее название материала в конце концов сохранилось за одним частным. В океане есть остров под названием Мадейра. Так как он весь был покрыт лесом, португальцы дали ему это название, когда открыли его. Madeira на португальском языке значит «лес». Но легко узнать, что madeira не что иное, как слегка измененное латинское слово materia, что опять таки обозначает материю вообще. A materia происходит от слова mater — мать. Материал, из которого что либо состоит, является как бы материнской частью. Таким образом, это древнее понимание в символическом употреблении продолжает существовать.

Рождение в сновидении постоянно выражается отношением к воде; бросаться в воду или выходить из нее означает рождать или рождаться. Не следует забывать, что этот символ вдвойне оправдан ссылкой на историю развития. Не только тем, что все наземные млекопитающие, включая предков человека, произошли от водяных животных — это весьма отдаленная аналогия, — но и тем, что каждое млекопитающее, каждый человек проходит первую фазу своего существования в воде, а именно как эмбрион в околоплодной жидкости в чреве матери, а при рождении выходит из воды. Я не хочу утверждать, что видевший сон знает это, напротив, я считаю, что ему и не нужно этого знать. Он, вероятно, знает что нибудь другое, что ему рассказывали в детстве, но и здесь я буду утверждать, что это знание не способствовало образованию символа. В детской ему говорили, что детей приносит аист, но откуда он их берет? Из пруда, из колодца, т. е. опять таки из воды. Один из моих пациентов, которому это сказали, когда он был маленьким, исчез после этого на все послеобеденное время. Наконец его нашли на берегу пруда у замка, он лежал, приникнув личиком к поверхности воды и усердно искал на дне маленьких детей.

В мифах о рождении героя, подвергнутых сравнительному исследованию О. Ранком (1909), самый древний из которых о царе Саргоне из Агаде, около 2800 лет до Р. X., преобладающую роль играет бросание в воду и спасание из воды. Ранк открыл, что это — изображения рождения, аналогичные таким же в сновидении. Если во сне спасают из воды какое нибудь лицо, то считают себя его матерью или просто матерью; в мифе лицо, спасающее ребенка из воды, считается его настоящей матерью. В известном анекдоте умного еврейского мальчика спрашивают, кто был матерью Моисея. Он не задумываясь отвечает: принцесса. Но как же, возражают ему, она ведь только вытащила его из воды. Так говорит она, отвечает мальчик, показывая, что правильно истолковал миф.

Символика гениталий тоже не является чем то присущим только сновидению. Каждому из вас случается быть невежливым и назвать женщину «alte Schachtel» [старая колода], не зная, что вы пользуетесь при этом символом гениталий. В Новом Завете сказано: женщина — сосуд скудельный. Священное Писание евреев, так приближающееся по стилю к поэтическому, полно сексуально символических выражений, которые не всегда правильно понимались и толкование которых, например, Песни Песней, привело к некоторым недоразумениям. В более поздней еврейской литературе очень распространено изображение женщины в виде дома, в котором дверь считается половым отверстием. Муж жалуется, например, в случае отсутствия девственности, что нашел дверь открытой. Символ стола для женщины также известен в этой литературе. Женщина говорит о своем муже: я приготовила ему стол, ко он его перевернул. Хромые дети появляются из за того, что муж перевернул стол. Эти факты я беру из статьи Л. Леви из Брюнна: «Сексуальная символика библии и талмуда» (1914).

То, что и корабли в сновидении означают женщин, поясняют нам этимологи, которые утверждают, что первоначально кораблем (Schiff) назывался глиняный сосуд и это было то же слово, что овца (Schaff). Греческое сказание о Периандре из Коринфа и его жене

Мелиссе подтверждает, что печь означает женщину и чрево матери. Когда, по Геродоту, тиран вызвал тень своей горячо любимой, но убитой из ревности супруги, чтобы получить от нее некоторые сведения, умершая удостоверила себя напоминанием, что он, Периандр, поставил свой хлеб в холодную печь, намекая на событие, о котором никто другой не мог знать. В изданной Ф. С. Крауссом Anthropophyteia, незаменимом источнике всего, что касается половой жизни народов, мы читаем, что в одной немецкой местности о женщине, разрешившейся от бремени, говорят, что у нее обвалилась печь. Приготовление огня, все, что с ним связано, до глубины проникнуто сексуальной символикой. Пламя всегда является мужскими гениталиями, а место огня, очаг — женским лоном.

Читайте также:  Гадание на кофейной гуще толкование столб

Если, быть может, вы удивлялись тому, как часто ландшафты в сновидении используются для изображения женских гениталий, то от мифологов вы можете узнать, какую роль мать земля играла в представлениях и культах древности и как понимание земледелия определялось этой символикой. То, что в сновидении комната (Zimmer) представляет женщину (Frauenzimmer), вы склонны будете объяснить употреблением в нашем языке слова Frauenzimmer [баба] вместо Frau, т. е. замены человеческой личности предназначенным для нее помещением. Подобным же образом мы говорим о Высокой Порте и подразумеваем под этим султана и его правительство; название древнеегипетского властителя фараона также означало не что иное, как «большой двор». (В Древнем Востоке дворы между двойными воротами города являются местом сборища, как рыночные площади в классическом мире.) Я, правда, думаю, что это объяснение слишком поверхностно. Мне кажется более вероятным, что комната как пространство, включающее в себя человека, стала символом женщины. Мы уже ведь знаем, что слово «дом» употребляется в этом значении; из мифологии и поэтических выражений мы можем добавить в качестве других символов женщины еще город, замок, дворец, крепость. Вопрос было бы легче решить, используя сновидения лиц, не знающих и не понимающих немецкого языка. В последние годы я лечил преимущественно иностранцев и, насколько помню, в их языках не было аналогичного словоупотребления. Есть и другие доказательства тому, что символическое отношение может перейти языковые границы, что, впрочем, уже утверждал старый исследователь сновидений Шуберт (1814). Впрочем, ни один из моих пациентов не был абсолютно не знаком с немецким языком, так что я предоставляю решить этот вопрос тем психоаналитикам, которые могут собрать опыт в других странах, исследуя лиц, владеющих одним языком.

Срывание ветки как символическое изображение онанизма не только совпадает с простонародным изображением онанистического акта, но имеет и далеко идущие мифологические параллели. Но особенно замечательно изображение онанизма или, лучше сказать, наказания за него, кастрации, посредством выпадения и вырывания зубов, потому что этому есть аналогия в фольклоре, которая, должно быть, известна очень немногим лицам, видящим их во сне. Мне кажется несомненным, что распространенное у столь многих народов обрезание является эквивалентом и заменой кастрации. И вот нам сообщают, что в Австралии известные примитивные племена вводят обрезание в качестве ритуала при наступлении половой зрелости (во время празднеств по случаю наступления совершеннолетия), в то время как другие, живущие совсем рядом, вместо этого акта вышибают один зуб.

Этими примерами я закончу свое изложение. Это всего лишь примеры; мы больше знаем об этом, а вы можете себе представить, насколько содержательнее и интереснее получилось бы подобное собрание примеров, если бы оно было составлено не дилетантами, как мы, а настоящими специалистами в области мифологии, антропологии, языкознания, фольклора. Напрашиваются некоторые выводы, которые не могут быть исчерпывающими, но дают нам пищу для размышлений.

Во первых, мы поставлены перед фактом, что в распоряжении видящего сон находится символический способ выражения, которого он не знает и не узнает в состоянии бодрствования. Это настолько же поразительно, как если бы вы сделали открытие, что ваша прислуга понимает санскрит, хотя вы знаете, что она родилась в богемской деревне и никогда его не изучала. При наших психологических воззрениях нелегко объяснить этот факт. Мы можем только сказать, что знание символики не осознается видевшим сон, оно относится к его бессознательной духовной жизни. Но и этим предположением мы ничего не достигаем. До сих пор нам необходимо было предполагать только бессознательные стремления, такие, о которых нам временно или постоянно ничего не известно. Теперь же речь идет о бессознательных знаниях, о логических отношениях, отношениях сравнения между различными объектами, вследствие которых одно постоянно может замещаться другим. Эти сравнения не возникают каждый раз заново, они уже заложены готовыми, завершены раз и навсегда; это вытекает из их сходства у различных лиц, сходства даже, по видимому, несмотря на различие языков.

Откуда же берется знание этих символических отношений? Только небольшая их часть объясняется словоупотреблением. Разнообразные параллели из других областей по большей части неизвестны видевшему сон; да и мы лишь с трудом отыскивали их.

Во вторых, эти символические отношения не являются чем то таким, что было бы характерно только для видевшего сон или для работы сновидения, благодаря которой они выражаются. Ведь мы узнали, что такая же символика используется в мифах и сказках, в народных поговорках и песнях, в общепринятом словоупотреблении и поэтической фантазии. 46 Область символики чрезвычайно обширна, символика сновидений является ее малой частью, даже нецелесообразно приступать к рассмотрению всей этой проблемы исходя из сновидения. Многие употребительные в других областях символы в сновидениях не встречаются или встречаются лишь очень редко, некоторые из символов сновидений встречаются не во всех других областях, а только в той или иной. Возникает впечатление, что перед нами какой то древний, но утраченный способ выражения, от которого в разных областях сохранилось разное, одно только здесь, другое только там, третье в слегка измененной форме в нескольких областях. Я хочу вспомнить здесь фантазию одного интересного душевнобольного, воображавшего себе какой то «основной язык», от которого во всех этих символических отношениях будто бы имелись остатки.

46 Идея о том, что в картинах сновидений имеется символическое содержание, требующее особого истолкования, сложилась в древнейшие времена. Обычно этому содержанию придавался прогностический смысл, хотя доступных логическому обоснованию и эмпирической проверке доказательств правомерности такого подхода не приводилось. Своеобразие позиции Фрейда, ставшей предметом острых дискуссий и побудившей многих сторонников признания важной роли бессознательных влечений отойти от того варианта психоанализа, который создал Фрейд, заключалось в том, что в качестве основного принципа объяснения содержания сновидений был выдвинут принцип сексуальной символики. Образы любых явлений, представляемых субъектом в сновидном состоянии, Фрейд сгруппировал в различные формы сексуальной символики.

В третьих, вам должно было броситься в глаза, что символика в других указанных областях не только сексуальная, в то время как в сновидении символы используются почти исключительно для выражения сексуальных объектов и отношений. И это нелегко объяснить. Не нашли ли исходно сексуально значимые символы позднее другое применение и не связан ли с этим известный переход от символического изображения к другому его виду? На этот вопрос, очевидно, нельзя ответить, если иметь дело только с символикой сновидений. Можно лишь предположить, что существует особенно тесное отношение между истинными символами и сексуальностью.

Но благодаря этим параллелям к символике сновидений вы можете также оценить характерную особенность психоанализа, благодаря которой он становится предметом всеобщего интереса, чего не могут добиться ни психология, ни психиатрия. При психоаналитической работе завязываются отношения с очень многими другими гуманитарными науками, с мифологией, а также с языкознанием, фольклором, психологией народов и религиоведением, изучение которых обещает ценнейшие результаты. Вам будет понятно, почему на почве психоанализа вырос журнал Imago, основанный в 1912 г. под редакцией Ганса Сакса и Отто Ранка, поставивший себе исключительную задачу поддерживать эти отношения. Во всех этих отношениях психоанализ сначала больше давал, чем получал. Хотя и он извлекает выгоду из того, что его своеобразные результаты подтверждаются в других областях и тем самым становятся более достоверными, но в целом именно психоанализ предложил те технические приемы и подходы, применение которых оказалось плодотворным в этих других областях. 47 Душевная жизнь отдельного человеческого существа дает при психоаналитическом исследовании сведения, с помощью которых мы можем разрешить или, по крайней мере, правильно осветить некоторые тайны из жизни человеческих масс.

47 Фрейд ошибочно утверждает, будто психоанализ впервые проложил мост между психологическим исследованием, с одной стороны, и исследованиями культуры — с другой. Программа разработки «психологии народов» (культурно исторической психологии) возникла задолго до Фрейда, в 60 х гг. прошлого века (Штейнталь, Лазарус и др.). В дальнейшем, в начале XX в., эту программу стремился реализовать В. Вундт в своей десятитомной «Психологии народов». За несколько лет до Вундта другой немецкий философ — В. Дильтей выступил с работой, в которой обосновывал необходимость наряду с естественнонаучной («объяснительной») психологией развивать культурно историческую («описательную»), которая своим предметом имеет включенность духовной жизни личности в континуум культурно смысловых связей.

47 Указанным концепциям был присущ психологизм — выведение социально исторических явлений и продуктов из процессов и механизмов индивидуального сознания. Подмена общественных закономерностей динамикой бессознательных влечений является типичной особенностью психоанализа. За предложением Фрейда распространить понятия в объяснительные принципы психоанализа на науки о культуре скрывались неверные методологические установки, воспринятые в дальнейшем рядом исследователей культуры на Западе.

47 Вместе с тем, указав на своеобразие семейно брачных отношений в различных культурах, Фрейд побудил этнографов заняться их специальным изучением.

Впрочем, я вам еще не сказал, при каких обстоятельствах мы можем глубже всего заглянуть в тот предполагаемый «основной язык», из какой области узнать о нем больше всего. Пока вы этого не знаете, вы не можете оценить всего значения предмета. Областью этой является невротика, материалом — симптомы и другие невротические проявления, для объяснения и лечения которых и был создан психоанализ.

Рассматривая вопрос с четвертой точки зрения, мы опять возвращаемся к началу и направляемся по намеченному пути. Мы сказали, что даже если бы цензуры сновидения не было, нам все равно было бы нелегко понять сновидение, потому что перед нами встала бы задача перевести язык символов на язык нашего мышления в состоянии бодрствования. Таким образом, символика является вторым и независимым фактором искажения сновидения наряду с цензурой. Напрашивается предположение, что цензуре удобно пользоваться символикой, так как она тоже стремится к той же цели — сделать сновидение странным и непонятным.

Скоро станет ясно, не натолкнемся ли мы при дальнейшем изучении сновидения на новый фактор, способствующий искажению сновидения. Я не хотел бы оставлять тему символики сновидения, не коснувшись еще раз того загадочного обстоятельства, что она может встретить весьма энергичное сопротивление образованных людей, тогда как распространение символики в мифах, религии, искусстве и языке совершенно несомненно. Уж не определяется ли это вновь отношением к сексуальности?

Источник

Adblock
detector